30.05.2015, 13:29
Часы, ставшие годами - конфликт, ставший войной
Часы, ставшие годами - конфликт, ставший войнойМеждународная военная политика
В конце мая прошлого года тогда еще кандидат в президенты Петр Порошенко на "встрече с народом" произнес эмоциональную речь, где прозвучал тезис: "АТО не может длиться два-три месяца. Она должна быть закончена – и она будет закончена! – за считанные часы".

В той же пламенной речи он пообещал, что "солдат Украины больше не будет голый, босый и голодный", каждый боец будет получать по 1000 гривен в день, а его жизнь застрахуют на миллион. В целом же, армия, едва ли не кричал кандидат в президенты, будет приоритетом страны.

В зале начали свистеть: обещаниям мало кто поверил, а один из мужчин выкрикнул: "Когда это будет?". Порошенко отреагировал: "Когда? Запиши: 26 мая". Год не уточнил.

Прошел уже один год с Порошенко — президентом. О состоянии армии и, в особенности, ее материальном обеспечении (ВСУ продержались текущий год во многом силами волонтеров) говорить не приходится. А АТО, которая должна была закончиться "за считанные часы", продолжается, и заканчиваться, по всей видимости, не собирается.

Впрочем, забегая вперед, почти через год, уже в конце апреля 2015, Порошенко озвучил новую дату окончания, правда, уже войны на Востоке: "когда Украина вернет Крым и Донбасс", а боевые действия продлятся "столько, сколько нужно".

В ожидании быстрого успеха

Вспоминая минувший год и во многом ознаменовавшую его АТО, складывается впечатление, что иначе, как в состоянии войны, Украина — во всяком случае, при действующей власти — жить просто уже не сможет.

Справедливости ради нужно отметить, что начинал АТО не Порошенко, а тогдашний и.о. президента Александр Турчинов, но именно через несколько дней после того, как Порошенко одержал победу на президентских выборах (прошедших 25 мая), АТО переросло в полномасштабную войну.

Один за другим начались события, поставившие дальнейшее мирное сосуществование Донбасса и остальной Украины под огромный вопрос.

Вспомним — очень кратко — основные события и сражения АТО.

2 июня был совершен налет на Луганскую обладминистрацию, за который ответственность на себя Украины не взяла. Примерно в это же время развернулись масштабные бои за контроль над российско-украинской границей. К 13 июня ВСУ выбили войска ДНР из Мариуполя, а 5 июля контроль к Украине перешел над Славянском. Однако в середине лета ополченцы перешли в наступление, и в результате боев за Саур-Могилу и ракетной атаки под Зеленопольем украинские войска попали в "Южный котел".

"Boeing" и Иловайск

17 июля случилась своеобразная точка невозврата — крушение Boeing авиакомпании Malaysia Airlines, выполнявшего плановый рейс из Амстердама в Куала-Лумпур, на востоке Донецкой области, недалеко от Тореза. Украина обвинила в трагедии ополченцев и Россию, а ДНР — Украину и США. Сбитый "Боинг" заставил Порошенко во всеуслышание заявить о прямом участии РФ в конфликте на Донбассе: по словам украинского президента, оружие, которым "достали" самолет, завезли из России.

Коренной перелом в войне на Востоке произошел в августе: сначала ополченцы захватили участок на юге Луганской области, граничащий с Ростовской областью, а в конце месяца перешли в контрнаступление.

10 августа начались бои за Иловайск, закончившиеся "Иловайским котлом". Примечательно, что украинские власти, в том числе Порошенко, долго не признавали наличие "котла", а впоследствии сильно преуменьшали реальное количество погибших и взятых в плен силовиков.

24 августа, в день независимости Украины, ополченцы предприняли крупное наступление на юге Донбасса, и вышли к Азовскому морю, взяли под контроль Новоазовск.

Аэропорты и закон

1 сентября ополченцы вернули под свой контроль Луганский аэропорт, который в течение 3 месяцев удерживали ВСУ, а 5 сентября в Минске после переговоров было достигнуто соглашение о прекращении огня.

16 сентября Верховная Рада приняла два закона, предложенных Порошенко: "Об особом порядке самоуправления отдельных районов Донбасса" и "Про недопущение преследования и наказания участников событий на территории Донецкой и Луганской области".

После вступления в силу режима прекращения огня обе стороны конфликта неоднократно обвиняли друг друга в его нарушении. Продолжались бои за донецкий аэропорт, обоюдные артобстрелы происходили в районе Дебальцево. Весь октябрь продолжались бои за аэропорт Донецка, который удерживали украинские военные. 13 ноября представитель ДНР на переговорах в Минске Денис Пушилин заявил о необходимости нового созыва минской группы при участии представителей ДНР, ЛНР, ОБСЕ, Украины и России.

Волноваха и Мариуполь

В середине января 2015 года возобновились полномасштабные боевые действия, чему предшествовал обстрел автобуса под Волновахой.

22 января был совершен артобстрел Донецка, после чего с новой силой возобновились бои за аэропорт. Постоянно поступала противоречивая информация — не было ясно, "чей аэропорт".

23 января глава ДНР Александр Захарченко объявил о намерении наступать до границ Донецкой области, попутно отказавшись от дальнейших инициатив начать переговоры о перемирии и обмена пленными. 24 января руководители ДНР заявили о желании заключить в котел силы противника у Дебальцево и о начале наступления на Мариуполь, где в тот же день обстреляли микрорайон "Восточный".

Однако ни масштабного наступления ополченцев, ни расширения ДНР и ЛНР не случилось.

После подписания минских соглашений 12 февраля на различных участках продолжались столкновения, наиболее горячей точкой стало село Широкино.

В то же время, в СМИ появлялись так называемые "дополнительные, секретные минские протоколы", в которых Порошенко якобы соглашался на большинство условий РФ и ЛНР с ДНР, что в Украине расценивали практически как государственную измену.

Дебальцево: новый "котел"

Подлинность документов, однако, подтверждена не была.

Уже после "Минска-2" наиболее активные боевые действия развернулись в районе Дебальцево, которое осталось пограничной зоной и важным, узловым пунктом для ополченцев, и 18 февраля город полностью перешел под их контроль — таким образом был завершен разгром Дебальцевского котла.

Украинские власти же снова, как и в случае с Иловайском, до последнего не признавали наличия "котла", а говорили о "дебальцевском плацдарме", и о том, что эта операция — вывод оттуда силовиков — были проведены грамотно и качественно. Порошенко заявлял едва ли не о "блестящих действиях ВСУ", добавляя, что операция в Дебальцево имела большое политическое значение и стала "политической победой".

Впрочем, независимые военные эксперты сообщали, что потери украинских силовиков в Дебальцево были катастрофическими.

Враг внутри?

После этого масштабные прямые столкновения в Донбассе между ВСУ и ополченцами практически прекратились, но продолжились артиллерийские дуэли, диверсионные операции.

Все чаще, но осторожно, о перспективах крепкого мира заговорили политические эксперты… Но — не политики: слишком сильны стали позиции условной "партии войны" внутри украинского политикума.

В отличие от условной "партии мира" ее адепты — во всяком случае, в риторике — выступают за войну до последней капли крови, предлагая отвоевать Донбасс, а затем и Крым.

Главные представители "партии войны" — премьер-министр Арсений Яценюк с его "Народным фронтом", представители добровольческих батальонов, различные радикалы. Масла в огонь добавляет факт, что у Порошенко с Яценюком разворачивается настоящая битва амбиций, полномочий, политическая конкуренция, из-за которой единства в высшем политическом эшелоне нет.

Сам же Порошенко неоднократно подчеркивал, что он — "Президент мира, а не войны", а альтернативы его мирного плану по Донбассу нет. Несмотря на это, он открыто заявлял, что после "Минска-2" в Украине установилось всего лишь "псевдоперемирие".

Война как оправдание

В целом же, у Порошенко нет единой, озвучиваемой им повсеместно, позиции по конфликту на Донбассе. Он ратует за мирное урегулирование, но при нем как главнокомандующем военные действия продолжаются уже больше года.

Говорит, что люди в Луганской и Донецкой областях, на территориях, находящихся под контролем ЛНР и ДНР — украинские граждане, но обещает, что "их дети будут сидеть в подвалах, а наши — ходить в школы, учиться".

Подчеркивает, что Россия — агрессор, президенту Путину он не доверяет, накаляет и без того натянутые до предела отношения резкими заявлениями, но настаивает на пути переговоров.

Получается настоящая политическая шизофрения.

Но эксперты говорят, что дело — в другом: украинской власти и лично Порошенко попросту нечего предъявить людям — ни реформ, ни достижений в социально-экономической политике, ни во внешней, ни во внутренней… И остается только война, которая все спишет, и на счет которой можно отнести все проблемы страны.

Политический эксперт, журналист, директор аналитического центра "Экспертный совет" Искандер Хисамов на пресс-конференции в РИА Новости Украина говорил, что нынешняя украинская власть попросту не понимает, что ей делать в условиях мира, какую повестку дня предложить людям.

"Пропагандистская модель состоит в том, что есть бог, добрые силы — Вашингтон, МВФ, отчасти Европа, а есть демон — Путин, который несет ответственность за все плохое. Не мы виноваты, а во всем, везде виноват враг", — рассказал эксперт.

В ожидании нового парламента?

Но недавние события, итоги челночной дипломатии с участием канцлера Германии Ангелы Меркель, французского президента Франсуа Олланда, госсекретаря США Джона Керри обозначили новый тренд: условное "принуждение Украины к миру". Стране дают понять, что война больше продолжаться не может, и нужно договариваться.

Но сможет ли сделать это украинская власть? Политолог Вадим Карасев считает, что для перехода от войны к миру Украине и лично Порошенко нужен новый состав парламента.

"Переориентация всех основных мировых игроков на мирное решение украинской проблемы ставит вопрос о кризисе всей нынешней модели киевской власти. Сформированная во время АТО, она перестала отвечать и настроениям большинства общества, и настроениям, преобладающим в мировой политике. Порошенко является заложником партнеров по коалиции, которая последние полгода культивировала воинственную риторику и теперь неспособна отыграть назад. Президенту нужны перевыборы, потому что для мира нужен другой парламент. Уже сейчас у него нет другого выхода, потому что он находится между молотом западных союзников и наковальней коалиции", — отмечает Карасев.

Битвы Порошенко и ожидания Украины

Впрочем, наблюдения показывают, что Порошенко легко сможет перейти к нужной риторике и действиям: год его президентства свидетельствует об умении главы государства приспосабливаться к логике момента, понимать и пользоваться конъюнктурой.

И Украина наверняка с радостью воспримет новый, мирный курс, как только волну милитаристской истерии прекратят разгонять. Да, страна уже, как ни страшно это звучит, привыкла жить войной, однако она по-прежнему жаждет мира.

Но чтобы закончить АТО, Порошенко предстоит выиграть сразу несколько битв: с устоявшимся "военным" сознанием украинцев; с политикумом, играющим милитаристскими картами; и, наконец, с самим собой: набраться политической воли и прекратить прятаться за образом внешнего врага, а по-настоящему выполнять работу президента.

Если же этого не произойдет, Украина дальше будет обречена на новый виток "игры в имитацию".

А АТО, которое уже унесло, по скромным подсчетам, около 15 тысяч человек, десятки тысяч оставило без средств к существованию, поставило целые регионы на грань выживания и заставило с тревогой говорить о будущем Украины в целом — продолжится…

Категория: Конфликты | 924

Mediametrics.ru

Новости СМИ2


Читайте также:

Проблемам Европы 200 летМеждународная военная политика
Геополитика  01.06.2015
Главная проблема Запада – не президент Владимир Путин, а «сама Россия», считает бывший руководитель, так называемого, «русского отдела» при Совете национальной безопасности США Томас Грэм. Он опубликовал авторскую статью в газете The Financial Times , где представил свою точку зрения на современную Россию с учетом глубокого исторического экскурса в прошлое.
Кто они, американские агенты TF121?Международная военная политика
Конфликты  01.06.2015
В 2008 году британский аналитик по проблемам разведки и безопасности Гленмор Тренер-Харви, говоря об элитных американских спецподразделениях, заявил, что в США имеется группа, ориентированная исключительно на ликвидацию полевых командиров. «В Афганистане впервые применялось так называемое подразделение Task Force 121 – группа спецназа во главе с оперативниками ЦРУ. Отряд проводил очень эффективные специальные операции, - пояснил он. - Используются ли эти подразделения против России? Ну, сейчас между нами нет конфликта или враждебности, поэтому нет причин использовать такие силы».
Приднестровье. Еще один фронт гражданской войны?Международная военная политика
Конфликты  01.06.2015
Приднестровье является одним из самых «старых» конфликтов на территории бывшего СССР. В 1990-е не было еще понятий «информационные войны» и «цветная революция», но если посмотреть на цепочку событий, которая привела эту территорию к сегодняшнему состоянию, можно увидеть много знакомых черт, которые мы неоднократно видели на Украине и в Киргизии, Армении, Азербайджане. Новая эскалация конфликта происходит именно в тот момент, когда борьба за Украину входит в решающую стадию.
Плата за защитуМеждународная военная политика
Мировой ВПК  01.06.2015
Новые российские боевые машины пехоты на платформе «Курганец-25» будут на треть тяжелее нынешних машин. Такова плата за усиленную защиту их экипажа и мотострелков. Однако, все еще может измениться в процессе испытаний. Поэтому в ближайшие годы российское Минобороны по-прежнему делает ставку на закупку проверенных БМП-3.
Хор обиженных «европейских мальчиков»Международная военная политика
Геополитика  01.06.2015
Вот уже третий день в Европе кипят страсти, вспыхнувшие после того, как выяснилось, что реальность санкционной войны имеет обоюдоострый характер. Спикер сената Польши Богдан Борусевич выразил крайнее негодование по поводу того, что он и ещё 17 граждан Речи Посполитой оказались в числе нерукопожатных в России. По его словам, Министерство иностранных дел Польши должно не просто «спокойно, но твердо потребовать объяснений от Москвы», но и пойти дальше – продумать контрмеры со стороны Варшавы и создать свой «чёрный список», куда внести российских граждан, «работающих на пропагандистском фронте». Складывается впечатление, что пан Борусевич не в курсе того, что действия Москвы представляют лишь ответ на