28.09.2015, 19:19
Ближневосточное контрнаступление России
Ближневосточное контрнаступление РоссииМеждународная военная политика
Москва создает собственную военную коалицию для борьбы с «Исламским государством».

Похоже, Россия приступила к формированию собственной коалиции для борьбы с «Исламским государством». Такой вывод можно сделать из информации о создании в Багдаде военного координационного разведцентра с участием России, Сирии, Ирана и Ирака.

Как сообщила в воскресенье, 27 сентября, The New York Times, известие об этом стало полной неожиданностью для властей США.

«Как и прежние действия России по укреплению правительства президента Башара Асада с помощью размещения военных самолетов и танков на военной базе возле Латакии, соглашение об обмене разведданными между силовиками России, Сирии, Ирана и Ирака было заключено без уведомления США», — отмечает The New York Times.

Напомним: первым о создании координационного центра в Багдаде рассказал 25 сентября американский телеканал Fox News. А в воскресенье, 27 сентября, президент РФ Владимир Путин подтвердил в интервью американскому журналисту Чарли Роузу, что Россия «пытается создать некую координационную структуру» для борьбы с терроризмом.

Путин также отметил, что «лично проинформировал об этом президента Турции, короля Иордании, Саудовскую Аравию». «Мы проинформировали об этом и США, и госсекретарь США Джон Керри имел обстоятельную беседу на этот счет с нашим министром иностранных дел Сергеем Лавровым». Российский президент добавил, что Москва будет рада, если найдет с Вашингтоном «общую платформу для совместных действий против террористов».

На деле, отмечает The New York Times, «у Владимира Путина совсем другой политический курс по вопросу борьбы с „Исламским государством", нежели у администрации Барака Обамы». Ранее, напоминает издание, источники агентства Bloomberg сообщили, что Путин может в одностороннем порядке отдать приказ о нанесении авиаударов по позициям ИГ в Сирии, если США откажутся координировать свои действия с Россией, Ираном и сирийской армией.

Надо сказать, глава российского государства еще в начале сентября заявлял, что Россия предпринимает «определенные шаги» по созданию «международной коалиции по борьбе с терроризмом и экстремизмом», и делает это публично.

Причем, коалиция, которая создает Россия, будет выгодно отличаться от нынешней «картонной» коалиции во главе с США, которая вроде бы уже воюет с исламскими радикалами. Отличие, прежде всего, в том, что союзники РФ на Ближнем Востоке готовы участвовать или даже уже участвуют в наземных операциях, а не ограничиваются неэффективными авиаударами по позициям противника. И если против «Исламского государства» выступит еще и иранская армия, плюс укрепленная российским оружием сирийская армия, боевики ИГ, не исключено, будут, наконец, разбиты.

Как на деле выглядят контуры международной коалиции вокруг России, и каковы ее шансы на победу над ИГ?

— Коалиция во главе с США носила, по большей части, пропагандистский характер, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Ее цель заключалась в демонстрации лидирующей роли Вашингтона в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке. На деле, видимо, Штаты до последнего времени поддерживали ИГ. На мой взгляд, именно этим объясняется странная история с бойцами сирийской «оппозиции», прошедшими подготовку по американской программе, которые добровольно передали террористам «Джебхат ан-Нусры» военное снаряжение. Другими словами, технику и боеприпасы, которые сирийская «оппозиция» получила от стран международной коалиции во главе с США.

Я не исключаю, что и часть $500 млн, которые американцы выделили на тренировки бойцов сирийской «оппозиции», оказалась, в конце концов, в руках «Исламского государства».

Считаю, стратегия США в регионе заключается в том, чтобы руками «Исламского государства» свергнуть режим Башара Асада, разорвать шиитскую «ось» «Иран-Сирия», и потом начать силами ИГ войну против Ирана. Но американцы не рассчитывали, что Россия спутает им карты, и начнет активно формировать собственную коалицию.

По сути, Вашингтон столкнулся с тем, что его стратегия на Ближнем Востоке провалилась. И сейчас, надо думать, тактика американцев будет заключаться в том, чтобы связать руки коалиции вокруг России в борьбе с ИГ: навязать нам условия по координации действий, по разделению сфер ответственности, и тем самым снизить эффективность наших действий против радикальных исламистов.

Как могут выглядеть действия коалиции Россия-Сирия-Иран-Ирак?

— На стороне сирийской армии уже воюют иранские бойцы из спецподразделения «Аль-Кудс». Напомню, что «Аль-Кудс» — своего рода спецназ Корпуса стражей Исламской революции, которым командует уже ставший легендарным в регионе генерал Касем Сулеймани. А августе в ряде СМИ проходила информация, что Сулеймани якобы побывал с визитом в Москве. Я не исключаю, что этот визит действительно имел место, и что в его рамках были достигнуты определенные договоренности. Например, о том, что Иран поставит бойцов «на земле», а мы помогаем осуществлять прикрытие с воздуха, берем на себя инструктаж по организации артиллерийского огня и космическую разведку.

— Недавно прошла информация, что Иран и Россия подписали ряд контрактов на покупку российского авиационно-космического оборудования на астрономическую сумму в $21 млрд. Верна ли версия: раз мы с Ираном союзники в военной сфере, Тегеран компенсировал нам потери из-за своего выхода на мировой нефтяной рынок?

— Не думаю, что эти контракты напрямую связаны с событиями в Сирии. Иран традиционно покупал у нас гражданские самолеты, и сейчас не хочет попадать в зависимость от новых возможных санкций, покупая авиационно-космическую технику на Западе.

Хотя элемент размена в сделке имеется: Тегеран действительно готов приобрести у нас высокотехнологичную продукцию, чтобы мы не очень обижались на увеличение поставок иранской нефти.

— В какие сроки можно разгромить «Исламское государство»?

— Думаю, в течение полугода сделать это вполне реально. Другое дело, что Путин, видимо, заинтересован использовать ситуацию на Ближнем Востоке, чтобы попытаться нормализовать отношения с Западом. Все-таки западное общественное мнение настроено однозначно против радикальных исламистов. На этом фоне действия РФ способны изменить мнение Запада в свою пользу…

— Я бы не говорил о создании вокруг России коалиции именно в противовес нынешней международной коалиции во главе с США, — говорит эксперт по ближневосточным конфликтам Станислав Иванов. — Посмотрите на предполагаемый состав коалиции вокруг РФ. Это Сирия, где официальные власти контролируют лишь пятую часть территории страны. Иран, который пока не вышел из-под режима санкций, и которому не с руки действовать против Запада. Плюс Ирак, правительство которого тоже контролирует лишь половину страны, да еще находится под сильным влиянием США.

Кроме того, у каждого из участников этой предполагаемой коалиции на первом месте стоят собственные цели. Скажем, для Ирана приоритеты в борьбе с ИГ — это защита шиитского большинства в Ираке, защита алавитского клана Башара Асада в Сирии, помощь ливанской шиитской группировке «Хезболла». И только после этого идет союз с Россией: Ирану выгодно, чтобы не только ливанская «Хезболла» и КСИР, но и Россия минимально поучаствовала в борьбе против ИГ — помогла разведданными.

Или возьмите Ирак. Да, правительство Хайдера Аль-Абади в какой-то степени смотрит на Тегеран, но во многом зависит от США. Багдад связывает с Вашингтоном и военно-техническое сотрудничество, и прочные узы, заложенные во времена пребывания в Ираке американских войск. Поэтому и Багдад будет действовать в отношениях с Москвой с оглядкой, ровно до тех пор, пока ему не погрозят пальчиком из Вашингтона. Думаю, если США потребуют от Аль-Абади закрыть воздушное пространство для российских самолетов — он его закроет, как недавно закрывал для самолетов Ирана.

Словом, факт создания координационного центра в Багдаде позитивный, поскольку обозначает движение в нужном направлении — «Исламское государство» можно победить только общими усилиями. Но не стоит упускать из вида: ситуация на Ближнем Востоке развивается сложно, она давно вышла из-под контроля, и простых рецептов ее решения нет.

Почему-то ни Россия, ни США, ни наши западные партнеры в Европе не говорят о том, что война идет не только с «Исламским государством». Проблема в том, что правительства Башара Асада и Хайдера Аль-Абади, со своей стороны, воюют еще и с собственным арабо-суннитским населением. Иначе не объяснить, почему на территории, которую контролирует ИГ, и на которой проживают около 10 миллионов человек, эти миллионы поддерживают радикальных исламистов.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».