01.05.2015, 11:30
Через сорок лет после Вьетнама Россия продолжает сдерживать США
Через сорок лет после Вьетнама Россия продолжает сдерживать СШАМеждународная военная политика
В эти дни отмечается юбилей не только нашей Победы в Великой войне, но и 40-летие другой победы, достигнутой при нашем участии. Обе победы были одержаны над теми, кто был уверен в своем расовом и военном превосходстве. Победа коммунистического Вьетнама в войне с США была достигнута дорогой ценой, но она показала, что империалисты ничего не могут сделать с гордым и смелым народом.

30 апреля 1975 года армия Северного Вьетнама вошла в Сайгон, откуда буквально накануне бежали американское посольство и южновьетнамские власти. Завершилась самая кровавая попытка американской империи навязать свою волю другим народам – уроки вьетнамской войны актуальны и сегодня.

После Второй мировой войны США взяли на себя функцию глобального диктатора – под предлогом борьбы с распространением коммунизма, который подавался ими как форма советской экспансии, Вашингтон начинает вмешиваться во внутренние дела уже не только стран западного полушария (которое он считал «своим» изначально), но всего остального мира. Собственно говоря, за исключением Европы и Латинской Америки, большая часть остального мира в тот момент была колониальным владением европейцев, и Англия с Францией (как, впрочем, и остальные – Португалия, Бельгия, Испания) очень не хотели уходить из Азии и Африки. Удерживать в колониальном положении Индию не было уже возможности, но, например, арабские страны Запад собирался и дальше контролировать через прирученные элиты, а в Африке все еще было схвачено. То, что США возьмут на себя функции контроля над странами третьего мира, перехватив его на новом уровне у европейцев (которые и сами оказались в зависимости от Вашингтона), стало ясно уже к началу 50-х.

То есть ко времени, когда победа коммунистов в Китае и образование советско-китайского альянса показали американцам, что за контроль над Юго-Восточной Азией придется воевать. Они попробовали в Корее в 1950-м, где для того, чтобы предотвратить военную попытку объединения страны, предпринятую северокорейскими коммунистами, им пришлось вести серьезную войну. Но та война, ожесточенно шедшая всего лишь год, была лишь намеком на то, что предстояло американцам спустя десятилетие. Вьетнам, в который Америка стала залезать еще в ходе корейской войны, стал главным символом американского империализма.

Бывший до Второй мировой французской колонией, Вьетнам был занят японцами, и после капитуляции Японии Франция захотела вернуться. Но разоружением японцев они занимались лишь на юге страны, а на севере капитуляцию принимали китайцы (вовсе не коммунистические – тогда еще у власти был гоминьдан). При этом на севере к власти пришли вьетнамские партизаны-коммунисты во главе с Хо Ши Мином, гоминьдановцы скоро ушли, а юг остался под властью французов.

Париж попытался задавить северян, и хотя поначалу ему сопутствовал успех, к 1954 году французы были разбиты. К этому времени Южным Вьетнамом, ставшим формально автономией в рамках французской колониальной империи, правил император Бао Дай, а американская военная и финансовая помощь была огромной. После поражения Франции и достигнутого на переговорах соглашения о курсе на объединение двух частей страны Штаты осознали, что дело идет к тому, что в скором времени весь Вьетнам станет красным.

В логике противостояния коммунистической экспансии это было недопустимо. То есть США просто не собирались смириться с тем, что дело не в коммунизме, а в желании вьетнамцев объединить страну, при котором верх неизбежно взяли бы коммунистические, но вовсе не просоветские или прокитайские силы (вьетнамцы вообще крайне самодостаточны). Понятно, что для Вашингтона крайне важным было и окружение, и сдерживание Китая, ведь, как бы ни был слаб Пекин в те годы, было понятно, что для него категорически неприемлемы проамериканские режимы в соседних и исторически считавшихся находящимися в зоне китайского влияния Корее и Вьетнаме. Особенно на фоне того, что американские войска уже стояли в Японии, на Филиппинах и Тайване.

Точно так же ясно, что никаким американским интересам, понимаемым как интересы страны США, китайское или даже советское влияние на Вьетнам или Корею не угрожало, но оно точно угрожало Америке как центру новой глобальной империи. Национально-освободительное движение (в котором, естественно, были сильны коммунисты и левые) поднимало голову во всей Юго-Восточной Азии. И потеря Вьетнама рассматривалась США как начало пожара, способного перекрыть Малаккский пролив (основной водный путь из Тихого океана в Индийский) до того момента, как будет завершена операция по взятию под контроль получавших независимость бывших колоний.

Избавляющимся от европейского колониализма нужно ведь было еще объяснить, что теперь их будут защищать от всех угнетателей правильные, нисколько не империалистические, выступающие за свободу и заботящиеся лишь о гармоничном развитии всех народов США, а тут коммунисты со своей независимостью от мирового капитала.

В итоге Штаты вцепились во Вьетнам, что привело к самой страшной войне, случившейся в мире после 1945 года.

США влезали в войну постепенно – сначала приведя к власти на юге Нго Динь Зьема и сорвав процесс объединения, потом накачивая его режим оружием и отправляя советников. Против сайгонского режима на юге началась настоящая партизанская война – конечно, при поддержке северян, но что странного в войне против фактически колониальной власти? Да, на этой стадии это во многом еще была гражданская война Севера и Юга, вот только одна из сторон была явной марионеткой в чужих руках, а вторая лишь использовала иностранную помощь (оружие, которое поставляли СССР и КНР) для отстаивания национальных интересов.

В 1961-м Вашингтон стал перекидывать в Сайгон спецназ и первые боевые части, но ничего не помогало. К 1964-му американцев было уже более 20 тысяч, а партизаны контролировали уже половину территории Южного Вьетнама. Все шло к концу, и тогда США применили свой излюбленный прием провокации: они обвинили Северный Вьетнам в нападении на американский эсминец в нейтральных водах. Это потом, спустя несколько лет сами Штаты признают, что Тонкинский инцидент 2 августа 1964 года был провокацией, а тогда это стало для них поводом для нападения на Северный Вьетнам. Конгресс США дал президенту Джонсону карт-бланш – начались страшные бомбежки Севера.

Весной 1965-го на юг стали перебрасываться американские войска. На своем пике только американская армия превышала полмиллиона человек. Через Вьетнам прошли несколько миллионов американцев, убито было около пятидесяти тысяч, а потери северовьетнамцев и партизан достигают миллиона человек только среди военных (еще до полумиллиона убитыми потеряла южновьетнамская армия). Сколько погибло гражданского населения, толком не известно, речь идет о миллионах, но американцы уничтожали не только людей, но и саму природу, применяя напалм и распыляя гербициды. Тогда же появился новый термин – «экоцид». Прийти к полномасштабному геноциду американцы не смогли не из-за гуманизма – Ханой не бомбили из опасений, что тогда на помощь Вьетнаму может прийти советская или китайская армия (это же остановило от использования и ядерного оружия).

А так наша помощь ограничивалась поставками оружия и направлением военспецов, в первую очередь зенитчиков, которые воевали вместе с обучавшимися у них вьетнамцами. За десять лет через Вьетнам прошли более 10 тысяч советских солдат и офицеров, и наша помощь была, конечно, важным вкладом в дело победы. Без нее американцы просто вбомбили бы Вьетнам в каменный век (они и так сбросили на него почти семь миллионов тонн бомб – в два с половиной раза больше, чем было сброшено всеми союзниками на Германию). Благодаря советским С-75 Штаты потеряли почти 4 тысячи самолетов и половину из 10 тысяч вертолетов. Только в ходе операции ковровых бомбардировок Северного Вьетнама Linebacker II в декабре 1972 года за 12 дней было сбито 80 самолетов.

Но это было уже в самом конце войны, а до этого в течение 8 лет США пытались подавить сопротивление. Сначала чтобы победить, а с конца 60-х, когда к власти пришел Ричард Никсон – чтобы не допустить поражения. Огромная армия оккупантов разлагалась, пока отдельные изуверы сжигали людей в Сонгми и снимали скальпы, пятая часть солдат подсела на наркотики. Серьезнейшими были и внутриполитические издержки войны – недовольство ей становилось все глубже и вызывало укрепление левых, антисистемных сил в Штатах, и внешнеполитические потери. Репутация США в мире ухудшалась всю вторую половину 60-х – сложно было найти лучшее подтверждение тому, что говорили про американский империализм советская и китайская пропаганда.

Нужно понимать, что вьетнамская война оказывала огромное влияние на всю мировую ситуацию на протяжении целого десятилетия – с середины 60-х до середины 70-х. Ее влияние было гораздо большим, чем, например, вторжения американцев в Ирак – не только в силу того, что она была гораздо ожесточенней и кровавей, но и потому, что в нее были косвенно вовлечены и СССР, и Китай. За первые, самые ожесточенные годы войны у СССР и США практически не было контактов на высшем уровне – за вторую половину 60-х состоялась единственная встреча президента Джонсона и премьера Косыгина в США. И главной причиной такого полного отчуждения была именно вьетнамская война. Эта война подтверждала худшие опасения советских руководителей в отношении США, и пока Ричард Никсон не предложил разрядку СССР и Китаю, выйти из тупика в мировых делах было невозможно. Собственно говоря, и к разрядке Никсона во многом подтолкнуло осознание того, что во Вьетнаме невозможно победить.

Американцы заключили мирное соглашение с Ханоем в январе 1973-го и спустя пару месяцев покинули Вьетнам. Перемирие соблюдалось весьма условно, и когда от локальных стычек Северный Вьетнам перешел к решительным действиям, южновьетнамская армия долго не продержалась. 30 апреля 1975 года Сайгон пал.

Поражение стало дополнительным серьезным ударом по США, и в последующие годы Штаты уже не решались на такие масштабные войны. Конечно, во многом из опасения вновь схлестнуться с СССР, ведь война во Вьетнаме была не только войной с вьетнамским народом, но и войной русского и американского оружия. Но даже после капитуляции СССР, напав на Ирак в начале 90-х, они не стали проводить наземную операцию, опасаясь завязнуть в большой войне.

Только в начале нулевых, в ходе нападения на Афганистан и новой иракской войны, Штаты первый раз после Вьетнама решились на ввод своих войск в большие страны, и хотя в этот раз, в отличие от Вьетнама (где кроме партизан были ведь и комплексы С-75), у них было тотальное преимущество в вооружении, они предпочли ограничиться спецоперациями.

Принципиальное отличие войн прошлого десятилетия в том, что ни у иракских суннитов, ни у афганских талибов не было серьезного геополитического союзника – никто не помогал им сопротивляться и воевать с американцами. Кроме того, и в Ираке, и в Афганистане Штаты провоцировали существовавшие и до них внутренние противоречия – межнациональные, межрелигиозные, региональные – и в результате привели дело к фактическому распаду этих государств. Ну и, конечно, вьетнамцы – просто одни из лучших воинов в мире.

А для России опыт вьетнамской войны важен не только демонстрацией лучших качеств нашего оружия. Сейчас, спустя полвека после появления во Вьетнаме наших зенитчиков, можно уверенно сказать: это было правое и справедливое дело. СССР не стремился к захвату территорий, к навязыванию народам своей власти, не шел к геополитическому господству – он сдерживал американскую агрессию в мире. И тем же самым мы занимаемся и сегодня.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).