21.08.2014, 21:38
Чужой земли не надо!
Чужой земли не надо!Международная военная политика
Почему россияне не хотят присоединения к стране новых территорий?

Согласно данным последнего опроса Левада-центра, большинство россиян не желали бы присоединения к России Абхазии и Южной Осетии, а хотели бы видеть эти республики самостоятельными государствами. Причем против экономической помощи соседям наши граждане не выступают. Таким образом, социологические исследования показывают, что наши люди руководствуются весьма прагматичными расчетами, а не некими «имперскими амбициями», о которых говорят западные пропагандисты.

Присоединение Крыма вызвало в нашем народе большой подъем чувства гордости за свою страну. Многие считают, что стали свидетелями поистине исторического события. Оказались забытыми даже политические разногласия внутри общества, и теперь практически все считают себя скорее не приверженцами левых или правых идей, а просто патриотами России.

Духовное единство народа – мощная сила. И неудивительно, что «заклятые друзья» нашей страны пытаются сделать всё, чтобы его разрушить. Среди прочих способов – раскручивание мифа о том, что на самом деле россияне не просто радуются воссоединению с соотечественниками в Крыму, а поддерживают агрессивную политику власти. Да и вообще, как говорят пропагандисты с Запада, русский народ мечтает только о том, как расширить границы своей державы, не считаясь с внутренними проблемами и международным правом.

Исходя из такой логики, вслед за Крымом наши сограждане должны были потребовать присоединения Прибалтики, Польши и Финляндии. Ведь недаром советские дети разучивали на уроках пения «Даешь Варшаву! Даешь Берлин! Уж врезались мы в Крым!»

На практике же россияне не горят желанием присоединить даже Южную Осетию и Абхазию, которые давно находятся в зоне нашего влияния и где даже живут наши граждане. 51% опрошенных Левада-центром говорят, что Южная Осетия должна оставаться независимым государством, еще больше (58%) так говорят про Абхазию.

В то же время, для многих очевидно, что на постсоветском пространстве Россия должна активно участвовать в интеграционных процессах. Но в них на первый план выходят не идеологические постулаты в стиле «построить самую большую империю» с единым центром управления, а экономические союзы. Евразийский экономический союз, Таможенный союз – вот новые формы объединения стран, которые не ставят под сомнение суверенитет государств-участников.

– Результаты опроса Левада-центра вполне объяснимы, – говорит эксперт Центра по изучению постсоветского пространства Александр Караваев. – Всё дело в понятии национального интереса. Есть внешнеполитические интересы России, есть интересы внутриведомственные, есть интересы элит. Вопросы же национального интереса можно вынести на общенациональный референдум. Если мы хотим найти стык геополитической потребности и интересов граждан, то мы должны людям дать возможность выразить свое мнение. Все опросы последних лет показывали четкую связь между гражданами России и русскими в Крыму. Это понимали хорошо и в Киеве, недаром украинские политики часто говорили о том, что, если не Крым, то Севастополь – это не Украина. Все понимали, что Крым – неотъемлемая часть русской истории.

Этот набор представлений, который мы можем отнести к Крыму, нельзя перенести на Абхазию и Южную Осетию. Потому что там не живут преимущественно русские люди, это не русская земля. Это территория нашего геополитического и экономического влияния, это пространство, важное с точки зрения военной безопасности России. Отчасти эти земли важны при взаимоотношениях с грузинскими элитами. Но все эти факторы не могут считаться национальным интересом.

Неудивительно, что присоединение Крыма россияне воспринимают как исправление исторической ошибки. А касательно Абхазии и Южной Осетии многие наши сограждане не понимают, зачем нам эти земли.

— Получается, что неправы те, кто говорит об имперских амбициях россиян.

– Конечно, россияне не имеют имперских амбиций. Да и власть действует прагматично при выстраивании своей политики. Кремль мыслит прагматично, соотнося планы с национальным интересом. Понятно, что присоединение Крыма соответствовало национальному интересу. Но в случае с другими территориями никто не хочет лишних проблем. Непонятное расширение границ не может быть обеспечено ресурсами этих территорий. Мы и так несем полную ответственность за экономическое развитие Абхазии и Южной Осетии, а так на нас свалится еще целый комплекс обвинений в том, что Кремль пытается реанимировать какие-то имперские сценарии.

— В отношениях с постсоветскими государствами Россия больше делает упор на экономические связи.

– И это правильно. Экономические союзы работают, ведь хозяйственные интересы диктуют себя сами и сами пробивают себе дорогу к реализации. Политические же обязательства защищать чужие интересы подвергают сильной коррозии экономические интересы, которые в нашем капиталистическом мире представляют собой и так весьма надежный метод закрепления наших партнеров в орбите российского влияния.

Если мы возьмем на себя политические обязательства, то можем столкнуться с тем, что новые элиты в соседних странах не будут разделять старые договоренности. Тогда разрушатся и экономические связи.

– Результаты исследования Левада-центра можно объяснить прагматическим подходом россиян, – считает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. – Наше общество достаточно грамотное и хорошо разбирается в политических аспектах подобных вопросов. С другой стороны, Абхазия и Южная Осетия как независимые государства и так находятся в орбите России. Это дружественные страны, которые обязаны России всем, в том числе, и своей государственностью. Россия обеспечивает их безопасность, имеет там свои военные базы, практически 100% жителей этих республик – граждане РФ. В такой форме Абхазия и Южная Осетия де-факто части России, хоть и остаются де-юре независимыми государствами. И такая форма вполне подходит для жителей этих стран.

Я думаю, что нам стоит сделать границу с Абхазией и Южной Осетией более формальной, чтобы перемещение товаров и людей не было чем-то затруднено. А все остальные атрибуты близости к России жители республик имеют, даже наши пенсии, как граждане России.

В то же время, в мире сейчас неспокойно. И граждане Абхазии и Южной Осетии боятся, как бы они не стали разменной монетой в большой геополитической игре. И им бы хотелось иметь дополнительные гарантии своей безопасности. Но беспокоиться не о чем. Жители республик – граждане России, и Россия обеспечивает им мир.

— Какие методы наиболее эффективны при развитии интеграционных процессов на постсоветском пространстве?

– Прежде всего, экономические союзы. Исторический опыт последнего столетия показывает, что экономические союзы самые крепкие и самые выгодные для их участников. Там, где первостепенная задача экономическая интеграция, – там людям живется лучше.

Посмотрите на пример ЕС. Он создавался как «союз угля и стали». Но постепенно политические вопросы вышли на первый план. Государства стали терять свой суверенитет, люди начали терять свою идентичность. Стали говорить о некоем среднестатистическом европейце, не имеющем привязки к своей культуре, земле, национальным традициям. На практике эти идеалистические лозунги привели к тому, что на фоне политического дискурса страдает экономика.

Сейчас мы видим, как евробюррократия пошла на поводу у США и ввела против нас санкции. В результате, европейская экономика несет убытки, страдает бизнес, теряют простые люди. Возникает общее чувство неудовлетворенности.

— В Советском Союзе экономические связи между республиками были очень сильными, но страна развалилась, когда рухнула политическая система.

– В советском проекте краеугольным камнем были политические вопросы, а экономические проблемы были на втором месте. И при изменении политического дискурса развалилась экономическая система. Если бы в Европе сохранилась идеология «союза угля и стали», то есть экономическая доминанта объединения, то ЕС был бы сейчас совершенно в другом состоянии. Я не исключаю, что и Россия была бы частью этого большого европейского интеграционного формата. Но на первое место вышла политика. А в политике ЕС несамостоятелен, им руководит Америка. И в результате страдает экономика.

Вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов тоже считает экономику первичным фактором интеграционных процессов. Но обращает внимание на то, что и политическое объединение в условиях глобализации становится неизбежным.

– Проведенные после развала СССР границы разорвали многие связи. Исчезла единая система образования, система культурного воспитания. Поэтому о постсоветском пространстве надо говорить несколько в ином ключе, нежели в привычной системе международных отношений, которая определяет, как должны взаимодействовать друг с другом независимые государства.

С точки зрения геополитики, мы находимся на новом этапе построения единого мирового государства. Сейчас только идет обсуждение, на каких принципах это государство будет построено. И еще век назад выдающиеся геополитики говорили, что центр этого мирового государства будет находиться в России. Кто на нашей территории возьмет вверх – уже второй вопрос. Так что те, кто обвиняет нас в имперских амбициях, действуют лукаво. У них самих имперских амбиций намного больше, чем у россиян.

На мой взгляд, магистральный путь человечества лежит действительно к построению единой системы человечества. Это просто жизненно необходимо, ведь мы уже не можем быть независимыми друг от друга. Мы не можем спокойно относиться к тому, что американцы больше всех потребляют ресурсов планеты и больше всех выбрасывают в атмосферу вредных веществ. Мы не можем спокойно относиться к постоянно угрозе ядерной войны. Сейчас человечество тратит больше ресурсов на то, чтобы обезопасить одну страну от другой, нежели на обустройство жизни, развитие инфраструктуры, культуры, образования. Так что объединение человечества – объективный процесс. И закончится этот процесс на территории России, в континентальном центре. Россия – главный приз в борьбе мировых сил, кто победит тут, тот и окажется в центре мира. Россия должна предложить альтернативу взаимоотношений между людьми всех стран.

Что касается данных исследования Левада-центра, то я объясняю результат антироссийской пропагандой, связанной с возвращением Крыма. Люди напуганы санкциями, никто не хочет противостояния с могучим блоком НАТО и большой войны.

— Есть мнение, что всех целей можно добиться с помощью экономических союзов.

– Век назад Ленин сказал, что политика есть концентрированное выражение экономики. Но мне непонятно, как можно выстроить экономический союз без политического. Политическая власть формируется наиболее мощными экономическими структурами. Кто финансирует партии, которые выдвигают своих кандидатов в органы власти? В первую очередь, это олигархи. Экономические и политические интересы есть две стороны одной медали.

— Может ли Россия сегодня потенциально расширить территорию государства?

– Над государствами стоят олигархи, которые сами по себе есть наместники от мировых финансовых структур. Сам по себе олигарх не может реализовать свои интересы, ему нужно обеспечить политические условия для сбыта своей продукции и так далее. Скажем, Ринат Ахметов решил проявить самостоятельность, и – у него начали отбирать собственность. Кто отнимает? Территорию Донбасса хотят забрать себе американские компании. Свои интересы имеет Коломойский, который представляет интересы других олигархов, а не народа Украины.

Политики становятся лишь исполнителями чужих сценариев. По сути, они пиарщики, которые разыгрывают интриги, ссоры. И когда нет у государства суверенитета, то рассчитывать на суверенную политику совершенно невозможно. Финансовая власть же сегодня сконцентрирована в мировом масштабе, а не в государственном.

Но я думаю, что процесс объединения земель в России всё равно пойдет. Понятно, что против этого действует политическая ситуация. Но рано или поздно процесс будет развиваться. Нынешнее руководство России не может предпринять такие шаги, не может даже признать Приднестровье, которое давно просится в состав РФ. Но скорый развал Украины подтолкнет этот процесс, а уже идет разговор о присоединении западных областей этой страны к Польше. Ведь когда нарушается правовая преемственность существования государства, возникает поле для принятия новых политических решений. Если ситуацию на Украине доведут до абсурда (а власти в Киеве всё для этого делают), то возникнет новое политическое пространство, сотрутся существующие границы. И в этом нет ничего удивительного.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.