04.06.2015, 20:09
«Большая восьмерка» России больше не нужна
«Большая восьмерка» России больше не нужнаМеждународная военная политика
Заявление министра иностранных дел ФРГ о желательности – когда-нибудь – возвращения России в состав «большой восьмерки» не означает ни приглашения Путину участвовать в саммите, ни изменений в позиции Запада по отношению к нашей стране. Но допустим, что ведущие страны Запада действительно готовы вновь пригласить Россию в свой круг. Нужно ли это нам?

По мере приближения саммита «семерки» в Баварии целый ряд немецких политиков высказались за то, чтобы в будущем был восстановлен формат «восьмерки», который был приостановлен Западом из-за возвращения Крыма в Россию.

Если действующие министры говорят о том, что это станет возможно после выполнения минских соглашений, то отставники могут себе позволить больше. Так, бывший канцлер Шредер назвал ошибкой неприглашение Путина уже на нынешний саммит. Другой бывший глава правительства, Гельмут Шмидт, и вовсе заявил, что без российского президента проводить саммит бессмысленно, и выразил уверенность, что Москва приняла бы приглашение об участии в саммите, если бы оно было сделано должным образом.

Нынешние же немецкие министры говорят о будущем времени. Министр по вопросам экономического сотрудничества ФРГ Герд Мюллер выразил надежду, что Россия будет участвовать уже в следующем саммите, добавив, что сроки возвращения в клуб зависят от Владимира Путина: «Минские соглашения об урегулировании на Востоке Украины должны наконец быть выполнены. Тогда для России снова будет место за столом «семерки».

А министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер, оправдывая отказ от «восьмерки» тем, что Запад «не мог проигнорировать нарушение Россией международного права», сказал, что «мы не можем быть заинтересованы в том, чтобы G8 навсегда превратилась в G7. Мы настоятельно нуждаемся в России для урегулирования хронических конфликтов в соседних с Европой регионах – в Сирии, Ираке, Ливии, а также вокруг атомной программы Ирана... Я уверен, что возврат России в «группу восьми» мог бы улучшить международное сотрудничество».

Берлин вынужден реагировать на идущую в Германии дискуссию об отсутствии России в Баварии – ведь понятно, что главным пунктом обсуждения «семерки» будет украинский кризис и «что делать с Россией». Как сформулировал один из немецких аналитиков, Фолькер Пертес, «сложилась ситуация, в которой семь стран будут говорить о восьмой, вместо того, чтобы восемь важных держав совместно говорили о положении в мире». Понятно и то, что в германском обществе и элитах очень сильны настроения в пользу восстановления нормальных отношений с Россией. К тому же многие понимают, что Вашингтон использует Берлин в своих геополитических интересах. Но по гамбургскому счету вопрос о возобновлении «восьмерки» важен только для Запада – для России такой проблемы не существует.

«Семерка» была создана в 70-е как клуб ведущих западных держав, объединенных общими атлантическими ценностями и планом глобализации – и Россия была пристегнута к ней в качестве компенсации за отказ от собственного глобального проекта. Исключение России из «восьмерки» стало символическим завершением попыток Запада встроить нашу страну в глобальный проект в качестве сначала сателлита (90-е годы), а потом и младшего партнера без права решающего голоса (нулевые). Россия давно уже определилась со своим отношением к «восьмерке» – вам было нужно, вы позвали, вам стало не нужно, вы исключили, значит, это ваши проблемы. Очередное подтверждение этому озвучил в четверг и российский МИД.

Иллюзии 90-х о том, что участие в «восьмерке» дает некий статус и возможность влиять на глобальные дела, Москве уже не свойственны – напротив, это Западу нужен был механизм «восьмерки» как форма некоего присмотра и влияния на Россию. Которая, впрочем, все последние годы уже не работала.

А как только Россия, отстаивая свои национальные интересы, вошла в открытый геополитический конфликт с США – на Украине – тут же последовала попытка «наказать» нашу страну исключением из клуба. Бессмысленность такого демарша, как и всей истории с санкциями и «блокадой», лишь сейчас начинает доходить до большинства руководителей стран Запада. Впрочем, для англосаксов конфликт на Украине был лишь поводом для разыгрывания операции по разрушению европейско-российских связей. И теперь, когда Европа захочет восстановить отношения с Россией – не на уровне отдельных государств, что и так происходит, а как геополитическое целое – то ей придется использовать другие форматы. К «семерке», олицетворяющей атлантическую ипостась Запада и одну из форм контроля Вашингтона над своими союзниками, Россия уже никогда не будет присоединяться.

«Семерка» представляет не самые индустриально развитые и демократические страны, как она себя подает, а ядро глобального проекта англосаксонской элиты – США, Великобританию и Канаду (далеко не формально остающиеся частью Британского содружества) с пристегнутыми к ним Германией, Францией, Италией и Японией. Германия и Япония имеют ограниченный американцами внешнеполитический суверенитет, Италия намертво погружена во внутриполитические проблемы, Франция по мере усиления позиций проатлантической части своей элиты последовательно теряет даже понятие о своей роли самостоятельного геополитического игрока.

Конечно, как только Германия, Франция и Япония начнут по-настоящему восстанавливать свою самостоятельность, «семерка» начнет трещать – но пока что она остается вполне удобным инструментом для контроля над младшими партнерами англосаксов по глобальному проекту. Участие суверенной России в таком формате бессмысленно.

Само существование «восьмерки» изжило себя задолго до ее формальной приостановки. Созданная после глобального экономического кризиса 2008 года «двадцатка» постепенно переключала на себя функции главного мирового клуба. И это само по себе знаменовало наступление новой эпохи, времени многополярного мира.

В отличие от «семерки», у которой есть по большому счету общее представление о том, что нужно и выгодно «золотому миллиарду», в «двадцатке» представлены все главные мировые центры силы и цивилизации. Пока что атлантический «клуб семи» задает тон и в рамках «двадцатки» – используя всю финансовую, элитную и структурную мощь сетей и институтов глобализации – но делать это становится все труднее. В рамках «двадцатки» неизбежно сформируются два полюса – «семерка» и «пятерка» стран БРИКС. Вокруг России и Китая, ядра БРИКС и ШОС, с каждым годом будут выстраиваться различные комбинации региональных центров силы. Латинская Америка, арабский мир, мусульманские страны, Иран, который неизбежно войдет в «двадцатку».

Реформа мировой финансовой системы, вытеснение США с позиции финансового и военного гегемониста, перенос центра тяжести мировой геополитики с Атлантики в Тихий океан, изменение глобальной повестки дня с атлантической на многополярную – все это будет происходить в рамках «двадцатки». И Россия будет выстраивать свою игру по противодействию, а потом и демонтажу глобального атлантического проекта именно на этой площадке. «Восьмерка» умерла, забудьте.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).