23.10.2015, 19:12
«Батька» выторговывает «Искандеры» и «сушки»
«Батька» выторговывает «Искандеры» и «сушки»Международная военная политика
Переговоры о новой российской авиабазе в Белоруссии приобрели характер политического пинг-понга.

На первый взгляд странная и неприлично затянувшаяся история с предполагаемым размещением в Белоруссии новой российской авиабазы в минувший четверг сделала еще один зигзаг. Министр обороны этой страны генерал Андрей Равков заявил журналистам, что нынче никакой необходимости в усилении военного присутствия Москвы в его стране нет.

— Какой смысл размещать авиационную базу на территории Белоруссии? Пока смысла нет, — рассуждал Равков - Почему? Размышления такие: наши соседи, особенно вновь избранный президент Польши, он просит НАТО (и они согласились) разместить четыре базы различного предназначения, в том числе и авиационного, в непосредственной близости от границы Белоруссии. И ответ простой: так, может, мы возьмем какие-то средства поражения, которые могут своевременно в нужном месте нанести поражение этим объектам? Это будет намного эффективнее, чем авиационная база.

Прежде чем поразмышлять над словами министра обороны наших главных союзников, полезно вспомнить хронику событий на этом направлении.

Впервые идея разместить полк в составе 24 наших истребителей Су-27СМ3 и звена вертолетов Ми-8 в Белоруссии была анонсирована Москвой в 2013 году. С тех пор неоднократно менялись сроки развертывания базы — вначале назывался 2015 год, потом — 2016-й. Даже места ее предполагаемой дислокации назывались разные (аэродромы Лида, Барановичи, Бобруйск). Общим было одно: высокопоставленные российские руководители не раз говорили о будущем военном объекте как о деле давно решенным. Официальный Минск немедленно от этого открещивался.

Вот лишь некоторые вехи на этом большом пути, сильно напоминающем бесконечный политический пинг-понг.

В апреле 2013 года глава Минобороны России Сергей Шойгу заявил на встрече с белорусским президентом Александром Лукашенко, что к 2015 году в Белоруссии появится российская авиационная база.

— Мы приступим к рассмотрению планов по созданию здесь российской авиационной базы с истребителями, — приводило слова министра обороны агентство ИТАР-ТАСС.

По словам Шойгу, уже в 2013 году на территории Белоруссии должна была появиться авиационная комендатура.

Прошло всего несколько дней, и 26 апреля 2013 года Лукашенко публично девальвировал заявление Шойгу:

— Что касается авиационной базы — может, это прозвучало как база. Нет. Речь идет о поставке в наши вооруженные силы, в какой форме — мы будем договариваться. База это будет, или мы в существующие части поставим российские самолеты-истребители. Этот вопрос обсуждается. Мне сегодня надо пару десятков самолетов, а покупаем мы российские самолеты Су-27, МиГ-29 или более современные, чтобы обеспечить неприкосновенность границ нашего государства. Мне, как главнокомандующему, сегодня не хватает два десятка современных самолетов.

Москва сделала вид, что пропустила сказанное Александром Григорьевичем мимо ушей. Потому что в июне того же года в ту пору главнокомандующий Военно-Воздушными силами РФ (а теперь — главком Воздушно-Космическими силами России) генерал Виктор Бондарев продекларировал: относительно авиабазы все договоренности в силе. И даже, якобы, выбрано место дислокации российских самолетов — город Лида. Бондарев в тот день сказал:

— Создание российской авиабазы в Белоруссии — это результат межправительственного соглашения об укреплении военной составляющей Союзного государства, которое мы обязаны исполнять. Как участница Союзного государства, Россия обязана сформировать и иметь там свою авиабазу.

Прошел год, и в 2014-м Бондарев снова заговорил про то, как лучше совместно защитить белорусское небо. Снова ни тени сомнения, что база будет. Только теперь почему-то в 2016 году. И не Лиде, а в Бобруйске. А про Лиду, словно позабыв что-то, главком высказался в высшей степени странно. О ней, дескать, вообще речи никогда не шло.

6 октября 2015 года, накануне президентских выборов в своей стране, Лукашенко вернулся к горячей теме. И опять явно не так, как хотелось бы его союзникам в Москве:

— Речи о том, чтобы разместить российскую авиабазу на территории Белоруссии, никогда не велось. Я ничего об этом не знаю. Человек, который должен принимать это решение, — я об этом ничего не знаю.

11 октября глава Белоруссии творчески развил тему:

— Нам не надо никаких баз. База — это самолеты, это нам не надо. Надо ПВО… А если нам нужны эти самолеты, мы готовы их купить или взять в аренду… Если Россия согласится нам передать эти самолеты, завтра в них будут сидеть лучшие пилоты белорусских вооруженных сил. Вопрос будет ставиться однозначно: дайте нам 24 самолета. Не хотите отдать — продайте.

Как на всю эту военно-политическую чехарду реагирует высшее руководство нашей страны, можно только строить догадки. Публичных заявлений Кремля на этот счет не было ни разу. Кроме самых расплывчатых. Типа: «Вопрос обсуждается». Последнее из этой серии пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сделал 12 октября:

— Различные аспекты этой темы обсуждаются между двумя президентами. Это обсуждение в конструктивном ключе будет продолжено.

Получается, промежуточный итог «конструктивному обсуждению» глав союзных государств и подвел министр обороны Белоруссии в четверг, сообщив, что никакого смысла размещать российскую авиабазу на территории Белоруссии сегодня нет. Вряд ли он посмел бы сказать подобное лишь по собственной инициативе. Поставив в глупое положение не только Шойгу и Бондарева, но и тех, кто в Москве сидит куда выше их.

Однако ведь Россия именно потому так настойчиво стремится поставить свои «сушки» в Белоруссии, что смысл в этом не только для нее, но и для Союзного государства в целом, очевиден. В условиях, когда вероятный противник как в 1941 году — за Бугом, отодвинуть расчетный рубеж перехвата вражеской ударной авиации и крылатых ракет на несколько сотен километров на запад, это выигрыш драгоценного времени. То есть — стратегический выигрыш.

Вероятно, Лукашенко считает, что с этим справится боевая авиация и средства ПВО Белоруссии? Возможно, но если только удар будет нанесен в очень ограниченном масштабе. Потому что с одновременным появлением в воздушном пространстве хотя бы нескольких сотен целей Военно-Воздушные силы соседей не совладают. По данным за 2013 год, в них осталось всего 37 истребителей МиГ-29 различных модификаций. К тому же неизвестно, сколько из этих самолетов боеготовых.

Ни одного куда более мощного Су-27 в распоряжении белорусских летчиков сегодня нет. Из-за исчерпания ресурса все они (лишь 17 таких боевых машин) в январе 2014 года выведены из эксплуатации и направлены на модернизацию, которая окончится неизвестно когда. Поэтому так нелогично и странно, вроде бы, выглядят усилия Минска всячески отбиваться от помощи российских пилотов.

Но раз отбиваются, значит, видят и собственные резоны. Какие?

Понятно, что президент Лукашенко ведет сегодня свою политическую игру. Которая стала особенно явной после того, как усилиями Александра Григорьевича Минск превратился в символ начавшегося мирного процесса на Юго-Востоке Украины, а канцлер Ангела Меркель и глава Франции Франсуа Олланд впервые лично поприветствовали еще недавно нерукопожатного на Западе «последнего диктатора Европы».

Понятно, что Лукашенко вынужден считаться с общественным мнением в собственной стране, немалая часть которого (до 40 процентов, по некоторым опросам) после четверти века независимой жизни не очень-то и хочет видеть чужие военные базы на своей земле. Увы, даже если это базы ближайшего друга и союзника.

Все это так. Но абсолютно явно, на мой взгляд, в происходящем и другое — обычный коммерческий торг с Россией о поставках современного оружия. Вполне естественный, поскольку речь идет о хоть и близких, но все же суверенных государствах. С собственными военными бюджетами и собственными политическими интересами.

Для Лукашенко, понятное дело, лучше, если это будут вообще бесплатные поставки. Ну, или за очень скромные деньги.

Ведь что, кроме отрицания необходимости в российских Су-27 на своей земле, в четверг высказал министр обороны Белоруссии? Что вместо российских самолетов против натовских военных баз в Польше и в Прибалтике можно выставить «какие-то средства поражения, которые могут своевременно в нужном месте нанести поражение этим объектам». О каких средствах поражения может идти речь?

Все проясняется, если почитать предыдущие заявления белорусского лидера на эту тему. «Батька» давно и пока тщетно мечтает обзавестись высокоточным ударным вооружением. А именно — оперативно-тактическими ракетными комплексами «Искандер». Но мечта никак не сбывается.

Еще в апреле 2009 года Лукашенко обижался по этому поводу: «Мы никогда не просили у россиян „Искандеры". Мы их сами купим. Но скажу прямо, мы их сами сделаем, если надо. Кроме ракет. А ракеты купим».

Наверное, что-то подобное ОТРК «Искандер» белорусы действительно когда-нибудь могли бы создать. Ведь значительную часть этого оружия как раз они и делают. Скажем, уникальное 42-тонное колесное шасси. Такие клепают на ОАО «Минский завод колесных тягачей». А еще в этой стране производят существенную часть системы наведения «Искандера».

Не исключено, что остальное под силу когда-нибудь освоить заботливо сохраненному президентом Лукашенко военно-промышленному комплексу Белоруссии. Более того. Не исключено, что там в этом направлении давно работают. Допустим, с привлечением беглых украинских ракетчиков, для которых сегодня не оказалось работы на разоренной родине. Вряд ли случайно белорусские делегации стали частыми гостями в днепропетровском КБ «Южное» имени Янгеля, на других КБ и заводах в Киеве, Львове, Чернигове, работавшими в области ракетных технологий.

Конечно, сложнее всего в таком случае соседям пришлось бы с ракетами. Быстро наладить их производство нереально. В России пока не купить. Единственный наш завод, где делают такие, — в Воткинске. А он и без того загружен под завязку заказами Минобороны РФ. Потому что кроме ракет для «Искандеров» выпускает еще и продукцию для «стратегов» и моряков. А именно — для комплексов «Булава», «Ярс» и «Тополь».

Остается покупать ракеты в третьих странах. Можно в Китае, можно в Израиле. Там тоже производят современные ОТРК. Одна маленькая загвоздка. Как говаривал один известный исторический персонаж, для успешной войны «нужны всего три вещи: деньги, деньги и деньги». Взять их сегодня негде не только Минску. Отсюда и торг.

И, конечно, не только вокруг «Искандеров». Как следует из заявлений того же Лукашенко, он не прочь был бы обзавестись и хотя бы полком современных тяжелых истребителей. Вы же помните: ему, «как главнокомандующему, сегодня не хватает два десятка современных самолетов»? Но купить столько Су-27СМ3 — это многие миллионы долларов нужны. А за все время пребывания Москвы и Минска в союзниках белорусы только однажды наскребли немного денег на покупку в нашей стране самолетов. Приобрели четверку учебно-боевых Як-130. Взамен летающих пока с аэродрома Лиды пятерки чехословацких еще Л-39.

Впрочем, очень может быть, что на самом деле президент Белоруссии рассчитывает получить у России и кое-что более современное, чем Су-27СМ3. А именно — 18 тяжелых истребителей Су-30К. Столько уже стоит на белорусской земле, на территории 558-го авиаремонтного завода в Барановичах. Прежде те истребители летали в ВВС Индии. Но оттуда были возвращены собственнику, корпорации «Иркут». В обмен на более современные Су-30МКИ.

В Барановичах, как объявлено, бывшие индийские машины проходят модернизацию для новой продажи за рубеж. Почему бы не белорусам? Скажем, в долговременную рассрочку или просто даром? Как союзнику?

Наверняка такая возможность хотя бы обсуждается с Москвой. Ведь вряд ли случайно пару дней назад, 20 октября, командующий ВВС и ПВО Белоруссии генерал-майор Олег Двигалев внезапно заявил, что именно Су-30 он рассматривает в качестве замены своим стареющим МиГ-29 после 2020 года.

А что? Ведь получил же уже Казахстан (первым на пространстве бывшего СССР) четыре Су-30? Почему следующей не станет Белоруссия, если она наш ближайший союзник?

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  21.04.2017
В военной компании «Укрспецтехника» ведется работа по созданию радиолокационной системы, способной обнаруживать беспилотники на удалении до 8 км и нарушать работу их систем. Об этом на пресс-конференции в Киеве сообщил один из руководителей компании, член правления общественного союза «Лига оборонных предприятий Украины» Михаил Прохоренко. По его словам, в «незалежной» озабочены тем, как нейтрализовать работу беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия, такого как «Томагавк» или российские «Калибры».
Мировой ВПК  21.04.2017
25−27 апреля 2017 года на авиабазе морской авиации Пойнт-Мугу в Калифорнии состоится 46-й ежегодный совместный военно-гражданский симпозиум по проблематики РЭБ. Главная тема — это обсуждение существующих пробелов радиоэлектронной борьбы, а также разработка и применение новейших технологий, необходимых для устранения этих пробелов. На закрытую встречу приедет практически все авиационное, флотское и сухопутное начальство Соединенных Штатов, а также «яркие ученые и политики Америки».
Мировой ВПК  21.04.2017
Китай методично идет по пути создания малозаметного стратегического бомбардировщика Н-20 нового поколения, реализуя параллельные программы. Об этом 20 апреля сообщил сайт «Военный паритет» со ссылкой на китайский военный ресурс mil.news.sina.com.cn.
Мировой ВПК  21.04.2017
Для модернизированного стратегического ракетоносца Ту-160М2 создается сверхдальняя крылатая ракета, сообщил в интервью журналу «Армейский стандарт» научный руководитель Государственного научно-исследовательского института авиационных систем (ГосНИИАС) Евгений Федосов. Ее технические характеристики засекречены, но известно, что она будет способна преодолевать значительно большее расстояние, чем Х-101/Х-102, дальность которой превышает 5000 км. Условное обозначение ракеты — Х-БД.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.
Конфликты  18.04.2017
На фоне хронических информационных войн в последние дни в Сирии резко обострилась ситуация и на фронтах реальной войны. «Умеренная оппозиция» даже выпустила пресс-релиз об уничтожении двух военнослужащих РФ, но подтверждений этому пока нет. Со своей стороны радикальные исламисты сделали ставку на части, одно название которых вселяет в сирийских солдат мистический ужас.
Конфликты  18.04.2017
На сайте издания «Немецкая волна» опубликовано интервью с директором Института Восточной Азии при Венском университете Рюдигером Франком, в котором тот прогнозирует развитие кризисной ситуации вокруг Северной Кореи. Австрийский эксперт считает, что «нанесение первого удара Северной Кореей крайне маловероятно: «Это означало бы самоубийство, независимо от контекста».