09.02.2016, 11:03
Ближний Восток на пороге большого «шухера»
Ближний Восток на пороге большого «шухера»Международная военная политика
Что стоит за готовностью арабских монархий ввести войска в Сирию?

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) готовы послать наземные войска в Сирию для борьбы с «Исламским государством». Об этом заявил в воскресенье министр иностранных дел страны Анвар Гаргаш на пресс-брифинге в Абу-Даби. «Мы были разочарованы медленными темпами противостояния ИГ», — отметил он.

«Мы не говорим о тысячах войск, но мы говорим о войсках на местах, которые бы поддержали, и я думаю, что наша позиция остается неизменной и мы посмотрим, как дело будет прогрессировать», — сказал министр, добавив, что «лидерство США в этом вопросе» станет обязательным условием для ОАЭ.

Ясно, что отнюдь не беспокойство об укреплении ИГ стало причиной для таких заявлений. В то время, когда боевики «Исламского государства» на самом деле активно расширяли зону своего влияния, арабские монархии всё устраивало.

Между тем, введение войск на территорию суверенного государства без согласия его руководства или без соответствующей резолюции Совбеза ООН является открытой агрессией.

Как будет развиваться ситуация на Ближнем Востоке, если США всё же решатся возглавить сухопутную операцию якобы против ИГ в Сирии?

— В России слабо освещается тема скорой встречи суннитских арабских политиков и общественных деятелей в Иордании, — говорит военный политолог и блогер Анатолий Несмеян. — Предполагается, что на этой конференции будет объявлено о создании правительства суннитской автономии Ирака. Таким образом, они хотят документально закрепить разделение Ирака, в том числе и на суннитскую территорию. Под суннитскими территориями Ирака эти исламские деятели подразумевают и суннитские территории Сирии.

Таким образом, эта конференция хочет оформить раздел Ирака и Сирии по конфессиональному признаку. Американцы готовят сейчас, скажем так, силовое прикрытие этих решений. Турция и Саудовская Аравия введут свои войска в Сирию и Ирак, и заявят, что берут под контроль суннитские территории этих стран. Кстати, кроме Саудовской Аравии, ОАЭ в операцию, возможно, «впишется» и Кувейт. Но в большей степени будет участвовать деньгами, чем военной силой. После того, как они фактически займут суннитские территории, то будут продвигать идею уже закреплённого международным законодательством расчленения Сирии и Ирака.

Вообще-то, без просьбы о помощи со стороны легитимного правительства Сирии ввод войск под видом борьбы с ИГ будет означать агрессию против этой страны…

— Дело в том, что Запад давно пытается уверить мировое сообщество, что Башар Асад и его режим нелегитимны. Кроме того, существует резолюция Совбеза ООН от 18 декабря прошлого года, поддержанная, в том числе, и Россией. Там чётко сказано, что в течение полугода в результате переговоров с участием сирийской оппозиции должна быть изменена Конституция Сирийской Арабской Республики, создано переходное правительство и проведены перевыборы президента.

В неявной форме Россия признала, что сирийский народ должен заново выбрать президента. А Башар Асад сейчас, лишь «исполняющий обязанности» руководителя Сирии. А раз пока нет законного правительства, то и спрашивать не с кого.

С другой стороны, участвуя в переговорах с оппозиционными режиму Асада группировками, мы как бы перестаём признавать этих людей террористами. И тогда непонятно, почему мы бомбим их. Запад начинает пользоваться этой «нестыковкой», обвиняя нас в срыве переговоров и нарушении 5 пункта резолюции Совбеза ООН от 18 декабря прошлого года. Там чётко написано, что прекращение огня и переговоры взаимоувязаны. А если бомбардировки сирийской оппозиции не прекратились, то Россию и назначают виновной в срыве переговоров.

Однако те же США не раз заявляли, что границы Сирии не должны подвергаться изменениям.

— Американцы, как видно по неоднократным заявлениям, вряд ли решатся ввести свои войска в Сирию. Их участие будет ограничено действиями несколько сотен десантников, которые будут размещены в Ираке. Они будут выполнять в первую очередь функции военных советников. Сделают акцент на спецоперациях, но в общевойсковых участвовать, скорей всего, не будут. США будут «моделировать» ситуацию в Сирии при помощи Турции, Саудовской Аравии и т. д.

Насколько боеспособны армии этих государств, ведь саудиты не могут разобраться даже с повстанцами на своей территории?

— Серьёзных боёв в Сирии не подразумевается. Весь смысл этой задумки в том, чтобы ввести войска на территорию, которую сегодня контролируют прозападные «умеренные террористы». Таким образом, войска Сирии и российская авиация будут поставлены перед сложной задачей: если начнут бомбить эти группировки, могут попасть по турецким и саудовским войскам. Если турки введут свои войска на территорию, которую контролирует «Исламский фронт» и другие радикальные группировки, то бомбить эти территории станет весьма проблематично. Как и вести на них наступление, поскольку возникнет угроза непосредственного столкновения сирийской и турецкой армии. А значит, в конфликте с Турцией и арабскими монархиями окажется замешана и Россия. Рискнём ли мы участвовать в такой войне — большой вопрос. Поскольку даже если мы будем помогать войскам Башара Асада на земле, положение нашего экспедиционного корпуса будет крайне тяжёлым. Главным образом, из-за географического фактора.

Что вы имеете в виду?

— Турки могут перекрыть Босфор и Дарданеллы, в случае угрозы национальной безопасности, согласно Конвенции Монтрё, они имеют на это право. А если при этом ещё Ирак под нажимом американцев закроет для России воздушное пространство, мы сможем снабжать свою группировку только через Гибралтар. То есть путь увеличивается сразу в несколько раз. А это делает почти невозможным снабжение нашей группировки в Сирии на таком уровне, чтобы она могла успешно воевать.

Как в данном случае лучше поступать России?

— У нас трудное положение, поскольку нас постоянно ловят на противоречиях. С одной стороны тех, кого мы бомбим в Сирии, Москва справедливо называет террористами, а с другой — соглашаемся на переговоры, хотя, как известно, с террористами переговоры вести нельзя.

Поэтому всё, что мы можем в случае ввода войск арабских государств — помогать Башару Асаду контролировать те территории, которые он на сегодня удерживает за собой.

Войска арабских монархий заявляют о намерении войти в Сирию под флагом борьбы с ИГ. Они реально будут с ним бороться?

— С ИГ вообще сейчас мало кто всерьёз борется, кроме курдов. Эта террористическая группировка на данном этапе всем сторонам конфликта выгодна именно как повод для военных операций. Турцию беспокоит, что курды начали воевать с боевиками ИГ уже на её территории, поэтому Анкара крайне заинтересована в том, чтобы на территории Сирии создать буферную зону, куда «вытолкать» всех беженцев и курдские отряды.

— Пока заявления Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов носят в основном психологический характер, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Эти страны чётко дали понять, что сухопутные войска введут в Сирию, если операцию возглавят американцы. Они прекрасно понимают, что сами по себе эти войска ничего там не решат. Сейчас Запад стоит перед сложной дилеммой, поскольку всё отчётливей намечается перелом в войне в Сирии, где правительственные войска при поддержке России побеждают террористические группировки. Поэтому надо что-то делать, чтобы сохранить своё влияние в регионе, но Запад не знает, что именно делать.

Если США, к примеру, захотят оккупировать районы пустыни вдоль течения Евфрата, где находятся боевики ИГ, им необходимо разрешение Совбеза ООН, либо правительства Башара Асада. В противном случае они пойдут на грубое нарушение международного права. А это им не очень выгодно сейчас, поскольку они именно в этом обвиняют нас на Украине. А так у России появится очередной аргумент, что Запад сам соблюдает международное законодательство лишь тогда, когда ему это выгодно.

Обаме очень не хочется вводить войска без разрешения ООН, тем более он обещал в своё время американцам, что больше их страна не будет воевать на Ближнем Востоке. Но сейчас на Обаму давят сторонники силового решения конфликта в Сирии.

Если эта линия возобладает в США, чего нам ждать?

— Даже если американцы решатся ввести войска в Сирию, они, скорей всего, будут занимать те районы, которые сейчас неподконтрольны Башару Асаду. Так как в противном случае велик риск непосредственного боевого столкновения с сирийской армией и российскими ВКС. Турция под шумок попытается максимально ослабить курдов.

Такой вариант развития событий возможен, и я не считаю, что он нам как-то уж сильно повредит. Если мы сохраним под контролем светского сирийского режима территорию от Дамаска до Алеппо, где проживает большая часть населения (в основном шиитско-алавитско-христианское), мы решим все стратегические задачи. Сохраним своё политическое и военное присутствие в регионе. Ну, а американцы со своим союзниками волей-неволей вынуждены будут что-то делать с ИГ, поскольку их войска будут соседствовать с отрядами террористов. Покончив с ИГ в Сирии, они закрепят своё военное присутствие в регионе, в результате чего возникнет определённый баланс сил.

Почему США так боятся, что сирийская армия при поддержке ВКС России разобьёт окончательно войска террористов в Сирии?

— В этом случае получится, что позиции России и Ирана в регионе серьёзно усилятся. А если взять во внимание, что Иран может помочь Ираку разгромить террористов, то и Багдад может выйти из-под влияния Вашингтона.

Резолюция ООН от 18 декабря связывает руки России? Ведь там говорится о том, что через полгода страну должно возглавить переходное правительство. Получается, что к этому времени Асад окончательно потеряет легитимность, по крайне мере, в глазах Запада.

— Режим Башара Асада для Запада уже давно нелегитимен. Только на том основании, что он не устраивает его. Декабрьская резолюция ничего не меняет. По-прежнему, единственный путь устранения режима Асада — развязывание полномасштабной войны.

Думаю, что самое разумное, на что могли бы пойти американцы — договориться с Россией и Ираном о территориях влияния в Сирии и вообще на Ближнем Востоке.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?