21.02.2015, 13:51
Что Лукашенко хочет получить от войны на Донбассе?
Что Лукашенко хочет получить от войны на Донбассе?Международная военная политика
Последние действия и заявления белорусского президента, связанные с украинским кризисом и роли в нем Белоруссии как одного из ключевых посредников, заставляют задуматься над тем, что стоит за столь ярым стремлением главы государства поучаствовать в урегулировании ситуации у южного соседа. Тем более что совсем недавно А. Лукашенко неоднократно подчеркивал, что он не хочет становиться прямым участником переговоров, а лишь готов предоставить для них площадку. Коренное изменение позиции лидера Белоруссии имеет ряд объективных причин и может быть объяснено нынешней ситуацией как внутри республики, так и за ее пределами.

18 февраля на встрече с президентом Европейского банка реконструкции и развития С. Чакрабарти А. Лукашенко заявил, что Белоруссия могла бы сыграть большую роль в урегулировании украинского конфликта и, в частности, в Дебальцево (на тот момент, бои вокруг данного населенного пункта все еще продолжались). По словам президента, «если бы стороны, вовлеченные в конфликт, этого хотели, мы сегодня предложили украинской и другой стороне, вовлеченной в этот конфликт, решить проблему Дебальцево в течение суток, если этого захотят Украина, Россия, ДНР и ЛНР». При этом фраза белорусского лидера о том, что «мы готовы не просто быть посредником, а достойно прекратить этот конфликт в районе Дебальцево и вывести всех военнослужащих Украины оттуда под наши гарантии, что они больше никогда воевать не будут» вызывала определенное замешательство не только в экспертных кругах, но и стала неожиданностью для Кремля. Глава российского МИД С. Лавров, комментируя журналистам Лукашенко, отметил, что не в курсе его последних заявлений, но «любые предложения, которые помогут это (разрешить конфликт — Н.Р.) сделать, заслуживают поддержки, если, конечно, сами украинские власти с этим согласятся».

В первую очередь необходимо отметить, что белорусские предложения были сделаны не во время встречи «нормандской четверки», а во время переговоров главы государства с руководителем ЕБРР, прибывшего впервые за 20 лет в Белоруссию. Именно это накладывает определенный отпечаток на смысл заявления Лукашенко. Как известно, сегодня Белоруссии крайне необходимы дополнительные финансовые средства на поддержание умирающей экономики страны. И это прекрасно понимают не только в республике, но и на Западе. Обоюдное стремление сторон найти точки соприкосновения, а также желание Минска продемонстрировать свою позицию относительно украинского кризиса, открыто не становясь на сторону ни одной из сторон и, в первую очередь, России, нашло отклик в финансовых структурах Запада, для которых появился прекрасный момент усилить свое влияние в республике. По словам президента Европейского банка реконструкции и развития, он признателен главе белорусского государства за важную роль посредника, которую его страна играет в процессе урегулирования ситуации на Украине: «Это является самым важным вопросом в регионе. Он оказывает очень серьезное влияние, как на экономику, так и политику. Роль Белоруссии заслуживает поощрения, и она приветствуется всеми акционерами банка».

Казалось бы, такое пристальное внимание одной из крупнейших финансовых структур Европы и мира к вопросам международного характера вполне объяснимо — деньги любят, в первую очередь, стабильность, и любые военные действия, которые могут затронуть финансистов, не могут их не беспокоить. Однако в случае с Белоруссией не все так однозначно. Дело в том, что официально ЕБРР занимается тем, что поддерживает трансформацию экономики в государствах Центральной и Восточной Европы, а значит, действует в русле глобальной концепции Запада по сокращению российского влияния на бывшие советские республики. И в этом плане украинский кризис, а также охлаждение отношений ЕС и России представляется руководству банка достаточно удобным моментом для усиления активности в регионе. В первую очередь, финансистов в определенной мере устраивает нынешний кризис в валютно-финансовой системе РФ, который серьезным образом подорвал экономическую ситуацию во всех странах постсоветского пространства и, в том числе, Белоруссии. Теперь ряду западных финансовых структур стало гораздо проще говорить с белорусскими властями о необходимости проведения в республике реформирования экономики в обмен на дополнительные кредиты и инвестиции, так как ресурсы России сегодня стали менее доступными. И заявления Чакрабарти говорят о том, что ЕБРР также решил воспользоваться ситуацией: «сейчас мы возвращаемся к переговорам. Правительство Белоруссии согласилось рассмотреть возможность перевода нескольких государственных банковских активов в частный сектор. Это облегчит процесс наших дальнейших инвестиций в банковский сектор Белоруссии. Если мы услышим четкую установку на приватизацию какого-то банка или финансового учреждения, то мы сможем начать с ним взаимодействовать еще до момента приватизации». Проще говоря, Европейский банк готов внедриться в банковскую структуру Белоруссии с целью закрепиться здесь для своей будущей деятельности. И это при том, что за последние 20 лет суммарный объем привлеченных им инвестиций в РБ оценивается лишь в 1,6 млрд евро (за последние три года — 700 млн. евро). То есть до недавнего времени особого интереса у банка в Белоруссии не было.

Однако необходимо понимать, что общая стратегия ЕБРР белорусское правительство не устраивает в полной мере, так как на сегодняшний день она не предполагает финансирование белорусского госсектора, сохранение которого является ключевой задачей официального Минска. Более того, вплоть до последних событий Европейский банк и не рассматривал ничего кардинального в отношении Белоруссии. Теперь же во втором квартале 2016 года ЕБРР будет утверждать новую концепцию сотрудничества и, по словам Чакрабарти, «вполне возможно, что к тому времени акционеры будут придерживаться иного, чем ранее, подхода, так как взгляд правительства и президента Белоруссии на эти процессы будет иметь вес при обсуждении стратегии». Таким образом, посыл белорусского президента о его высокой роли в разрешении проблем международного характера может сыграть решающую роль в будущем сотрудничестве с европейскими финансовыми структурами. То есть теперь А. Лукашенко может рассчитывать на то, что в следующем году, если ситуация после выборов президента в Белоруссии кардинальным образом не изменится, финансовая помощь со стороны Запада все же будет.

Необходимо отметить, что последние заявления белорусского лидера все же нельзя рассматривать только как намек западноевропейским чиновникам и банкирам на готовность более широкого сотрудничества. Это еще и посыл Кремлю о том, что Минск по-прежнему остается его союзником, так как главной целью возможного посредничества белорусов является мир на Донбассе. При этом в Белоруссии, как не сложно догадаться, ожидают ответной реакции на свои заявления и, в первую очередь, в виде получения дополнительных финансовых вливаний. Ни для кого не секрет, что белорусская сторона ждет 2,5 млрд. долларов США от России (часть из которых должна поступить в виде российских рублей). И ради этого в Минске готовы сделать очень многое. Даже заявить о том, что способны «разоружить» украинскую армию. Именно об этом во время разговора с Чакрабарти открыто сказал А. Лукашенко: «И если кого-то напрягает оружие, которым обладают сегодня военнослужащие Украины, окруженные в Дебальцево, мы готовы принять на территории Белоруссии это оружие. Таким образом, оно никогда больше не будет участвовать в военных действиях».

Само по себе это заявление кажется весьма странным, так как техническое его выполнение, мягко говоря, крайне маловероятно. Было бы странно видеть украинских солдат идущих через всю Украину в Белоруссию, где у них забирают вооружение, либо как грузовые самолеты прилетают на Донбасс и увозят оставленное ВСУ оружие на белорусскую территорию. Конечно, такой невероятный вариант устроил бы белорусов — всегда можно продать то, что тебе не принадлежит и заработать на этом миллионы. Однако фантазии официального Минска в данном случае так и останутся фантазиями, так как никто всерьез ни на Украине, ни в России не воспринял слова президента Белоруссии. По всей видимости, их можно рассматривать лишь с точки зрения того, что белорусскому руководителю как претенденту на роль посредника в украинском конфликте надо было озвучить что-то новое, чего еще никто до него официально не говорил. Да и попутно поддержать инициативы России по созданию демилитаризованной зоны на Донбассе без ущерба своему амплуа нейтрального и независимого игрока. Не более того.

Сегодня сложно сказать, насколько повлияет нынешняя деятельность белорусского президента на решения Кремля по дальнейшему субсидированию белорусской экономики. Однако вряд ли в Москве не понимают того, что без российской помощи Белоруссия может стать еще одной головной болью. Особенно, если руководство республики все же решится пойти на предвыборное повышение заработных плат и сохранение государственных предприятий в целостности и неприкосновенности. Поэтому вне зависимости от того, что сегодня говорит А. Лукашенко, в Кремле данный вопрос будет решен уже в ближайшее время.

Однако помимо явных интересов белорусского руководства в усилении своих позиций на переговорах с западными и российским кредиторами, необходимо понимать, что нынешние заявления А. Лукашенко о своей новой миротворческой миссии по отношению к «братскому украинскому народу», который белорусский президент планирует помирить сначала между собой, а затем и с Россией, являются очередным этапом его предвыборной кампании. На самом деле ничего странного в этом нет, так как практически любой более ли менее значимый политик так или иначе стремится использовать международную ситуацию в собственных интересах. Так было во Франции во времена Саркози, так есть сегодня в Германии, где А. Меркель пытается перекрыть внутриполитические неудачи своей внешнеполитической деятельностью, такое происходит и в США. Поэтому и белорусская риторика в данном случае не несет в себе ничего нового. Главный посыл Лукашенко в данном случае прежний: неважно, что происходит внутри страны, главное, что здесь нет войны, чему белорусы полностью обязаны своему президенту. Более того, именно поэтому глава Белоруссии и рисуется государственными СМИ как один из немногих политиков, кто способен навести порядок, обеспечить тишину и спокойствие на Украине. Именно за это его любят за пределами Белоруссии, и даже представители ДНР и ЛНР готовы рассмотреть ввод миротворцев из числа белорусских подразделений. Все это крайне выгодно отличает А. Лукашенко от иных политических игроков. Пожалуй, ни у кого, кроме Н. Назарбаева, нет такого ореола непогрешимости, как у белорусского лидера. Искренняя же и бескорыстная готовность поделиться опытом и успокоить конфликт на Донбассе только усиливает его в глазах простых граждан. На большее нынешняя деятельность белорусского президента пока не претендует.

Дополнительно ко всему, ряд аналитиков считает, что нынешние заявления лидера Белоруссии являются попыткой обезопасить республику от возможного давления, как со стороны России, так и Запада. Проще говоря, в случае разрастания конфликта между Москвой и Брюсселем оказывать серьезный прессинг на миротворца, занявшего нейтральную позицию, будет достаточно сложно. Обеим сторонам нужна будет спокойная площадка для разрешения назревших вопросов, и Минск должен будет ей остаться. Тем более что в последнее время прямую конкуренцию Белоруссии в данном вопросе начал создавать Казахстан. И если мирные переговоры, которые проводятся при непосредственном содействии белорусской стороны, продолжат срываться, то и авторитет Минска может серьезным образом пострадать. Поэтому белорусский президент и делает все возможное, чтобы не отдать никому свою пальму первенства.

Конечно, сами по себе заявления А. Лукашенко вряд ли серьезным образом повлияют на ситуацию на Донбассе. И не только из-за невыполнимости белорусских предложений. На сегодняшний день Белоруссия, как бы ни считали в Минске, является крайне слабым игроком на международной арене, и гарантировать что-то она фактически не может. Тем более что такую функцию побоялись взять на себя даже лидеры «нормандской четверки», которые не подписали принятую от их имени декларацию «Комплекса мер по выполнению минских соглашений». Поэтому нынешние действия белорусского лидера — это, прежде всего, забота не о Донбассе, а о решении своих насущных политических и экономических проблем. Именно в таком разрезе их и стоит воспринимать.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.