24.06.2015, 19:00
«Цветная контрреволюция» поручена Генштабу
«Цветная контрреволюция» поручена ГенштабуМеждународная военная политика
Противостоять «мягкой силе» США научат российские генералы.

К предотвращению «цветных революций» решено привлечь даже Российскую армию. Как стало известно, разработка методических разработок в этой деликатной сфере поручена Военной академии Генерального штаба (ВАГШ). Там готовят комплексное исследование по заданию Минобороны РФ. Об этом 24 июня сообщил «Коммерсантъ».

Одной из целей работы станет определение наиболее значимых угроз безопасности РФ до 2020 года, выработка единых подходов к выявлению, предотвращению и противодействию технологиям «цветных революций», «мягкой силы» (бесконтактного воздействия на потенциального противника), ассиметричных действий и мер по укреплению политической системы России и политической культуры политиков, госслужащих, граждан и бизнеса. Конкретных указаний от руководства ведомства в Генштаб еще не поступало.

В работе планируется использовать опыт военных специалистов, разрабатывавших контртеррористические операции на Северном Кавказе, а также ученых из крупнейших гражданских вузов — РАНХиГС, РУДН, МГУ, МГИМО, Южного научного центра РАН.

В принципе, чего-то подобного следовало ожидать. Ведь еще 19 июня министр обороны России Сергей Шойгу, выступая на форуме «Армия-2015», заявил, что его ведомство планирует заказать научно-исследовательскую работу по изучению роли армии в обществе и феномена «цветных революций». Цель — не допустить повторения в России событий 1991 и 1993 годов, пояснил он.

— Кто-то говорит, что армия должна быть в стороне и не включена в политические процессы, кто-то говорит, наоборот. Мы такую работу будем заказывать, такие поручения будут даны, — отметил Шойгу, подчеркнув, что ведомству нужно не произведение на вольную тему, а глубокая научно-исследовательская работа.

Шойгу обратил внимание слушателей на то, что «у нас перед глазами до сих пор» разного рода «цветные революции», произошедшие в мире за последние годы. В качестве примера глава ведомства привел события на Украине и Ближнем Востоке.

Ранее научный совет при Совете безопасности РФ рекомендовал Совбезу меры по противодействию дестабилизации внутриполитической ситуации по сценарию «цветных революций». Среди них — пресечение сетевой активности и борьба с «формированием в обществе революционно-романтического стереотипа».

Нужно ли Военной академии Генерального штаба заниматься теорией противодействия «цветным революциям», которые, как известно, начинаются с сугубо гражданских демонстраций? Если да, то какое место в таком противодействии отводится армии, если общая численность российской полиции и внутренних войск РФ сопоставима с численностью наших Сухопутных войск?

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин сомневается в необходимости участия Минобороны в вопросах предотвращения «цветных революций».

— Как показала практика, «цветные революции» начинаются как гражданские и почти всегда — невооруженные. А подавлением таких волнений занимается полиция и внутренние войска. Если речь идет об информационных войнах, которые, безусловно, имеют огромное значение, то я тоже не очень понимаю место в них Вооруженных сил. Моя точка зрения такая: Минобороны не надо брать на себя решение не свойственных для военного ведомства задач. У нас существует огромное количество других органов, которые должны заниматься предотвращением подобных сценариев и которые поглощают огромные деньги.

Ветеран ГРУ ГШ ВС, генерал-майор в отставке, кандидат политических наук Сергей Канчуков замечает: военная академия Генерального штаба — это ведущее научное объединение в сфере военной мысли.

— А «цветные революции» при некоторых сходствах в осуществлении, имеют различные сценарии подготовки и реализации. К примеру, в Ливии «цветная революция» затем переросла в вооруженное противостояние государства в лице Муаммара Каддафи и вооруженных банд, поддерживаемых НАТО и другими структурами. То есть была скрытая внешняя агрессия за счет использования внутренних противоречий и ресурсов.

Поэтому я не вижу ничего плохого в том, что ВАГШ во взаимодействии с другими научными центрами разрабатывает теорию и методику противодействия «цветным революциям». Правда, работа заказана с опозданием — над этим надо было начинать работать еще тогда, когда «цветные революции» только начинали активно реализовываться в странах мира.

Таким образом, я жду, что это будет многогранный труд, в котором будут учтены геополитическая, экономическая составляющие, анализ и оценка военных угроз внутри страны, на периметре, а также там, где наши геополитические интересы соприкасаются с интересами противников — в Венесуэле, Египте, Сирии, африканских странах. Что там будут выработаны рекомендации как для армии, так и для внутренних войск, ФСБ и других структур во взаимодействии с Академией ФСБ России. Применительно к современной действительности, по сути, речь идет о плане развития страны с учетом явных и скрытых угроз, наличия «пятой колонны» и т. д.

Что касается непосредственно мер военного характера, то, как я понимаю, будут определены структура, состав, формы и способны противодействия, в том числе на зарубежных ТВД. Сегодня ясно, что мы не должны поступать так, как это делали, начиная с 90-х годов, когда отказывались от военных баз на территории других стран. Ведь военная инфраструктура, даже на уровне пунктов материально-технического обеспечения (ПМТО), тесно завязана с решением задач геополитического характера. Американцы ведь не зря массово создают базы тылового и технического обеспечения — они мало влияют на ход современной войны, однако приносят политические дивиденды.

Кроме того, военная составляющая в теории противодействия «цветным революциям» касается и борьбы с террористами, распространением радикального ислама и «Исламского государства». Я убежден, что есть только два способа борьбы с ИГ: либо возглавить его и направить в нужное русло, либо уничтожить. Третьего не дано.

Бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-полковник Леонид Ивашов уверен: «цветные революции» разрабатываются по правилам военного искусства, поэтому с ними надо бороться соответствующим образом.

— Общепризнанно, что «цветные революции» организовывают спецслужбы западных стран, в задачу которых входят организации госпереворотов и операции по разрушению государств. Причем, эти операции по подрыву потенциалов неугодных правящих режимов носят выверенный и научно-отработанный характер. И комплекс мер, которые американцы называют «мягкой силой», приводят к достижению такого же эффекта, как если государство подверглось атакам по всем правилам классической войн. С авиаударами и вторжениями больших армий.

К сожалению, в России этим всерьез никто до последнего времени не занимался, не заказывал научно-исследовательские работы, не назначал головную организацию, ответственную за предотвращение подобного рода революций и войн. До сих по этому вопросу наши силовые структуры действуют разобщено: ФСБ выявляет агентов и те НКО, где прослеживается след западных спецслужб. МВД разгоняет незаконно собравшихся… Но «цветные революции» планируют именно как военные операции. Поэтому противостоять им надо консолидировано. Что называется — с различных флангов.

Поэтому очень хорошо, что Минобороны взялось разработать теорию «цветных революций» и методику противостояния им именно как военной угрозе. Скорее всего, к ВАГШ подключатся соответствующие институты и службы СВР, ФСБ, МВД и ГРУ.

Так что направление это правильное. Другое дело, что с разработкой подобных вещей мы опоздали. Сделали бы такой мощнейший анализ 10 лет назад, отработали бы теорию «цветных революций» — возможно, по-другому среагировали бы на события на Украине.

Сообщается, что одной из целей исследовательской работы станет определение наиболее значимых угроз безопасности РФ до 2020 года.

— Это ближнесрочная перспектива, где будут учитываться выборы президента. Сейчас просто нужно четко выявить сущность «цветных революций», алгоритм их осуществления и предложить руководству страны методику защиты.

К примеру, мы сейчас четко наблюдаем как эффективно работает в Армении инструкция небезызвестного в России Джина Шарпа «От диктатуры к демократии». До этого то же самое наблюдали в Тунисе, Египте, Йемене, Киргизии, Грузии, Югославии.

Понятно, что если сейчас «жесткая сила», которую американцы применяют к нам в виде санкций, гонки вооружений, серии учений и т. п. не сработает, то они приедут к нам мириться. Одновременно на всю катушку запустят процесс «мягкой силы». Активизируют нашу «пятую колонну». А ведь «пятая колонна» — это не только либералы, которых мы привыкли видеть на невнятных митингах. Но прежде всего — российский олигархат.

Кроме того, предотвращение «цветных революций» — это не только действия непосредственно на своей территории, но и защита соседей и союзников. В нынешней ситуации нам надо вооружать Узбекистан, Киргизию, Казахстан, помогать Туркменистану, где вскоре может полыхнуть по-настоящему, а следом — пойдут и другие страны по цепочке.

«Исламское государство» сейчас разрастается до невероятных размеров. А ведь оно создано искусственно, сочленено с другими радикальными движениями, которые взращивали западные спецслужбы.

В общем, ИГ крепнет, а НАТО как военная организация вообще на это не реагирует. Более того, отдельные страны военного блока, например — Турция, под эгидой Соединенных Штатов вносят свой вклад в уничтожение Сирии, Ирака, давят на Иран. А ведь в будущем исламисты придут в Центральную Азию и на Кавказ.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).