24.01.2015, 01:43
«Большой флот» за горизонтом
«Большой флот» за горизонтомМеждународная военная политика
На что рассчитывает ВМФ России после 2020 года?

Программы военного кораблестроения порой затягиваются на долгие годы. Причем итоговый результат часто оказывается совсем не таким, как задумывалось. Российскому флоту придется восстанавливать утраченные возможности и обретать новые уже в следующем десятилетии.


Проклятие «Большого флота»

Средней ядовитости шутка среди любителей военной истории гласит: с XIX века повелось, что, как только Россия собирается построить океанский «Большой флот», у нее тут же случаются крупные внутренние (или внешние) проблемы, не дающие этому флоту появиться на свет.

Первая попытка была запущена в 1881 году 20-летней кораблестроительной программой, уточненной в 1895 году, финальная расширенная часть которой с 1898 года специально маркировалась замечанием «для нужд Дальнего Востока», потому что была призвана укрепить позиции империи на Тихом океане. Результаты этого грандиозного строительства почти в полном составе, кроме черноморских кораблей, были затоплены на порт-артурском рейде или ушли на дно Цусимского пролива.

Вторая попытка была порождена залихватским планированием военно-политического руководства СССР 30-х годов. «На Марс летим в этой пятилетке?» — иронично обыграли подобные настроения создатели фильма «Укрощение огня». Идея серийной постройки линкоров и иных тяжелых кораблей оборвалась сначала рефлекторными репрессиями авторов кораблестроительной программы при первых же трудностях, а потом и Великой Отечественной, закончившей на какое-то время увлечения страны Советов большим флотом.

Между двумя этими заходами лежала грамотная попытка морского министра Григоровича восстановить перед Первой мировой войной флот, уничтоженный в Цусиме. Опираясь на деятельных офицеров японской войны, многие из которых к тому моменту уже доросли до высоких чинов, и прекрасных специалистов по кораблестроению, таких как А.Н. Крылов, И.Г. Бубнов, В.П. Костенко и других, министр вернул Россию в число морских держав (насколько это было возможно в тех условиях). Во второй половине 1910-х годов судостроители уже рисовали на кульманах эскизы тяжелых артиллерийских кораблей с прицелом на постройку после Великой войны, однако две революции 1917 года и Гражданская опрокинули эти намерения.

Точно так же не была «довинчена» и послевоенная программа строительства тяжелого флота, с линкорами и авианосцами, которую продвигал адмирал Николай Кузнецов. Принято отношение к этой программе как к нереалистичной, и на то есть существенные аргументы.

Как бы то ни было, опального Кузнецова сменил другой человек-символ — Сергей Горшков, с 1956 по 1985 годы без перерыва руководивший советскими морскими силами и военным кораблестроением. При Горшкове было развернуто массовое строительство океанского флота: надводного, а главным образом — атомного подводного. При нем была принята доктрина создания флота вокруг концепции противоавианосных сил: подводных, надводных и воздушных носителей дальнобойных противокорабельных ракет, предназначенных для нейтрализации авианосных ударных групп американского флота. Главной задачей, однако, оставалась защита собственных стратегических ракетоносцев в плотно контролируемых районах патрулирования, получивших на Западе прозвище «бастионы».

Как только в конце 1970-х — конце 1980-х годов было запущено крупносерийное строительство ракетных крейсеров, крупных эсминцев и БПК, а далее и авианосцев (в том числе, под конец периода, и атомных), решил закончить свое существование Советский Союз, а с ним внезапно исчезло и безбрежное ресурсное обеспечение военных программ. Россия кардинально сократила состав флота и только с середины 2000-х годов начала закладывать новые крупные корабли.

Теперь перед нами очередная попытка страны выйти в океан новыми силами. Часть кораблей для этой попытки строится по Госпрограмме вооружений на период до 2020 года (ГПВ-2020), но многое будет включено и в следующую программу, запускаемую в промежутке с 2016 по 2025 год (ГПВ-2025). Попробуем разобраться в том, что ждет океанский флот за горизонтом 2020 года.


Подводники: те же и младший брат

Флот продолжает оставаться важным компонентом стратегического сдерживания из-за наличия у него значительных ядерных сил. Обеспечение боевой устойчивости группировки ракетных подводных крейсеров стратегического назначения по-прежнему остается для флота задачей номер один.

Постепенный вывод из состава флота подводных ракетоносцев советской постройки (трех проекта 667БДР и, в следующем десятилетии, шести проекта 667БДРМ) потребует компенсировать и выбывающие вместе с ними боевые блоки морских ядерных сил. Для сохранения статус-кво необходима постройка как минимум 12 субмарин проекта 955 «Борей» (или его развития). Восемь таких лодок уже заказано в рамках ГПВ-2020, следовательно, разумным минимумом программы строительства младших отпрысков проекта 955 на период после 2020 года является еще четыре корпуса.

Куда интереснее обстоит дело со строительством многоцелевых атомоходов проекта 885 «Ясень». Эти довольно крупные (подводное водоизмещение чуть менее 14 тысяч тонн) субмарины, которые, по заявлениям военных, должны были стать единой заменой сразу для двух подклассов: многоцелевых атомных торпедных (ракетно-торпедных) лодок и атомных подводных ракетных крейсеров (АПРК), несущих противокорабельные крылатые ракеты.

Строительство этих лодок (до 2020 года их планируется получить в количестве восьми единиц) с самого начала вызывало противоречивые реакции. С одной стороны, эти массивные и насыщенные современным оборудованием лодки, оснащенные ракетными комплексами «Оникс» и «Калибр», явно подходили для замены тяжелых АПРК проекта 949А, несущих комплекс «Гранит». Однако первоначально было заявлено, что «ясени», оборудованные продвинутым гидроакустическим комплексом «Иртыш» с конформной антенной «Амфора», в перспективе заменят и более легкие многоцелевые ракетно-торпедные субмарины (проекты 671РТМК, 945, 945А и 971 — всего в боевом составе флота сейчас 19 корпусов этих проектов, включая находящиеся на ремонте с модернизацией).

Такая замена многим специалистам представлялась неоправданно дорогой, и ситуация отчетливо требовала появления проекта упрощенной лодки-охотника со схожими возможностями по обнаружению, которые дает «Иртыш-Амфора», однако заточенного в первую очередь под противолодочные задачи. 



АПЛ К-329 «Северодвинск» проекта 885
 

В декабре 2014 года появились сообщения о том, что такие субмарины разрабатываются в России (их именуют «многоцелевыми лодками пятого поколения») — существование подобного проекта подтвердил в интервью заместитель главы санкт-петербургского морского бюро машиностроения «Малахит» (разработчика проекта 885) Николай Новоселов.

Таким образом, для сохранения противокорабельного потенциала подводного флота и с учетом многофункциональности проекта 885 после 2020 года необходима дополнительная постройка 3-4 корпусов этого типа, возможно, по измененному техзаданию. Одновременно с этим уже с 2020 года необходимо начать ввод в строй первых «охотников» нового поколения с прицелом на то, чтобы завершить серийное строительство не менее 15 корпусов этого проекта к середине 2030-х годов.

Это позволит как минимум компенсировать постепенное, но неизбежное выбытие многоцелевых атомоходов советской постройки (они сейчас хоть и проходят модернизацию, но не вечны). Расширение боевых возможностей подводного флота может быть достигнуто как привлечением «ясеней» для решения противолодочных задач, так и дополнительным строительством малых «охотников».

Что касается неатомных лодок, то, как заявляли источники в промышленности, строительство «Варшавянок» (дизель-электрических лодок проектов 636 и 877) в стране будет остановлено после завершения действующего контракта на шесть корпусов для нужд Черноморского флота. В дальнейшем неатомные лодки планируется строить по проекту 677 или его наследнику (с воздухонезависимой энергоустановкой). Потребность всех четырех флотов в таких лодках также не опускается ниже полутора десятков единиц.


Надводники: ракетные крейсера и авианосец на завтра

Ключевой вопрос нашего военно-морского строительства: где авианосец? Приходится констатировать, что новый авианосец находится там же, где и ранее — в мечтах. С начала 2010-х годов, по сообщениям военных, был запущен поисковый НИР, по результатам которого должны были принять решение о необходимости такого корабля в составе флота, а также определены его критически важные тактико-технические элементы.

Со слов бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова известно, что в ГПВ-2020 строительство авианосца не заложено. Значит, если такой корабль вообще будет строиться, то только в новой ГПВ-2025, причем уже за пределами 2020 года в связи со значительной перегрузкой промышленности имеющимися заказами. В нынешних экономических условиях постройка такого корабля будет сопряжена с существенными финансовыми и технологическими сложностями, поэтому гипотетический авианосец можно считать главной «зоной риска» кораблестроительной программы 2020-х годов.

Если такой корабль и будет решено строить, то в значительной части проект унаследует основные размерения недостроенного при распаде СССР ударного атомного авианосца проекта 1143.7 «Ульяновск». В качестве авиагруппы для такого корабля будет использоваться палубная версия истребителя пятого поколения Т-50, о предварительных проработках которой также сообщалось, и, вероятно, какие-то летательные аппараты дальнего радиолокационного обнаружения и управления, более эффективные, чем имеющиеся у флота сейчас вертолеты радиолокационного дозора Ка-31. 



ТАВКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» в Баренцевом море 


А вот дальше все гораздо лучше. За пределами «хотелок», посвященных авианосному флоту, продолжается рост боевых сил, выстроенных в единой логике вокруг унифицированного набора ударного вооружения: комплекса противокорабельных ракет «Оникс» и многоцелевого ракетного комплекса «Калибр», включающего противокорабельные и противолодочные ракеты, а также крылатые ракеты стратегической дальности для ударов по наземным целям. Все эти ракеты запускаются из единой вертикальной пусковой установки УКСК (универсального корабельного стрельбового комплекса).

В конце 2000-х годов было со скрипом, но запущено серийное строительство двух типов перспективных сторожевых кораблей (СКР): проекта 22350 (СКР дальней морской зоны или фрегат) и проекта 20380/20385 (СКР ближней морской зоны или корвет). Вполне очевидно, что запланированные в ГПВ-2020 восемь фрегатов и 20 корветов всех потребностей флота в подобных кораблях не удовлетворят. Как минимум, придется «повторить» восьмерку проекта 22350, возможно, дополнив ее еще одной тройкой фрегатов проекта 11356 (в дополнении к шести кораблям этого типа, вводимым в строй в ближайшие годы).

Но настоящим символом флотского строительства 2020-х годов должна стать крупная (не менее 12 единиц) серия так называемых «эсминцев» (а по сути — ракетных крейсеров) проекта «Лидер». Это крупные (водоизмещением около 15 тысяч тонн) универсальные ракетные корабли с атомной либо газотурбинной силовой установкой, оснащенные широким набором как ударного, так и оборонительного вооружения.

К числу ударного следует отнести, например, перспективные гиперзвуковые крылатые ракеты «Циркон», которым как раз впору бы появиться где-то к середине 2020-х годов. К числу оборонительного — морскую версию дальнобойной зенитной ракетной системы С-500, способной в том числе поражать баллистические ракеты и цели в ближнем космосе.

В ГПВ-2020 заложено проектирование «Лидеров», завершающееся в данный момент, а вот строительство отнесено уже на ГПВ-2025. Как сообщали ранее источники в промышленности, первый корабль этого типа флот может получить к 2023-2025 году. 



Эскадренный миноносец проекта 956 «Сарыч» 


Крупные корабли позднесоветской постройки, судя по последним решениям, решено «выпотрошить и начинить заново». Полная замена комплексов вооружения и бортовой радиоэлектроники ждет три крейсера проекта 1164 («Варяг», «Маршал Устинов» и «Москва»). Атомный крейсер проекта 1144 «Адмирал Нахимов» уже поставлен под модернизацию, с которой выйдет только к 2018 году. Далее, с учетом состояния имеющихся корпусов, наиболее вероятный кандидат на переоснащение — крейсер «Петр Великий».

Напрашиваются на модернизацию и большие противолодочные корабли проекта 1155, причем также с установкой унифицированного комплекса ударного вооружения. По разным оценкам, такое будущее может ждать 4-6 кораблей этого типа, а также единственный построенный по усовершенствованному проекту 1155.1 БПК «Адмирал Чабаненко». Вот судьба эсминцев проекта 956 значительно более печальна и связана с постепенным выходом из строя их котлотурбинной ходовой части. Полная замена ходовой на этих кораблях, насколько можно судить по реакции военных и источников в промышленности, не рассматривается как реалистичный сценарий, следовательно, в 2020-е годы этих кораблей в боевом составе флота мы уже не увидим.

Напоследок хочется коснуться самой скандальной темы последних лет, а именно десантных сил флота. Универсальные десантные корабли типа «Мистраль» Россия может и получить в конечном итоге, но на облик кораблестроительной программы по ГПВ-2025 они не окажут никакого влияния.

Флот и раньше говорил о том, что он хочет иметь в качестве крупных кораблей-вертолетоносцев для загоризонтной высадки десанта. Это аналог голландских кораблей типа «Роттердам» или «Йохан де Витт»: корабль водоизмещением 14-16 тысяч тонн, перевозящий до 500-600 морских пехотинцев, с шестью вертолетами и набором десантно-высадочных средств на борту.

Судя по заявлениям промышленности, та вполне всерьез рассматривает проектирование и строительство подобных кораблей для ВМФ России. Потребность в этих кораблях можно грубо оценить в 5-6, при хорошей экономической конъюнктуре – в 8 единиц, развернутых на открытых театрах (в составе ОСК «Север» и на Дальнем Востоке). В сочетании с серийным строительством БДК проект 11711 типа «Иван Грен», которое как раз сейчас сходит с мертвой точки, это позволит полностью переоснастить десантные силы флота и придать им новые возможности.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.