23.03.2015, 15:38
Через год после санкций Европа трещит по швам
Через год после санкций Европа трещит по швамМеждународная военная политика
Существует устойчивое и весьма распространенное заблуждение о счастливой европейской семье, где «схід і захід разом», а человек человеку - друг, товарищ и брат. И можно предположить, что создатели европейского проекта, подписывая Маастрихтский договор, искренне верили в единство Старого Света.

Однако по прошествии скромного промежутка времени выяснилось, что данный проект оказался такой же утопией, как и союз стран с социалистической ориентацией. Экономический кризис 2008-ого года в грубой форме продемонстрировал несостоятельность концепции единой Европы, открыв отцам-основателям и политическим обозревателям глаза на очевидную истину: есть Европа экономически процветающая, а есть Европа нищая, существующая за счет подачек своей второй половинки. И какими скрепами их не стягивай, трещать две части будут по швам. И вот спустя 6 лет, уже в 2014-ом году, забитая под плинтус реальность опять прорвалась через искусственно созданные конструкции европейского единства. И вся драматичность заключается в том, что европейские бюрократы в пример своим украинским братьям-демократам, заняты проблемами второго порядка, отказываясь признавать справедливость монументального «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет».

Как уже говорилось выше, европейская идиллия оказалась краткосрочной – экономический кризис 2008-ого года развел две Европы по разные стороны баррикад. Бедствующий Юг ополчился на носителей «европейского равноправия», справедливо обвиняя брюссельскую бюрократию в своих экономических неурядицах. Нищий Восток, прекрасно осознавая свое реальное место в европейской семье, недовольство выразил, но без должного негодования. Несмотря на то, что южный бунт был подавлен, конфликтный потенциал никуда не исчез. Расконсервация произошла после старта трансатлантической санкционной эпопеи. Непосредственно украинский кризис кроме брюссельских бюрократов, борющихся за лидерство Берлин и Париж, а так же нескольких агрессивных лимитрофов на территории континентальной Европы никого не волнует – своих проблем никто не отменял. Однако говорящие головы Старого Света продолжают разливаться в нелепых пассажах о всепоглощающей солидарности, позволившей Европе выступить против России единым фронтом.

В действительности же именно конфликт с Москвой из-за Украины стал для Европейского союза главным испытанием на прочность и жизнеспособность концепции «счастливой семьи». Несмотря на то, что большинство членов выступает за продолжение / сохранение санкционной политики, число тех, кто открыто осмеливается оспорить целесообразность генеральной линии, растет стремительными темпами. Риск политических потрясений и кризисов в еврозоне подкрепляется общим недовольством авторитарным инструментарием Брюсселя, усекающим полномочия членов ЕС; катастрофическими проблемами с миграцией и стремительным распространением радикального ислама, вылившихся в парижский теракт и скандинавские погромы; раздражением от официальной политики жесткой экономии, провоцирующей обнищавший Юг на «СИРИЗА-бунт».

Авторитарная политика Брюсселя, чинимая им под эгидой борьбы с последствиями экономического кризиса семилетней давности, привела к кризису новому, только на этот раз политическому. За относительно недолгий период существования ЕС, разрыв между политическими элитами и избирателями превратился в пропасть, и размеры этой пропасти сложно оценить даже гражданину РФ, на своем опыте знакомому с конфронтацией правящего слоя и электората. Некогда электорально активная Европа скатилась к полной апатии избирателей, отвернувшихся от традиционных партий. На этом фоне стремительными темпами растет политический авторитет откровенно популистских и умеренно правых партий, сродни французскому «Народному фронту» и британской «Партии независимости Соединенного Королевства». Лидерам подобных партий нельзя отказать в политическом чутье: они заняли нишу, которую для них освободили дряхлеющие партии первого эшелона, утерявшие хватку и широкую поддержку в народе. Вся риторика новых правых и «евроскептиков» посвящена критике брюссельского авторитаризма, санкционной эпопее и рассыпающемуся на глазах проекту мультикультурализма.

Несмотря на все многообразие претензий к Брюсселю, конфликт ЕС и России по понятным причинам находится в фокусе. Свою актуальность он приобрел после введения продуктового эмбарго со стороны Москвы. И если бы не резкий, обруганный и заклейменный всеми шаг российского руководства, то градус накала в сегодняшней Европе был бы существенно ниже и наши отношения развивались бы в совершенно другом, вероятно унизительном формате. Но на всякий случай, для закрепления пройденного, но неусвоенного, последовал отказ от «Южного потока», что вызвало подлинную истерику у всех участников проекта, а это без малого почти треть Европы. И на этом фоне проблемы нелегальных мигрантов, радикального ислама и диктата Брюсселя стали второстепенными.

Первые строптивцы из политических элит объявились в Восточной Европе. Это Венгрия, Словакия и Чехия, то есть страны, имеющие приятную долю своего торгового баланса с привязкой к России. Несмотря на то, что европейские строптивцы с пропиской в Восточной Европе относятся к странам второго эшелона, заявления их политиков продолжают вызывать приятный русскому взору резонанс в ЕС. Так, к примеру, президент Чехии Милош Земан с ноября месяца еще и недели не провел без публичного призыва к отмене самоубийственной политики по отношению к России, чем изрядно досаждает евро-бюрократам. Милошу вторит премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, так же неоднократно заявивший о необходимости диалога между Москвой и Брюсселем. Отдельно стоит отметить, что после визита февральского Визита Путина в Венгрию были достигнуты договоренности по газовому вопросу, что не вызвало восторга у инициаторов блокировки «Южного потока». Премьер-министр Словакии только в феврале выступил с предложением смягчить санкции против России. Роберт Фицо стал известен у нас в стране после своего августовского спича, который запомнился цитатой: «Словакия является членом Евросоюза, мы хотим быть солидарными игроками, но это не означает, что пойдем, как бараны на скотобойню. Я отношусь к тем премьерам, которые уже при первой волне санкций имели ясные возражения».

Уже в новом году активировался южный европейский фронт: Греция, Кипр, Италия и Испания. С Грецией после смены правящей коалиции в принципе все понятно, несмотря на относительно оптимистичные заявления Еврокомиссии. Ситуация на сегодняшний день напряжена до предела, и поведение обнищавшей Греции по ощущениям никак не соответствует ее реальному статусу. Новое правительство, видимо, правильно расценило тонкий намек Силуанова о возможности предоставления Греции финансовой помощи. И о новом «Голубом потоке» потомки эллинов тоже помнят. Если без экивоков, то для Греции и Турции лучшего расклада просто и быть не могло: первые ставят в неприличную позу всю Европу, которая в свое время проделала то же самое с ней, а вторые, простояв у порога ЕС чуть более 20 лет, получают возможность продемонстрировать Европе кто на Юге папа. Ситуация на Кипре известна: предложение о предоставлении России в аренду логистической военной базы, антисанкционная риторика и тому подобные заявления в духе «кипри-руси бхай бхай». Приятно, но незначительно. С Италией же все несколько сложнее, так как страна является третьей экономикой Европы, а по совместительству и одним из самых ярых евроскептиков: так, к примеру, почти половина итальянцев выступает против единой европейской валюты. В то же время сложно найти хоть одну отрасль экономики, где Россия и Италия не имели бы тесных контактов. В связи с чем интересен мартовский визит итальянского премьер-министра в Москву, в ходе которого было заявлено, что политика Брюсселя весьма существенно бьет по российско-итальянским отношениям. Так же, не стоит забывать, что пророссийские Лига Севера и движение «Пять звезд» имеют почти 30 процентов в итальянском парламенте. Помимо прочего, данные организации выступают за выход из еврозоны, и с каждым годом расширяют свою электоральную базу. Южноевропейскую антисанкционную эстафету приняла и Испания: неделю назад глава испанского МИДа встречался в Москве с Сергеем Лавровым. В итоге было сделано следующее заявление: «Россия — это, безусловно, великая страна, без участия которой невозможно решить серьёзные проблемы современности. Мы отдаём себе в этом отчёт». Отдельно стоит отметить, что Испания является одной из тех стран, которые выступили против санкций в марте прошлого года.

Ситуация в Центральной Европе развивается куда более драматичнее. Как уже говорилось выше, в таких странах как Франция и Германия наметилась тенденция электорального движения в сторону правых сил и популистов. В первую очередь это относится к Франции. Лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен за последний год не только обросла политическим жирком, но и привлекла на свою сторону весомые электоральные группы: евроскептики, исламофобы, противники санкций и миграционной политики. Парижский теракт лишь закрепил положение Марин Ле Пен: так, к примеру, еврейская диаспора Франции (полтора миллиона человек) признала, что «Национальный фронт» является единственной силой в стране, способной защитить их от радикального ислама и широко распространенного по стране антисемитизма. Помимо мелких электоральных побед, партия Марин Ле Пен впервые за все годы своего существования смогла пройти в Сенат. В целом 2014-ый год оказался для партии успешным, так как «фронтовикам» удалось одержать локальные победы в ходе избирательной компании в местные органы власти и уверенно выйти в Европарламент, где Марин Ле Пен получила почти треть голосов. А для понимания политических убеждений лидера «Национального фронта», приведем одну цитату: "Что касается Украины, мы ведем себя, как слуги американцев. Европейским столицам не хватает мудрости, чтобы прекратить зависеть от американских позиций по этому вопросу. Сейчас правительство Украины бомбит свое гражданское население, и все молчат об этой скандальной реальности". Отдельно отметим, что совсем недавно Марин Ле Пен получила кредит в российском банке. Что же касается реального, а не медийного положения «Национального фронта», то можно с определенной долей уверенности прогнозировать, что на следующих президентских выборах в 2017 году партия имеет все шансы на победу, если Олланд продолжит катать вату, а Саркози вместо себя двинет однопартийца. Завершая тему Франции, приведем недавнюю цитату нашего старого друга Николя: «Крым выбрал Россию. Мы не можем его за это упрекать».

Но самые интересные события разворачиваются в Германии, где недовольство амбициозной и рискованной политикой Ангелы Меркель растет как на дрожжах. Критика канцлера разворачивается на двух платформах: программа жесткой экономии в рамках ЕС и конфликт с Москвой. Говоря о первом, необходимо напомнить, что в ходе экономического кризиса 2008-ого года центр континентальной власти сместился из Брюсселя в Берлин, так как Германия приложила все возможные силы для борьбы с последствиями кризиса. Вполне естественно, что подобный расклад категорически не устраивает органы власти ЕС, что после прихода нового председателя Еврокомиссии Жан-Клод Юнкера особо и не скрывалось. И вся соль в том, что за Юнкером стоит почти весь Европарламент и Европейский Совет, чего в истории ЕС еще не было. Очевидно, что эпоха европейского авторитаризма Меркель подходит к концу – Юнкер все-таки не Баррозу, и воевать будет до последнего, не чураясь даже шантажа «греческой картой». А окончится эта война переносом центра силы из Берлина обратно в Брюссель. Что же касается кризиса в отношениях с Москвой, то тут единым фронтом против политики Меркель выступили не только граждане Германии с ее промышленниками, но и представители правящей политической элиты. В частности это относится к главе МИДа Франку Штайнмайеру и вице-канцлеру Зигмару Габриэлю. Так, буквально неделю назад Штайнмайер заявил: «Мы не должны прекращать попытки переговоров с Россией, используя последние имеющиеся каналы общения, чтобы найти возможные решения и в будущем найти путь к более тесному сотрудничеству». Чуть ранее высказывался вице-канцлер Германии: «В случае урегулирования украинского вопроса Евросоюзу следует начать с Россией переговоры о создании единой зоны беспошлинной торговли». И подобных заявлений немецких политиков можно набрать на объемистую аналитическую статью. Отчасти именно с внутренней оппозицией связан московский демарш Меркель в компании с Олландом, где, согласно мнению вполне уважаемых политологов, европейским лидерам была предложена помощь Москвы в деле обнуления излишне тесных связей с Вашингтоном и формирования относительно независимого центра силы. Этот визит вызвал подлинное удовлетворение немецких предпринимателей, которые потратили около 20 лет для завоевания российского рынка, который в итоге было выставлен на столешницу ломбарда политических амбиций фрау Меркель. Нынешний конфликт внутри немецкой элиты в купе с открытым недовольством электората ставит канцлера Германии в непростое положение. И не считаться со своими избирателями и оппозицией она попросту не может.

В итоге мы видим, что хваленное европейское единство существует исключительно в географическом пространстве. Нарастающая конфронтация между обнищавшим Югом и зажиточным Севером ведет Европу к пересмотру авторитарного инструментария Брюсселя. Крах проекта слепого мультикультурализма и нелепой толерантности на фоне стремительного распространения радикального ислама так же разводит европейские политические элиты с их избирателями. Косвенная зависимость от Вашингтона, локально доходящая до абсурдного и безоговорочного подчинения, и вопрос обретения Европой определенной независимости, с каждым годом становится все актуальнее, а говорят об этом все громче и чаще. Весь этот клубок противоречий, угрожающий Европе жесточайшим внутренним кризисом, который уже получил свое начало, вылез наружу частично благодаря конфликту на Украине. Антироссийская риторика европейских лидеров, основанная на очевидном популизме, стала площадкой для обсуждения будущего Старого Света, так как именно санкционная эпопея в красочной форме продемонстрировала ощутимые недостатки проекта единой Европы.

Говоря же о европейской политике России, нельзя не упомянуть небезызвестный «метод салями», суть которого заключается в планомерном расчленении единого целого при помощи кропотливой нарезки этого целого на мельчайшие куски. Как не сложно догадаться, процесс был запущен введением продуктового эмбарго, подготовившего питательную почву для последующего демонтажа европейского санкционного единства. И вот недавно прозвучало заявление о возможном отмене продуктового эмбарго для некоторых стран ЕС: Чехии, Венгрии и Греции (так же назывались Кипр, Испания, Словакия). После победы партии СИРИЗА, и начала переговорного процесса с Германией, Антон Силуанов заявил, что в его ведомстве рассматривается вопрос о предоставлении кредита для восстановления греческой экономики, и есть все основания предполагать, что в ближайшее время эта новость вновь станет актуальной. Еще раньше Россия предоставила кредит французскому «Национальному фронту», недвусмысленно продемонстрировав, что готова поддерживать не только европейских маргиналов с периферии, но и реальные политические силы внутри центральных европейских держав. Чем все это закончится угадать не сложно: санкционный блок продолжит расползаться, проекты введения новых санкций будут блокироваться на голосованиях, официальная политика Берлина и Парижа будет смягчаться с каждым следующим месяцем. А мы, как говорится, будем посмотреть.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и