25.02.2015, 03:15
Дополнительные миротворцы в Донбассе не нужны
Дополнительные миротворцы в Донбассе не нужныМеждународная военная политика
Киев продолжает призывать в Донбасс миротворцев, несмотря на не особенно активную реакцию Европы на эту инициативу. Об этом заявил во вторник, 24 февраля, представитель министерства иностранных дел Украины Евгений Перебийнис. «Окончательный формат и мандат этой миссии будет утверждать Совет Безопасности ООН. Мы надеемся на то, что нам удастся достичь договоренностей, в том числе рассчитываем и на голос РФ, апеллируя к тому, что это является реальным шагом по достижению устойчивого мира в Донбассе», – сказал Перебийнис.

Напомним, что в минувшую среду президент Украины Петр Порошенко предложил СНБО обсудить введение в страну миротворцев. В ответ СНБО Украины принял решение по обращению в ООН и ЕС относительно развертывания на Украине полицейской миссии.

Россия уже выступила против направления миротворцев на Восток Украины. «Конечно, минские договоренности не предусматривают такой меры, – заявил ранее спикер Госдумы Сергей Нарышкин. – На мой взгляд, это может быть таким элементом эрозии минских договоренностей. Поэтому я не соглашусь с этим», – заявил он.

Приглашение миротворческих сил подрывает недавние минские договоренности, считает и постпред России при ООН Виталий Чуркин: «Согласно этим договоренностям, в Донецкой и Луганской республиках будут создаваться свои милиции. Наблюдение за районом разъединения будет проводить ОБСЕ, – напомнил он. – Если тут же выдвигаются какие-то другие схемы, то возникает вопрос о том, собираются выполнять минские договоренности или нет». По мнению Чуркина, «надо разводить вооружение и не заниматься выдвижением новых инициатив».

Даже хороший друг официального Киева, министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына поставил под сомнение перспективу отправки миротворцев в Донбасс. «Не вижу здесь никакой возможности (отправки миротворцев) на уровне европейском», – заявил он 23 февраля в эфире польской радиостанции RMF FM, передает РИА «Новости».

О том, насколько перспективна идея введения миротворцев на территорию Украины, мы поговорили с президентом Межрегиональной общественной организации ветеранов миротворческих миссий ООН, автором проекта Государственной концепции миротворчества Сергеем Лавровым.

— Какие правила для ввода миротворцев используются в мировой практике и в чем особенности ситуации на Юго-Востоке Украины?

Сергей Лавров: Помимо внешних факторов, существует ряд сложностей внутриполитического характера. Согласно украинскому законодательству, а именно статье 85 Конституции Украины, решение о допуске иностранных военных на территорию страны принимается Верховной радой. Желания президента Порошенко в данном вопросе недостаточно.

Более того, для введения миротворцев на территорию Украины необходим режим чрезвычайного положения. Данный режим дает неограниченные возможности представителям силовых ведомств Украины и резко ограничивает граждан в правах. Режим ЧП предусматривает использование армии, комендантский час, особый режим въезда и выезда из городов, ограниченный режим передвижения по территории, а также запрет на массовые акции. Без режима ЧП и всех перечисленных пунктов проведение миротворческой деятельности практически невозможно. То есть если Украина хочет ввода миротворцев, то для начала она должна разобраться внутри себя и подготовиться к этому.

Уже после этого Киев в соответствии с процедурой может обращаться к СБ ООН. Это очень длительный процесс. В рамках ООН он может занимать около шести месяцев, не меньше. Сначала принимается решение, потом выделяются средства, затем подбирается контингент. Далее они должны быть расквартированы и обеспечены техникой – это также делается не быстро.

— Как вы оцениваете перспективы введения миротворческой миссии на Украине, с которой выступил президент Порошенко?

- Порошенко хочет ввести миротворцев ЕС, но с мандатом ООН. И он хочет, чтобы миротворцы были размещены на границе России и ДНР, ЛНР. Это совершенно другой вопрос. Эта инициатива не приветствуется ни на Западе, ни в России. Перспектив для выполнения подобного плана Порошенко очень мало. Дело в том, что наблюдатели ОБСЕ уже присутствуют на Юго-Востоке Украины. Дополнительные миротворцы в этом регионе не нужны.

— Какие модели миротворческой деятельности применяются в международной практике?

- Существуют две модели миротворческой деятельности. Первая модель – классическая – осуществляется под эгидой ООН. Вторая проходит в рамках региональных организаций, например ОБСЕ, ОДКБ или Африканского союза. Если говорить о первой схеме, то ее официальной целью является «поддержание мира». Она проводится тогда, когда военные действия уже окончательно завершились, а обе стороны полностью согласны на введение миротворческого контингента. Здесь необходимо отметить, что внутри ООН нет никаких миротворческих сил или военных формирований. Когда Совет Безопасности ООН принимает решение об учреждении миссии, в этот же момент он определяет ее мандат. Вдобавок СБ ООН определяет национальный состав контингента, то есть страны, которые делегируют своих военнослужащих для осуществления миротворческой деятельности.

— А вторая модель?

- Вторая модель проходит в рамках региональных организаций. Ее форматы и правила определяются внутренними документами той или иной организации. Дело в том, что не существует единого определения миротворческой миссии. Его нет даже в ООН. Однако у международного сообщества есть понимание данного явления – это объединенные усилия мирового сообщества по стабилизации обстановки и установлению мира в определенном регионе. Происходить это может либо по первой модели, либо по второй, других вариантов не существует. В случае с Украиной у международного сообщества нет единого мнения по поводу форматов введения там миротворческой миссии. Как будет реагировать СБ ООН? Без их решения никакой миротворческой миссии не может быть в принципе.

— Как происходит процесс разведения воюющих сторон при введении миротворческой миссии?

- Технически контингент занимает позицию между воюющими сторонами и следит за выполнением условий перемирия. Это может затянуться на длительное время. Например, миссия ОНВУМ, в которой я принимал участие, была создана в 1948 году, а существует до сих пор. Еще раз повторяю, это очень важно: миротворческий контингент вводится уже после того, как военные действия были окончательно прекращены.

— Каким образом миротворцы, оказавшиеся в конфликтной зоне, обеспечивают собственную безопасность?

- Смотря какие миротворцы. Если речь идет о «голубых беретах», то они абсолютно безоружны. Они выезжают на патрулирование на машинах с флагом ООН. Их основная задача – нести флаг ООН и обозначать присутствие этой организации. Они защищены только авторитетом ООН. Я сам был «голубым беретом» и прекрасно понимаю, каково это.

Что касается «голубых касок», то они хорошо вооружены и имеют право применять оружие в двух случаях: для обеспечения безопасности мирных жителей и в целях собственной обороны. Если миротворцы действуют под эгидой ООН, то они подчиняются уставу ООН. Есть понятия международного гуманитарного права, в рамках которого осуществляется миротворческая миссия. Если миссия работает в рамках региональной организации, то ее действия регламентированы документами той или иной региональной структуры. Это очень скользкий вопрос.


Справка

Сергей Лавров родился 6 ноября 1949 года в Москве. После окончания школы поступил в Военный институт иностранных языков на факультет западных языков, где изучал английский и сербохорватский языки. После этого дважды участвовал в миротворческих миссиях ООН. Лавров был военным наблюдателем ООН в рамках ОНВУП (Организация по наблюдению за соблюдением выполнения условий перемирия) в столице Сирии в 1980–1982 годах и в 1986–1988 годах в Египте. ОНВУП была создана в 1948 году в рамках ООН и является первой в истории миротворческой миссией. Советские военные впервые приняли участие в миротворческой деятельности в 1973 году в рамках именно этой миссии. Свою службу в качестве миротворца Сергей Лавров проводил без оружия, так как являлся военным дипломатом-наблюдателем, то есть «голубым беретом».

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.