05.11.2014, 21:06
День ПВО в Арктике
День ПВО в АрктикеМеждународная военная политика
На чем основана уверенность Минобороны, будто страна «надежно защищена со всех ракетоопасных?

Нынешний 2014 год в России объявлен годом культуры. Но это в стране в целом. А в Министерстве обороны РФ, судя по всему, 2014-й - это год противовоздушной обороны. Его итогом стала сенсация. По словам заместителя министра обороны РФ Юрия Борисова, сегодня наша страна «надежно защищена со всех ракетоопасных направлений». Если это правда - ничем подобным мы не могли похвастаться, по крайней мере, последнюю четверть века. И тогда это серьезнейшее достижение нашего оборонного ведомства. Особенно с учетом того обстоятельства, что все современные войны начинаются (а иногда и победоносно завершаются) одной лишь воздушно-космической операцией. Пусть даже растянутой на недели или месяцы.

Воздушно-космическая операция - это когда внезапно на военные и промышленные объекты, пункты управления, мосты, плотины, аэродромы, железнодорожные станции, порты, крупнейшие фабрики и заводы обрушиваются тысячи единиц высокоточного оружия. Не обязательно в ядерном – в обычном снаряжении. Но способных попасть не только, допустим, в какой-нибудь корпус заводоуправления, а через окно - в графин на столе директорского кабинета. Если даже силами ПВО удается сбить половину этой хищной стаи, оставшиеся средства воздушного нападения все равно могут мгновенно погрузить почти любую страну в мрак, холод и голод. И в считанные часы лишить ее любой возможности вести любую войну, кроме партизанской.

Как это происходит на практике, весь мир видел на примере Югославии, Ирака, Ливии. И если замминистра обороны Борисов не выдает желаемое за действительное, теперь Россия в числе тех немногих государств, против которых даже планировать воздушно-космическую операцию не имеет смысла. Вот только не лукавит ли Борисов? Каким образом за считанные годы произошло столь волшебное укрепление российских воздушных границ? От очевидных каждому еще недавно сплошных «черных дыр» до прямо-таки железобетонной крепости?

Послушаем дальше замминистра. «Сегодня у нас практически нет незащищенных территорий. Сейчас мы имеет сплошное информационное поле», - доложил он. Высокопоставленный чиновник Минобороны не стал расшифровывать этот тезис, но и без того понятно, что он имеет в виду. Постепенно дают отдачу те гигантские усилия, которые в последние два-три года Россия предпринимает для восстановления военной инфраструктуры войск ПВО. Прежде всего - в Арктике. Ведь именно арктическое побережье с 1993 года и было самой большой нашей «черной дырой», сквозь которую в страну мог незамеченным пролететь кто угодно и на чем угодно.

Это в советские годы за Полярным кругом мы имели такое радиолокационное поле – мышь не проскочит. И тогда, и сегодня Северное стратегическое воздушно-космическое направление считалось основным среди выводящих авиацию вероятного противника к промышленным и административным центрам страны. Поэтому, скажем, только Западный сектор нашей Арктики прикрывали пять батальонов и шестнадцать радиотехнических рот (роты РТВ) 4-й дивизии противовоздушной обороны (Новая земля, Белушья губа). Не считая бесчисленных зенитно-ракетных комплексов и истребителей-перехватчиков.

Передовые радиолокационные станции дивизии были разбросаны по навечно вмерзшим во льды островам и мысам столь отдаленным, что и вертолеты с самолетами туда летали не всякую неделю. Остров Греэм-Белл (архипелаг Земля Франца-Иосифа), Нагурское (на северной оконечности острова Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа), остров Белый в Карском море, Марессале (полуостров Ямал), Усть-Кара (Ненецкий автономный округ). Это был первый рубеж радиолокационного прикрытия. Второй рубеж – роты РТВ на мысе Желания (Новая Земля), в Русской Гавани (Новая Земля), на мысе Николая (Архангельская область).

Был еще и третий рубеж. Его обеспечивали части и подразделения 10-й отдельной армии ПВО, развернутые на материковой части арктического побережья СССР. Проскочить сквозь это всевидящее электронное сито незамеченным не мог никто. Но лишь до 1992 года. Тогда кто-то шибко умный в Москве посчитал, что стране не по карману заполярные гарнизоны в этих диких краях. А зачем, если в чести оказалось «новое мЫшление» и прекраснодушные «общечеловеческие ценности»?

С 1 января 1993-го по директиве Генштаба наши войска ПВО без боя оставили Греэм-Белл, Нагурское, мыс Желания, Русскую Гавань и мыс Николая. Потом отступление продолжилось и скоро превратилось в паническое бегство из Арктики. Бросали все – станции, пункты управления, дома, казармы, столовые. Страна за Полярным кругом на десятилетия добровольно ослепла. Или ее намеренно ослепили.

Что изменилось сегодня? А сегодня мы тратим огромные деньги, чтобы восстановить сплошное информационное поле и вернуть войска ПВО и истребительную авиацию в те края. 6 миллиардов рублей выделено Спецстрою только на восстановление радиолокационных станций и пунктов наведения на островах архипелагов Северная Земля, Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. Кое-что уже сделано. С начала октября подразделения ПВО заступили на опытно-боевое дежурство на островах Врангеля, Котельный и на мысе Отто Шмидта.

Всего на арктическом побережье нынче практически заново возводятся 10 позиций для станций обнаружения воздушных целей. Это, конечно, существенно меньше, чем было до погрома противовоздушной обороны в этих краях в 1993 году. Ну, так и технический прогресс не стоит на месте. Даже в России.

Большие надежды в этом смысле российские пвошники возлагают на недавно созданный НПО «ЛЭМЗ» трассовый радиолокационный комплекс двойного назначения (ТРЛК ДН) «Сопка-2», предназначенный для разведки и контроля воздушного пространства. Эти умные машины в состоянии в течение 15 лет в автоматическом режиме вести круглосуточный контроль за небом на дистанции до 400 километров и высотах до 30 километров.

Еще дальше видят только начавшие поступать в войска ПВО радиолокационные комплексы «Небо-МЕ», способные обнаруживать любые воздушные объекты на дальностях и высотах более 1000 километров. Десять таких РЛС встанут на позиции в этом году. А первая «Сопка-2» с лета несет боевое дежурство на острове Котельный.

Так что очень может быть, что все старые советские гарнизоны за Полярным кругом восстанавливать и ни к чему – теперь справимся и меньшими силами. И все же есть подозрения, что заместитель министра обороны Борисов с победным рапортом поторопился. Даже по плану обустройство позиций новых станций ПВО в Арктике Спецстрой должен завершить лишь в конце 2015 года. А как выполняются в России планы, знает каждый. Чтобы военным освоить новую технику и обжиться в тех негостеприимных местах, тоже требуется время. Поэтому вряд ли новая система уже заработала настолько эффективно, чтобы рапортовать, будто страна «надежно защищена со всех ракетоопасных направлений».

Кроме того, есть сомнения и более серьезного свойства. Ну, допустим, через год-два мы сможем своевременно обнаружить атакующие нас с северного направления боевые самолеты или крылатые ракеты. Дальше-то что? По логике – дальше нужно их сбивать. А чем? О том, чтобы ставить за Полярным кругом новые зенитно-ракетные полки из Министерства обороны и Генштаба ничего не слышно.

Истребители? Да, для них, а также для подскока стратегических бомбардировщиков на Крайнем Севере воссоздаются 13 аэродромов. Однако, судя по всему, для постоянного базирования в Арктике перехватчиков подготовлен только один – в поселке Рогачево на Новой Земле. В советские годы там стоял 63-й гвардейский истребительный авиаполк, оснащенный истребителями Су-27. Теперь, как объявили в Минобороны, на Новой Земле будут стоять МиГ-31. А сколько – полк или эскадрилья? – это, наверное, пока военная тайна.

Только ни полк, ни эскадрилья даже самых раззамечательных МиГов все 22,5 тысячи километров арктического побережья России прикрыть не в состоянии. В угрожаемый период перебросить подкрепления в виде новых авиационных истребительных полков на остальные 12 аэродромов? Это - если успеем.

Ну, то есть врага-то мы к тому времени, скорее всего, обнаружим вовремя. А что дальше будем делать - большой вопрос. И где же тут надежная защита «со всех ракетоопасных направлений», товарищ Борисов?

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.