26.01.2017, 10:41
Достойные наследники «Катюши»
Достойные наследники «Катюши»Международная военная политика
В 2016 году гособоронзаказ выполнен, по словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, примерно на 98%. Это самый высокий показатель за последние 25 лет. Среди предприятий, в полном объеме поставивших Российской армии оружие, и научно-производственное объединение «Сплав». С его генеральным директором Владимиром Лепиным побеседовал военный обозреватель «КП» Виктор Баранец.

— Владимир Николаевич, уже давно известно, что «Сплав» – это крупная, можно сказать, даже знаковая фигура в большой семье российских оборонщиков. Громкие имена реактивных систем залпового огня «Град», «Смерч», «Ураган» и других известны всему миру не меньше, чем автоматы Калашникова. Но прежде чем мы перейдем к разговору о гособоронзаказе-2016, хотя бы коротенько напомните нашим читателям о родословной «Сплава».

— В 1945 году было принято решение о создании в Туле научно-исследовательского института по разработке гильз для артиллерии… Война ведь вскрыла и проблемы с гильзами. Вот с того времени и до сих пор мы занимаемся этим вопросом. Именно технологии производства артиллерийских гильз сделали возможной в 50-х годах прошлого века победу в конкурсе на разработку РСЗО «Град». Знаете, что оказалось самым сложным в ракете, что не смог сделать никто, кроме нас? Корпус ракеты, представляющий собой прочную, тонкостенную сложной формы трубу, изготовить которую можно было именно по гильзовой технологии. Так в 1963 году появился наш первенец и наследник «Катюши» – реактивная система залпового огня «Град». Мы его на тот момент сделали в калибре 122 мм. Сейчас он усовершенствован, и уже новые системы приняты на вооружение…

— А стволов сколько было в вашем первом «Граде»?

— Сорок.

— В 1963 году вы создали «Град». А за ним что последовало?

— За «Градом» появилась РСЗО «Ураган». Это калибр уже посерьезнее – 220 мм, затем 300 мм «Смерч»… В результате мы имеем такую триаду: «Град», «Ураган» и «Смерч».

— А каким самым «свеженьким» оружием может похвалиться «Сплав»?

— Это новый комплекс «Торнадо-Г». Он принят на вооружение совсем недавно – в 2014 году. И призван постепенно заменить в войсках РСЗО «Град». А в 2016 году принята еще одна бикалиберная система «Ураган-1М».

— И чем же эта система отличается от своих «собратьев»?

— Это первый комплекс, который предусматривает пакетное заряжание. На одной платформе можно использовать снаряды калибров 220 мм или 300 мм и вести стрельбу не только новыми снарядами, но и всеми типами снарядов РСЗО «Смерч» и «Ураган».

— Сегодняшний «Сплав» – это что такое? Хотя бы в общих чертах...

— Само НПО «Сплав» находится в Туле. Есть филиал в Челябинске. У нас достаточно мощный научный потенциал. На предприятии работают один академик и три член-корреспондента РАРАН , 11 докторов наук, 34 кандидата.

— Сколько людей трудится сегодня на «Сплаве»? Это не секрет?

— Более четырех тысяч. Это только на «Сплаве», не считая предприятий холдинга.

— Кто еще входит в ваш холдинг?

— Пермское предприятие «Мотовилихинские заводы», Завод искусственного волокна в Новосибирске и Брянский химический завод. В этом году вместе с военно-промышленной комиссией – по инициативе Сергея Викторовича Чемезова была создана межведомственная рабочая группа по проблемным вопросам разработки и производства систем залпового огня. Возглавил ее зампредседателя коллегии ВПК Олег Иванович Бочкарев. В эту группу вошли руководители всех предприятий России, имеющих отношение к разработке и производству реактивных систем залпового огня, а также представители Министерства обороны и Минпромторга.

— Владимир Николаевич, вот недавно украинцы показали по телевидению какую-то новую экзотичную систему залпового огня и распиарили ее на весь мир. Вы видели тот ролик? 

— Видел. Тот ролик вызвал у меня улыбку. Как можно в неуправляемой системе залпового огня (а был продемонстрирован обычный «Смерч») «улучшить кучность в разы и попасть по отдельно стоящему зданию»? Улучшить кучность, конечно, можно, но не в разы. Да и РСЗО с неуправляемыми снарядами призваны поражать площадные цели, а не одиночные.

— Известно, что после указа президента Украины военно-техническое сотрудничество с Россией было полностью разорвано. У вашего «Сплава» после этого были проблемы?

— Для «Смерча» часть комплектующих делалась на Украине. В России не было производства профилированных труб для пусковых установок РСЗО. Их закупали на Украине и дорабатывали на ПАО «Мотовилихинские заводы». В 2016 году президент России поставил задачу полностью перейти на российские комплектующие. Задача выполнена.

— А кто в мире стоит рядом с нами по РСЗО?

— В первую очередь, американцы. Израиль имеет достаточно хорошую школу, и они широко представлены на рынке. Китай в этом направлении начал активно продвигаться. Они ведут в этом плане такую, я бы сказал, экстенсивную политику, даже с нашими братьями-белорусами. Совсем недавно ими была продемонстрирована на территории Белоруссии система залпового огня «Полонез». Но на сегодняшний день мы уж точно не отстаем, а по ряду показателей стоим на шаг впереди.

— А у «Полонеза» все-таки родословная связана с русскими корнями?

— Все системы залпового огня имеют наши корни.

— А какие заделы есть у «Сплава»?

— Нам есть что сегодня предложить Министерству обороны – это система «Торнадо-Г», «Торнадо-С», «Ураган-1М». Разработки новые, и они сразу отразились в гособоронзаказе. Последние два года, особенно 2016-й, для нас показательны, мы увеличили объем производства более чем в два раза.

— Вот вы сейчас можете сказать, сколько Российская армия взяла вашей продукции в 2016 году?

— На сегодняшний день примерно половина заказов приходится на Российскую армию, а половину продукции мы продаем по линии ВТС.

— Какие страны больше всего берут наш «товар»?

— «Рособоронэкспорт» за последние годы достаточно серьезно наращивает объемы продаж нашей продукции. Сегодня мы плотно работаем с арабским миром. Это страны Востока, Индия… Вот, скажем, «Град» за годы его существования – с 1963 года – поставлен в 64 страны мира.

— Мы можем говорить, что «Сплав» выполнил полностью гособоронзаказ-2016?

— Мы выполнили все досрочно.

— За счет чего это удалось?

— В 2015 году, когда мы подписывали контракты, то понимали, что самим справиться будет сложно. Поэтому было принято решение развивать кооперацию, в том числе старую, советскую кооперацию наших предприятий. Мы ее развиваем и заказы размещаем на предприятиях промышленности. Одни занимаются корпусно-технической частью, другие – производством топлива, третьи предприятия занимаются вопросами производства головных частей, электронных блоков и т.д. И это дало результат. Заказ был выполнен в полном объеме. На 2017 год мы загружены полностью, на 100%.

— В послании Федеральному собранию президент России сказал, что оборонке надо и гражданской продукцией заниматься…

— Да, для нас этот вопрос актуален. Мы продвинулись очень неплохо в разработке медицинского оборудования. 8 сентября 2016 года президент России Владимир Путин приезжал к нам на «Сплав», проводил совещание как раз по вопросу, как задействовать оборонно-промышленный комплекс в производстве медицинской техники. Мы продемонстрировали то, что уже сделано в этом направлении, в частности, комплекс «Ангел»…

— Его основное назначение?

— Уникальный прибор, который объединяет в себе возможности диагностики и лечения неотложных состояний. Комплекс способен поставить диагноз, пошагово оказывать помощь, наблюдать за больным 24 часа в сутки и своевременно менять тактику лечения. Это очень важно, например, в чрезвычайных ситуациях. Или для отдаленных районов, для которых, собственно, этот комплекс и предназначен.

— У вас база есть для этого?

— Мы создали производство. Выпущены образцы продукции. В соответствии с поручениями, которые вышли после визита президента, мы достаточно плотно начали работать с Министерством здравоохранения. Сегодня мы заключили соглашения со многими регионами, которые готовы приобрести у нас образцы для апробации. Интерес к «Ангелу» проявило и Министерство чрезвычайных ситуаций. Уже начато изготовление первых партий продукции.

— Как смотрит «Сплав» в завтрашний день?

— В 2016 году мы перешли из разряда предприятий с опытным производством к серийному. Мы ведем модернизацию по нескольким направлениям. Первое – создание производств под наши новые изделия в соответствии с федеральной государственной программой. К примеру, под авиационные ракеты. Мы уже готовы их делать. У нас очень серьезное направление по военно-морскому флоту. Мы сегодня трудимся совместно с КАМАЗом над новыми шасси вместо белорусских.

— Владимир Николаевич, в вашем кабинете бывают разговоры: вот нам бы дальность увеличить, нам бы и точность увеличить…

— Да мы не только говорим, но и делаем это… Я вам даже примеры приведу. Вот сегодня нас зарубежные партнеры попросили, и мы сделали, например, реактивный снаряд в калибре 122 мм, увеличив дальность с 20 до 40 километров, без увеличения габаритов снаряда. Это в два раза! Из «Смерча» мы стреляем сегодня не на 70, а на 90 километров.

— А «Торнадо-С»?

— Это действительно грандиозная работа. Государственные испытания завершены с положительным результатом, мы закончили выполнение опытно-конструкторской работы в целом. Если говорить о знаковости этой работы, то я, наверное, не ошибусь, и, думаю, коллеги на «Сплаве» меня поддержат, что она сродни созданию «Града». Это новая эра в нашей отрасли.
Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.