08.10.2015, 10:08
Демарш турецкого президента
Демарш турецкого президентаМеждународная военная политика
Анкара ищет предлог для ссоры с Москвой.

Во вторник, 6 октября, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил, что Москва может «потерять такого друга», как Анкара. Неудовольствие турецкого лидера вызвал инцидент с вторжением российского самолета (двух, по версии НАТО) в турецкое воздушное пространство. В итоге Эрдоган дал понять, что действия России могут быть расценены как нападение на его страну, а это равноценно нападению на весь Североатлантический альянс.

Скандал разыгрывался как по нотам. В НАТО полностью поддержали позицию Турции. Генсек альянса Йенс Столтенберг назвал «оба нарушения» воздушного пространства «неприемлемыми» и «опасными». А глава Пентагона Эштон Картер заявил о «безответственном» и «непрофессиональном» поведении российских ВС.

Напомним, из-за чего разгорелся сыр-бор. По версии НАТО, в минувшие выходные турецкое воздушное пространство нарушили два российских самолета — Су-30 и Су-24, соответственно 3 и 4 октября. В Москве признали лишь эпизод с Су-30. Подтвердив факт случайного нарушения — наш истребитель пробыл в турецком небе лишь несколько секунд, — официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков призвал не искать «конспирологических причин» в ситуации, которая является следствием плохих погодных условий. Но на Западе этого объяснения не услышали.

Тема полетов российской авиации в Турции станет предметом обсуждения на встрече глав Минобороны НАТО, которая открывается 8 октября в Брюсселе. На ней также будет обсуждаться озабоченность членов альянса «наращиванием присутствия российских военных» в Сирии.

Москва уже расценила реакцию НАТО как часть «информационной войны Запада против России». Постпред России при НАТО Александр Грушко заявил, что «инцидент в воздушном пространстве Турции был использован для того, чтобы включить НАТО» в эту войну.

Инцидент может серьезно охладить отношения России и Турции. Впрочем, крупные совместные российско-турецкие проекты в последнее время и без дипломатических осложнений постепенно сворачивались. Сначала Анкара отказалась от строительства совместно с «Газпромом» газопровода South Stream, потом от строительства его сокращенной версии «Турецкий поток», а затем и вовсе свела сотрудничество к согласованию одной «нитки» мощностью 16 млрд кубометров в год. На год — до 2020 года — был сдвинут и срок ввода первой в стране АЭС «Аккую», которую строит Россия. Турки объяснили проволочку «техническими сложностями».

Понятно, что всерьез ссорится с Москвой Анкаре вроде бы не с руки: турецкие компании поставляют на российский рынок сельхозпродукцию, инвестируют в торгово-розничные сети и строительный бизнес. Однако, видимо, разногласия по сирийскому конфликту — Анкара выступает за смещение президента Башара Асада, которого поддерживает Москва — являются столь серьезным раздражителем для Турции, что прагматичные расчеты отступают на второй план.

Что стоит за нынешней непримиримой позицией Анкары, как будут развиваться российско-турецкие отношения?

— Была ли Анкара для нас другом — большой вопрос, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Да, Эрдогана называл другом российский президент Владимир Путин. Но лично я всегда считал подобные заявления дипломатической вежливостью — и только.

На деле, у нас с Турцией всегда были сложные отношения, и они мало изменились. У нас серьезные противоречия в Закавказье — они связаны с политикой Турции в отношении Грузии, Азербайджана, Армении, что создает нам серьезные проблемы. А в последние время обнаружились противоречия и на Ближнем Востоке — из-за политики Турции в отношении Сирии.

Проблема в том, что турецкие власти перешли к политике неоосманизма — воссоздания центра влияния на базе тюркских этнических контактов. Анкара простирает свои амбиции на тюркские народы России, и шире — Центральной Азии. По сути, турки хотят создать экономическое сообщество в границах бывшей Османской империи.

Россия долгое время пыталась сгладить эти противоречия, втянуть Турцию в серьезные экономические контакты, и тем самым сбавить ее антироссийскую активность. Ведь, напомню, именно турки поддерживали в свое время сепаратистские настроения в Чечне, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, а турецкие исламисты дошли до Поволжья и Татарстана.

Наше руководство, вовлекая Турцию в экономическое сотрудничество, старалось этой — оборотной — стороны отношений не замечать. Но в итоге оказалось, что совместные проекты были не слишком выгодны для России.

Скажем, «Голубой поток» — газопровод между Россией и Турцией, проложенный по дну Черного моря — мы фактически построили за свой счет. Мы собирались за свой счет строить и «Турецкий поток», и АЭС «Аккую». Почему-то каждый раз выходило, что именно мы несли инвестиционные риски, а турки ничем особо не рисковали.

Почему так получалось?

— На мой взгляд, в нашей экономической элите образовалась группа влиятельных игроков, которые стали лоббировать интересы Турции, и фактически подрывать нашу геополитическую стратегию в Закавказье. А теперь и в Сирии — потому что турецкая политика в Сирии идет против российских интересов.

Цель Анкары состоит в разрыве шиитской «оси» Сирия-Иран, окружении и добивании Тегерана. Между тем, Иран — важнейший игрок в Закавказье и Персидском заливе, который противостоит экспансии Запада в регионе. И нам жизненно важно сохранить Иран в роли политического регионального центра.

Я считаю, доверять Турции никак нельзя. Экономические интересы для Анкары, конечно, важны, но геополитика и безопасность — куда важнее.

— С чем связаны нынешние придирки Турции?

— Думаю, и раньше наши военные самолеты, которые летают вблизи турецкой границы — например, в Армении, — могли случайно вторгаться в турецкое воздушное пространство. Но масштабных скандалов, да еще с привлечением НАТО, никто не раздувал. А сейчас — раздули, и только потому, что Анкара очень недовольна нашей политикой на сирийском направлении.

Фактически, мы срываем планы Турции, Израиля и США по окружению Ирана и разгрому Сирии. Турция рассчитывает, на мой взгляд, оккупировать часть сирийской территории в районе Алеппо, а сирийских курдов поставить под свой контроль. Анкара боится, что если в Сирии курды получат автономию, того же потребуют курды на турецкой территории.

По сути, Турция сейчас пытается ограничить действия нашей авиации. Особенно, подчеркну, в районе Алеппо, где активно летают турецкие самолеты, которые, видимо, оказывают поддержку сирийским повстанцам. В том числе — боевикам «Исламского государства». Напомню, именно на турецкой территории базируются некоторые тренировочные лагеря ИГИЛ, которые может «засечь» российская авиация.

Турция, кроме того, хочет максимально вовлечь в сирийский конфликт НАТО и ЕС, в идеале — добиться новых санкций в отношении РФ со стороны Европы.

— Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация?

— Думаю, пора заявить Анкаре, что ее деятельность в Сирии наносит ущерб российским интересам, и что друзья так себя не ведут. По сути, Турция сама довела ситуацию в регионе до ее нынешнего состояния, так что ей нечего жаловаться на действия российской авиации…

— Я слежу за турецкими новостными телеканалами, и бросается в глаза, что подогреть антироссийские настроения не удается, — отмечает директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Турки, из числа представителей так называемого «мыслящего класса», задают Эрдогану контрвопросы. Почему турецкий президент не смог ничего сделать, когда Путин договаривался по сирийскому вопросу с Бараком Обамой? Что будет, если Путин «начнет вести себя по отношению к Турции, как в свое время к Украине» в поставках газа, ведь 60% энергообеспечения Турции осуществляется за счет российских ресурсов?

Анкара пытается сейчас максимально вовлечь в сирийский конфликт НАТО, используя инцидент с российским самолетом. Но, думаю, эти попытки напрасны. Просто потому, что Россия ведет себя чрезвычайно цивилизованно.

Прежде всего, мы признали, что Су-30 действительно нарушил на несколько секунд турецкое воздушное пространство и принесли извинения. Кроме того, Минобороны РФ предложило военному атташе Турции создать совместную консультативную комиссию — по сути, вместе находиться на командном пункте и руководить вылетами.

Мы продолжаем вести с турками переговоры и по «Турецкому потоку», хотя еще неизвестно, удержится ли Эрдоган у власти, и каким будет новое правительство.

Все это выставляет Турцию в невыгодном свете. Москва демонстрирует, что не намерена идти на разрыв, да и турецкая бизнес-элита прекрасно понимает, что РФ решает в Сирии, прежде всего, проблемы национальной безопасности на дальних подступах. Это значит, ситуация для Анкары тупиковая. Думаю, новое турецкое правительство будет менять и внешнеполитическую доктрину, и свое восприятие событий на Ближнем Востоке…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.12.2017
Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Государственную Думу соглашение с Сирией о преобразовании 720-го пункта материально-технического снабжения (ПМТО) ВМФ в сирийском порту Тартус в полноценную военно-морскую базу. Первую для наших моряков за рубежами страны. К тому же расположенную в одном из самых чувствительных для Москвы регионов мира — восточном Средиземноморье, откуда, как давно подсчитано, кораблям 6-го флота ВМС США очень просто держать под угрозой обстрела высокоточными ракетами «Томагавк» практически всю европейскую часть РФ.
Мировой ВПК  14.12.2017
В Багдаде состоялся военный парад, посвященный победе над террористами группировки ИГИЛ. В едином строю прошла российская и американская бронетехника, принимавшая участие в боевых действиях. Тяжелый огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек» и танки Т-72М1, а также бронемашины «Хамви» и танки «Абрамс». Что интересно, сами иракцы окрестили «Солнцепек» оружием победы.
Мировой ВПК  12.12.2017
Новейший американский эсминец USS Michael Monsoor типа Zumwalt вышел из строя во время испытаний и был вынужден вернуться в верфи. Как говорится в заявлении ВМС США, через день после выхода в море у суперэсминца-невидимки стоимостью 4,4 миллиарда долларов отказали фильтры гармоник, защищающие чувствительное электрооборудование от нежелательных колебаний мощности.
Геополитика  12.12.2017
Родившаяся в недрах интернета шутка, что Россия отправит на Олимпиаду под национальным флагом сборную ВДВ, Краповых беретов и спецназа ГРУ, оказались близка к истине. Российские и китайские военные действительно будут внимательно следить за происходящим не только в Пхёнчхане, но и на всем Корейском полуострове, где помимо Олимпиады, США затеяли провести крупнейшие военные учения совместно с Южной Кореей. Целью учений открыто называется «оказание давления на Северную Корею с использованием превосходящей военной силы»
Конфликты  14.12.2017
Несмотря на то, что Владимир Путин лично прибыл в Сирию и там заявил о выводе российского военного контингента, далеко не все ему поверили. Представитель Министерства обороны Соединенных Штатов Америки заявил, что есть большие сомнения по поводу заявления Путина, во всяком случае, пока никаких серьезных попыток вернуть на родину хотя бы даже часть военных американцы не зафиксировали. Кроме того, мол, руководство РФ до этого делало подобные заявления, но так ничего и не произошло.
Конфликты  13.12.2017
23 ноября в небе над Сирией произошло знаковое событие не только с политической, но и с военной точки зрения. Столкнулись российская и американская концепции создания техники для воздушного боя. В этот день штурмовик Су-25 ВКС РФ наносил удары по позициям боевиков в районе Меядина. Внезапно в работу нашего самолета вмешался истребитель F-22 ВВС США.
Конфликты  11.12.2017
Российские войска уходят из Сирии. Об этом в Хмеймиме заявил президент Российской Федерации Владимир Путин. По его словам, задача контингента в Сирии выполнена и солдаты теперь могут возвращаются домой с победой. С этим не поспоришь. Целью нахождения войск в Сирии было уничтожение террористической группировки под названием Исламское государство. И этого удалось добиться за два года — именно столько РФ находилась в арабской республике. От ИГ не осталось почти ничего, хотя в первые месяцы российского присутствия боевики контролировали более трети территории Сирии.