23.03.2015, 19:42
Датская ПРО
Датская ПРОМеждународная военная политика
После того, как к давнему плану американцев создать европейскую ПРО задумали подключить Данию, российский посол в Копенгагене Михаил Ванин предупредил датских политиков и общественность, что, поскольку Москва воспринимает европейскую ПРО как угрозу, "в этом случае отношения с Россией будут осложнены".

"Не думаю, что датчане полностью осведомлены о последствиях присоединения к американской системе ПРО. Если это случится, датские военные корабли станут мишенью для российских ядерных ракет", — заявил посол копенгагенской газете Jyllands-Posten.

Демарш был достаточно жестким, формулировки были даже не вполне дипломатическими — деликатно обтекаемыми их никак не назовешь, — поэтому неудивительно, что реакция Дании на заявление посла была достаточно негативной. Глава МИД Дании Мартин Лидегор назвал демарш российского посла неприемлемым и указал: "Москва очень хорошо знает, что противоракетный щит НАТО направлен на оборону, а не против России". Глава парламентского комитета по международным делам Метте Герсков была солидарна с министром: "Система ПРО направлена против государств-изгоев и физических лиц, которые могут угрожать нам в случае приобретения ими современного оружия". То есть России бояться нечего, и угрозы посла выглядят по крайней мере странно.

В возникшем инциденте следует различать два момента: содержательный и формальный. То есть, с одной стороны, действительно ли американская система ПРО в Европе не представляет ни малейшей опасности для России, или все же представляет? С другой стороны, права ли была русская дипломатия, когда для отстаивания интересов России в данном вопросе избрала столь жесткие формулировки, и притом сделала это публично.

Что до вопросов содержательных, то есть довольно убедительное объяснение того, почему политическое руководство России вправе (а военное руководство даже обязано) рассматривать американскую ПРО в Европе как явную угрозу. Это объяснение было сделано еще восемь лет назад, в июле 2007 г. Егором Гайдаром, причем с тех пор никаких политических или технологических изменений, делающих тревогу напрасной, не произошло. Скорее наоборот.

Гайдар указывал: "Я говорил нескольким очень крупным американским деятелям, потому что я считаю этот вопрос одним из самых опасных за последние годы. Как все это смотрится из Москвы? Российские власти прекрасно знают, сколько стоит боеголовок на этих ракетах, российские власти прекрасно знают, что с 70-х годов, с тех пор, как были созданы системы "С-200" с нашей стороны и "Прайм-Геркулес" с американской, у них есть двойное полетное задание. То есть они одновременно являются ракетами, направленными против ракет и самолетов противника, и у них стоит параллельное задание "земля-земля", с конкретными целями. То есть понять, что если кто-то размещает ракеты в Польше (тогда речь шла о размещении систем ПРО в Польше. — М. С.), они имеют параллельные цели "земля-земля" в России – не трудно.

Ключевой вопрос в ядерном планировании, который я могу обсуждать – это подлетное время. Поверьте мне, что подлетное время тех ракет конкретных, которые, как мы знаем, собираются установить в Польше, оно будет намного меньше, чем то, которое было у советских ракет на Кубе и у Першингов-2".

Согласно Гайдару, у человека, который отвечает за безопасность своей страны, т. е. России, в случае размещения в опасной близости систем вооружения с крайне малым подлетным временем реакция будет однозначно предсказуемой. Гайдар не сказал, что в случае крайнего обострения отношений система ПРО станет приоритетной целью для российских ракет, но можно и самому догадаться. Логическая цепочка не очень длинная.

Попутно Гайдар высказался и касательно того успокоительного аргумента, что ПРО направлена не против России, а исключительно против стран-изгоев, под которыми обыкновенно разумеются Иран и КНДР. Северная Корея по своему географическому положению тут совсем не при чем. Что же касается Ирана, Гайдар заметил: "Все, кто понимает что-нибудь, понимают, что если вы хотите защищаться от Ирана, то вам надо иметь станции предупреждения в восточной Турции, в Азербайджане. Станции перехвата в западной Турции, в Италии, и на кораблях, дислоцированных на Черном море и на Средиземном море". Поскольку с 2007 г. место Ирана на глобусе не изменилось, это возражение против мест, где американцы собираются размещать свою ПРО, сохранило свою актуальность.

Рассуждения покойного Егора Гайдара тут актуальны по двум причинам. Во-первых, их нельзя назвать досужими мыслями отставной козы барабанщика. Этими мыслями Гайдар делился за океаном с людьми, принимающими решениями, и результат был довольно успешным. В декабре 2009 г. над гробом Егора Гайдара Анатолий Чубайс говорил о том, как решение властей США не строить очередной позиционный район противоракетной обороны в Европе было принято в том числе и благодаря Гайдару: "Единицы людей в мире знают, что решение американских властей о размещении в Польше ракет, а в Чехии радара, было отменено при уникальной роли Гайдара".

Во-вторых, можно отмахиваться от мнения генералов, милитаристов, носителей "военного психоза" etc. Но когда об опасности европейской ПРО говорил человек с прямо противоположной репутацией, убежденный либерал и западник, к его словам могут прислушаться и те, кто пропустил бы предостережения многозвездного генерала мимо ушей. Есть такие вопросы, которые объединяют людей, в других отношениях придерживающихся, может быть, весьма различных воззрений. И вопросы военно-стратегической безопасности России — одни из таких.

Другое дело, считать ли правильной тактику российской дипломатии, избранной в конкретном копенгагенском казусе. В 2007 г. упор был сделан скорее на непубличную дипломатию, в том числе и на привлечение не занимающих официальных постов, но тем не менее влиятельных людей по обе стороны океана. Народная дипломатия при всей своей внешней эффектности порой слишком разжигает страсти, тогда как дипломатия кулуарная может способствовать их охлаждению. А военно-стратегическими вопросами лучше заниматься на очень холодную голову.

Но сейчас не 2007 г., время изменилось, а возможности кулуарного маневрирования существенно сократились. Дипломатия поневоле стала грубей, что мы и наблюдаем.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.