07.02.2015, 14:24
Балтийский таран НАТО
Балтийский таран НАТОМеждународная военная политика
Военное противостояние в регионе становится весьма опасным, а Нуланд уже назвала его прифронтовым.

Москву беспокоит ситуация в Прибалтике. Об этом 6 февраля заявил постпред РФ при НАТО Александр Грушко в интервью российским СМИ. По его словам, балтийский регион до недавнего времени был одним из «наиболее безопасных с точки зрения прямых военных угроз».

- Там действовал целый ряд инструментов дополнительных мер доверия, работали региональные структуры, такие как Совет государств Балтийского моря, успешно развивалась программа приграничного сотрудничества, заработал в полную силу совместный проект ЕС и РФ «Северное измерение», - отметил Грушко. - Однако благодаря «усилиям» НАТО на сегодняшний день складываются предпосылки для того, чтобы регион стал регионом военного противостояния.

Также постпред РФ при Североатлантическом альянсе заявил, что решения НАТО об укреплении своих восточных рубежей меняют военно-политическую ситуацию в Европе и представляют большой риск для России. Речь идёт о решении министров обороны стран альянса создать шесть подразделений командования и управления в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Болгарии и Румынии, а также об увеличении Сил реагирования с 13 до 30 тыс. человек. Примечательно, что вовсе не Москва, а помощник госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд, призывая 27 января страны НАТО как можно скорее создать силы быстрого реагирования в Европе, первая назвала эти шесть стран «находящимися на линии фронта».

Действительно ли балтийский регион представляет угрозу для нашей страны и может стать местом реального военного противостояния?

- Стоит напомнить, что после вступления стран Балтии в альянс сложилась новая геополитическая обстановка, - говорит завсектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов. - Если мы посмотрим на карту, то, учитывая наш Калининградский особый район, увидим так называемый «балтийский мешок», в котором Эстония, Латвия и Литва находятся анклавом. Поэтому эти страны всегда ощущали и продолжают ощущать себя в неком подвешенном состоянии. Пытались и пытаются как-то сбалансировать ситуацию. Именно по настоянию балтийских стран началось ротационное размещение эскадрильи натовских истребителей в Литве. Но НАТО все же не желало наращивать численность своих подразделений в Балтии на постоянной основе.

Ситуация изменилась после воссоединения Крыма с Россией и начала вооруженного конфликта в Донбассе, когда все три относительно новых независимых государства Балтии почувствовали себя в большой опасности. Дело в том, что они обладают большим количеством «горючего социального материала» - русское население в этих странах составляет большой процент. Скажем, в Эстонии русских - почти четверть населения, в Латвии - треть. И проблема в том, что наши соотечественники там обладают непонятным правовым статусом, ощущают давление в морально-политическом плане, когда против них действует этакий европейский «апартеид в лайковых перчатках».

В Крыму на референдуме подавляющее большинство населения проголосовало за воссоединение с РФ. Кто знает, что будет, сложись подобная ситуация в странах Прибалтики?

В этом плане неудивительно, что элиты стран Балтии почувствовали, как под ними «накаляется сковородка». Поэтому и стали настойчиво требовать от старших партнеров по НАТО (и прежде всего - от «Дяди Сэма») нарастить на их территории число заложников - военнослужащих других стран НАТО. Почему заложников? Понятно, что даже в случае возгорания военных «очагов» на почве «русского вопроса», Запад не будет воевать в ракетно-ядерном варианте с РФ за Балтию. Потому что в таком случае уже встанет вопрос: Нью-Йорк или Тарту? Поэтому элите прибалтийских стран нужны «заложники» – подразделения, которые были своеобразным военно-политическим звеном, укрепляющим их оборону. И за которые, случись чего, грудью встанет блок НАТО.

Хотя, конечно, вся эта конструкция - весьма сомнительная затея. Но тем не менее, размещение новых контингентов заставляет Россию делать серьезные изменения в своем военном планировании. О чем уже заявили наши официальные лица.

В любом случае: если появляются дополнительные военные силы у наших границ, откуда до Санкт-Петербурга рукой подать, не говоря уже о Калининграде, то мы должны отвечать соответственно – либо размещать дополнительные ОТРК «Искандер», либо наращивать группировку войск в Белоруссии. Не говоря уже об усилении ЗВО (Западного военного округа). Так что, несмотря на то, что 30 тысяч дополнительных натовских солдат – не такая уж и большая угроза для нас, но их приближение к российским рубежам приведет к новой эскалации напряженности в регионе.

Понятно, что наращивание сил на этом направлении – не самый позитивный сценарий. Но если понаблюдать за дискуссиями ведущих стран блока, то можно увидеть, что никто из них не горит желанием размещать на постоянной основе дополнительные базы в Прибалтике. На последнем саммите в Уэльсе высокопоставленные натовцы, успокаивая своих прибалтийских союзников, много говорили о пятом параграфе Вашингтонского договора о коллективной безопасности (где отражен мушкетерский девиз «один за всех и все за одного»). Приняли решение о создании Сил быстрого реагирования, а также снова подтвердили намерения проводить постоянные военные маневры. Но о новых базах речи не шло, поскольку, это, во-первых, вызовет сильное раздражение Кремля, а во-вторых, - крайне дорогое удовольствие. Ну а в-третьих, - не имеет серьезного обоснования. Ведь помимо всего надо доказывать европейским и американским налогоплательщикам необходимость новой гонки вооружений в сомнительном регионе.

Поэтому, несмотря на истерику Таллина, Риги и Вильнюса, ведущие страны НАТО хотят снизить накал страстей. Но ребята из Прибалтики все равно будут «истерить» дальше.

- То, что страны Балтии и Польша действительно становятся угрозой для России, это, прежде всего, результат стараний руководства названных государств, - полагает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. – Пока отношения Вашингтона и Москвы находились в достаточно нормальном состоянии, механизмы и рычаги сдерживания в регионе работали. Но «бомба замедленного действия» была заложена. Когда конъюнктура изменилась, польские, эстонские, литовские и латвийские элиты все сделали для того, чтобы своей антироссийской риторикой разрушить эту систему.

Понятно, что Вашингтон обязательно рассматривал в своей стратегии сдерживания России вариант, когда рано или поздно балтийский регион станет плацдармом и угрозой для РФ.

Для чего надо создавать такую ситуацию, чтобы Россия всерьез посчитала, что ей угрожают страны этого региона? Чтобы в случае чего раскачать политическую ситуацию и не дать возможность найти точки соприкосновения для выхода из состояния холодной войны, в котором мы сейчас находимся.

И тут стоит отметить особую роль Польши в этой ситуации. Варшава твердо намерена стать главным военно-политическим игроком не только в балтийском регионе, но и натовским форпостом во всей Восточной Европе. А значит – не просто членом НАТО, а прямым союзником Вашингтона.

Варшава умело пользуется ситуацией, понимая, что различные военные соглашения, которые она может заключить в рамках НАТО или напрямую с США, будет очень трудно переиграть. Отсюда возникла идея размещения в Восточной Европе элементов системы ПРО. Ведь на этом больше всех настаивали именно поляки, а уж потом все остальные.

Сейчас Варшава подписала с НАТО техническое соглашение об интеграции систем противоракетной обороны. 5 февраля объявлено о создании сети натовских командных центров Сил реагирования в Латвии, Литве, Эстонии, Польше, Болгарии и Румынии. Во всем этом видна очень умелая политическая игра Варшавы.

Что касается украинского кризиса, то пока Польша считает нужным поддерживать нынешнее киевское руководство. Когда же ситуация изменится, то, думаю, она с удовольствием припомнит Украине действия бандеровских банд во времена Второй мировой войны на ее территории.

Что касается военного строительства в балтийском регионе, то надо понимать, что в случае конфликта инфраструктура системы ПРО может быть легко уничтожена имеющимися у нас на вооружении средствами.

Что касается обычных сил, в том числе и Сил быстрого реагирования, то их достаточно немного. И сегодня оперативно перебросить их в какую-либо точку достаточно несложно. Но тут другая проблема. Для НАТО, несмотря на то, что за годы существования этой организации разработан широкий спектр взаимодействия, всегда было проблемой налаживание именно этого взаимодействия. Можно сколько угодно декларировать, но все понимают, что контингент одной страны будет действовать намного эффективнее, чем разнородный, склеенный из солдат разных национальностей.

Кроме того, Силы быстрого реагирования свою боеспособность никогда на деле не подтверждали. И как в действительности они могут действовать – большой вопрос.

— Если вспомнить историю НАТО, в частности - предысторию решения о размещении «Першингов», то еще тогда некоторые высокопоставленные европейцы напрямую заявляли: подобное военное строительство приведет к тому, что в случае конфликта России и США война будет вестись на их территории. А европейцам бы хотелось, чтобы Россия и США обменивались ракетами через их головы... Неужели сейчас Европа не понимает, что игра на мнимой «агрессии» России – искусственная вещь. А наращивание сил и средств еще сильнее привязывает их к США?

- В треугольнике США-Европа-Россия (раньше – СССР) всегда главную роль играл фактор страха. Европейцев легко запугать. Скажем, как французов, которые понесли огромные потери в Первой мировой, и потому во Вторую мировую сразу же сдались, как только немцы начали наступление. Знаете, ужас Второй мировой войны на них действует до сих пор. Хотя наибольшие потери в той войне понес Советский Союз. США пользуются инструментами давления на Европу еще с конца 40-х годов, убеждая европейцев об опасности, исходящей от России (тогда от Организации Варшавского Договора). И изрядно поднаторели в этом. Поэтому европейцы всегда сдаются перед американской машиной пропаганды, которая говорит: «Если не мы, то вам - конец». И готовы принять любую защиту.

Однако ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин убежден, что военной угрозы балтийский регион не несет.

- Просто мы видим спекуляции отдельных стран на теме мнимой угрозы, исходящей от России. Элиты этих стран прекрасно понимают, что наша страна не собирается никого оккупировать, однако активно используют этот тезис для того, чтобы получить экономические и политические дивиденды. А также – чтобы еще теснее интегрироваться в западную систему безопасности. Грубо говоря, эти страны используют НАТО для того, чтобы поправить свои дела. Ведь после того, как эти государства в свое время повернулись лицом к Западу, они превратились в «задворки ЕС», с большими экономическими и демографическими проблемами.

Я бы сказал, что Литва, Латвия, Эстония, Польша таким образом пытаются принимать пропагандистские «стимулирующие капли» для поддержания жизнедеятельности своих государственных организмов. Вашингтон, конечно, особо не готов спонсировать эти страны. Но нынешнее положение дел ослабляет Россию и щекочет нервы Кремлю.

Что касается «угрозы» в виде русскоязычного населения в Прибалтике, то я не думаю, что это серьезно. Тем более, пока оно молчит. Кроме того, поколения меняются, и русскоязычные жители постепенно интегрируются в западный мир.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.