13.10.2016, 08:17
C-300 и C-400 пропустят «Томагавки»
C-300 и C-400 пропустят «Томагавки»Международная военная политика
Россия принимает серьезные и срочные меры по усилению ПВО сирийской армии. Об этом сообщили «Известия» со ссылкой на свои источники.

Отмечается, что военно-политическое руководство РФ рассматривает возможность отправки в Сирию партии зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь». Соответствующая сделка заключена еще в 2008 году (по некоторым данным, тогда шла речь о покупке от 36 до 50 таких комплексов и не менее 700 ракет к ним на сумму 730 млн. долларов), но по финансовым соображениям была реализована лишь частично. Сейчас решено передать Дамаску оставшиеся «Панцири» без требований немедленной оплаты.

Источник газеты отказался назвать точное количество «Панцирей», которые будут переданы сирийским военным, но дал понять, что речь идет не менее чем о 10 установках, а также — о командных пунктах и дополнительных радиолокационных станциях, которые позволят задействовать ЗРПК «побатарейно». Последняя партия «Панцирей» была передана Дамаску в 2013 году.

Эта новость вписывается в контекст обострения американо-российских отношений в Сирии. Напомним, в американской экспертной среде еще в сентябре — сразу после срыва соглашения РФ и США по Сирии — начали обсуждать радикальные поэтапные сценарии по «принуждению Асада к снижению сопутствующего ущерба в восточном Алеппо».

В частности, на первом этапе предлагалось дать отмашку на поставки нескольких десятков современных ПЗРК проверенным «умеренным». И, по данным французских СМИ, такая договоренность достигнута 24 сентября в Эр-Рияде, где присутствовали представители разведывательного сообщества США, Саудовской Аравии, Катара, Турции и ряда группировок.

Второй этап плана США по «приземлению» авиации Асада — высокоточные удары по инфраструктуре сирийской армии вне прибрежной Латакии. В частности, по взлетно-посадочным полосам и площадкам ее аэродромов. Как отмечали эксперты из США, удары могут быть нанесены оперативно-тактическими ракетами ATACMS (комплексы HIMARS на колесном шасси) или ракетами воздушного и морского базирования по «израильскому сценарию». Как известно, израильтяне, реагируя на шальные минометные снаряды, иной раз залетающие со стороны Сирии, наносят удары по артиллерийским расчетам войск Асада, избегая потерь в живой силе.

6 октября представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков, комментируя сообщения западных СМИ об обсуждении Вашингтоном возможности нанесения ударов по позициям сирийских войск, заявил, что у боевых расчетов С-400 и недавно переброшенных С-300В4 «Антей-2500» вряд ли будет время на выяснение по «прямой линии» точной программы полета ракет и принадлежности их носителей.

В этом смысле, с одной стороны, Россия поставкой ЗРПК сирийцам может подстраховываться на случай, если США действительно захотят нанести удары по инфраструктуре войск Асада. С другой — все может ограничиться информационным вбросом, демонстрирующим готовность Минобороны России в ограниченные сроки нарастить боевой состав средств ПВО Сирии.

Но что, если логика шага по передаче крупной партии ЗРПК совсем иная — в случае возможной атаки США сирийских объектов вне прибрежной Латакии, отражать ее будут не российские силы и средства, а исключительно сирийские? Это позволит России при таком сценарии быть свидетелем, а не участником прямого столкновения с армией США.

Отметим, что, несмотря на заявления Минобороны о том, что радиус действия российских зенитных систем С-300 и С-400 может стать «сюрпризом для любых неопознанных объектов», российская сторона также неоднократно подчеркивала, что С-400 и С-300 обеспечивают безопасность военно-морской базы в Тартусе и находящихся в ее прибрежной зоне кораблей оперативного соединения ВМФ РФ в Средиземном море. При этом, по словам экспертов, развернутые в Сирии средства даже без учета рельефа местности все-таки не позволяют стопроцентно прикрыть от тех же американских крылатых ракет сирийскую авиабазу Эн-Найроб в провинции Алеппо или их же аэродромы в Дамаске и Хаме.

Как замечает экс-старший офицер Главного штаба ПВО Михаил Ходаренок, в последнее время российскими военными специалистами принимались меры по повышению боевой готовности сил ПВО Сирии. По весьма разным и очень противоречивым данным, в боевом составе войск противовоздушной обороны Сирии насчитываются две дивизии ПВО — около двадцати зенитных ракетных бригад и полков, имеющих на вооружении ЗРК средней дальности С-75, С-125М, 2К12 «Квадрат» и «Бук-М2Э», ЗРК малой дальности 9К33М «Оса-АК/АКМ» и ЗПРК ближнего действия «Панцирь-С», а также — две группы зенитных ракетных дивизионов ЗРС С-200ВЭ. В этом смысле дополнительные ЗРПК с дальность стрельбы в 20 км позволят усилить защиту сирийских объектов.

Решится ли Вашингтон на радикальный сценарий — сказать сложно. С одной стороны, по мнению американских экспертов, сидящая на чемоданах администрация Обамы, которая показала себя довольно слабой и пассивной два срока подряд, вряд ли даст «зеленый свет» Пентагону на атаку сирийских объектов. С другой — авторитет США на Ближнем Востоке стремительно падает. Более того, при негативном развитии ситуации для так называемой оппозиции в Алеппо, в следующем раунде переговоров РФ и США у Москвы может появиться намного больше козырей уже с новой администрацией Белого дома. Это может подтолкнуть американцев на решительные действия. В такой ситуации оборона Сирии именно сирийскими силами и средствами позволила бы избежать решительногостолкновения РФ и США.

— В нынешней ситуации это было бы самым эффективным методом отражения возможных «приземляющих» ВВС Сирии атак со стороны международной коалиции во главе с США, — полагает член-корреспондент Российской академии ракетно-артиллерийских наук (РАРАН), доктор военных наук Константин Сивков. — Тогда наши военные могут не применять свои средства, формально обеспечивающие прикрытие объектов в Тартусе и Латакии. Конечно, сирийские средства ПВО, в том числе ЗРПК, американские ATACMS перехватить не смогут, но крылатые «Томагавки» посшибают запросто, хотя все зависит от массированности залпа.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин также считает вполне вероятным такой сценарий:

— Безусловно, этот вариант логичен. Если удары будут наноситься не по российским базам, а этого, конечно, не будет, то воевать должны сирийцы. Другое дело, что в таком случае все равно в тех же сирийских машинах ЗРПК, скорее, будут сидеть российские военнослужащие, которые формально будут считаться сирийскими.

То есть, можно допустить, что в Минобороны просчитывается сценарий, при котором С-300 и С-400 пропустят атаку американских ракет для работы по ним формально сирийских средств?

— Вполне. И потом — если будут удары «Томагавками», то они и так их пропустят. Потому что, если крылатая ракета идет не прямо на комплекс, то ее, скорее всего, просто не удастся своевременно обнаружить.

— Опасность в том, что, как заявляют в Минобороны, российские военные, например, центра примирения враждующих сторон, работают вне прибрежной зоны — доставляют гумпомощь и ведут переговоры в других провинциях. Не говоря уже о действиях советников и отрядов спецназа, — отмечает преподаватель Военного университета Министерства обороны, полковник ВВС в отставке Владимир Карякин. — С другой стороны, формально Запад может сказать, что Россия не предоставляла ему координат российских военных. И в этом смысле, как американцы любят говорить, во избежание «гуманитарного кризиса» и в целях «принуждения Дамаска к миру» удары теоретически возможны, в том числе с использованием артиллерии. Скажем, Турция зимой довольно активно таким образом работала по району трассы Кастелло, не давая окружить оппозицию.

В любом случае — для России безопаснее, чтобы районы вне прибрежной Латакии прикрывали сирийские средства ПВО, потому что в нынешней суматохе в небе, будет очень тяжело отличить атаки Запада на боевиков «Исламского государства» * в центре и на востоке страны от их же атак по объектам войск Асада. По имеющимся данным, в последнее время российские специалисты ряд средств ПВО Сирии привели в боеготовое состояние.

— Основное предназначение «Панцирей» — точечное прикрытие аэродромов и элементов системы управления, а также — простреливаемых участков систем средней и большой дальности, — отмечает бывший начальник зенитных ракетных войск ВВС РФ в 2000—2008 гг. генерал-лейтенант Александр Горьков. — Все-таки в Сирии довольно сложный рельеф местности, есть горы, а соответственно — «слепые» участки и направления, которые необходимо прикрывать ЗРПК. Как это реализуется на практике в Сирии — сказать не могу.

В советское время система ПВО страны и войсковая противовоздушная оборона Сирии была довольно мощной. Понятно, что годы гражданской войны сделали свое дело и от смешанной глубокоэшелонированной ПВО мало что осталось. Но какие-то мероприятия последнее время по поддержанию боеготовности расчетов проводились с нашей помощью. Но мало поставить там отдельные элементы системы противовоздушной обороны - зенитно-ракетные или истребительно-авиационные. Они должны замыкаться на сирийском командующем или начальнике ПВО, ведь единоначалие в армии никто не отменял, а Дамаск — по-прежнему столица государства Сирия.

Однако научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов сомневается в достоверности утверждения «о поставке крупной партии ЗРПК».

— По моим данным, по контракту от 2006 года в Сирию в 2008 и 2013 годах было поставлено 36 ЗРПК. Так что, если и будет какая-то дополнительная отгрузка, то, скорее всего, — минимального количества комплексов. Не думаю, что мы будем поставлять «Панцири» в долг, потому что сейчас они активно поставляются в ВС РФ и на экспорт. Конечно, логично предположить, что деньги могли пойти из контракта на поставку в Сирию учебно-боевых самолетов Як-130. Но на эту сумму можно купить всего две-три машины типа «Панцирь».

Но вообще «Панцири» — это комплексы, которые способны перехватывать ограниченное количество крылатых ракет, а также работать по беспилотникам. К тому же они действуют в составе единой системы ПВО. В одиночку против массированного удара США не выстоят, а в качестве средств войсковой ПВО их довольно рискованно ставить, потому что боевики могут уничтожить из ПТУРов.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.