21.11.2014, 16:16
Байден скачет на Майдане
Байден скачет на МайданеМеждународная военная политика
Вице-президенту США пришлось лично заставлять договариваться Порошенко с Яценюком.

21 ноября, в годовщину евромайдана и провозглашенный Петром Порошенко «День достоинства», украинские партии символически подписали соглашение о создании коалиции. В новое большинство вошли пять парламентских партий: «Блок Петра Порошенко», «Народный фронт» Арсения Яценюка, «Самопомощь», Радикальная партия Олега Ляшко и «Батькивщина» Юлии Тимошенко. За бортом осталась только одна сила, прошедшая в Верховную Раду по партийным спискам, - «Оппозиционный блок», составленный из обломков Партии регионов и близких к ним депутатов.

Коалиционные переговоры длились три недели. Интересно, что партиям удалось договориться именно тогда, когда в Киеве с визитом находился вице-президент США Джо Байден. Официальную процедуру подписания соглашения стороны намерены провести 27 ноября, на первом заседании Верховной Рады.

Несмотря на соглашение, партии пока что не представили состав будущего Кабинета министров. Именно министерские портфели эксперты называют главным предметом торгов. Премьер-министр Арсений Яценюк уже призвал всех участников коалиции «ускорить процесс делегирования своих кандидатов в новое правительство». «Речь не идет о политических квотах, речь идет о политической ответственности парламента, Президента и правительства», - заявил Яценюк. Учитывая визит Байдена, вполне возможно, что состав нового Кабмина тоже будет представлен очень скоро.

Что касается текста коалиционного соглашения, сами нардепы больше всего акцентировали внимание на обязательстве партий отменить внеблоковый статус страны и сделать все для вступления Украины в НАТО. «НАТО forever. Слава Украине!» — написал на своей странице в «Фейсбук» новоиспеченный депутат и командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко.

Согласно уставу НАТО в Альянс не могут вступать страны с нерешенными территориальными спорами, а у Украины, помимо пылающего Донбасса, есть проблема Крыма, присоединение которого к России Киев не признает. Впрочем, участники коалиции уверены, что Тавриду им удастся вернуть – пункт о возвращении Крыма и исках по этому поводу к России в соглашении присутствует.

Помимо вступления в НАТО депутаты обещают продолжать курс на евроинтеграцию и выполнить Соглашение об ассоциации Украины и ЕС, хотя оно даже не вступило в силу в полном объеме. Это должно произойти только 1 января 2016 года.

Участники коалиции также обязались принять закон о президентском импичменте и отмене неприкосновенности депутатов и судей. Эти обещания украинские партии раздавали во время каждой избирательной кампании, но на практике нардепы так ни разу не приблизились к отмене собственного особого статуса. Еще одним популистским пунктом стало решение о «декоммунизации» и запрете советской и нацистской символики и пропаганды.

- То, что коалиционное соглашение между пятью партиями будет рано или поздно согласовано, ни у кого не вызывало вопросов, - говорит директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. - Мелкие разногласия есть, но не в каких-то программных пунктах. Например, я предполагаю, что большинство партий с удовольствием поддержат идею снятия неприкосновенности с депутатов и президента. «Блок Петра Порошенко», естественно, может быть против.

Но все это мелочи. Главные установки во внешней и внутренней политике эти люди разделяют. У них нет особенных отличий, прежде всего потому, что это вообще не партийные проекты. Это избирательные проекты, созданные для того, чтобы получить доступ к ресурсам депутатской жизни и политики. У них нет ни выработанной программы, ни каких-то планов, связанных с реформами здравоохранения, образования и так далее. Не было даже дискуссий по этим темам. Может быть, исключение составляет «Батькивщина». Поэтому неудивительно, что они согласовали текст коалиционного соглашения.

— Но какие-то противоречия между пятью партиями будут?

- Самая сложная проблема для них в дележе портфелей. Причем важнее всего кресло министра внутренних дел. Идет борьба между двумя примерно равными по силе проектами Порошенко и Яценюка. Они отличают по числу мажоритарных депутатов, которые присоединились к президенту, поэтому у него в полтора раза больше мандатов в парламенте. Но по партийным спискам они получили почти равное количество голосов.

Пост министра внутренних дел будет ключевым. Яценюк пытается сохранить на этой должности Арсена Авакова. Это для него гарантия того, что он будет контролировать силовую составляющую. А для президента это неприемлемо. Он хочет убрать Авакова, и ему даже не принципиально, кто его заменит. Главное, чтобы это не был человек Яценюка.

Сейчас в Киев приехал Джо Байден, вот он их и рассудит. Тогда и мы узнаем, кто все-таки главный – Порошенко или Яценюк. Если на посту главы МВД останется Аваков, значит, что Байден назначил главным Яценюка. Если нет – лидером признали Порошенко. Думаю, это выяснится уже скоро.

— Повлияет ли подписание коалиционного соглашения на политику Киева в отношении Донбасса?

- Яценюк вообще не настроен ни на какие мирные переговоры. Он, якобы, хочет женевского формата, но его не будет. Это только отговорки, чтобы не вести диалог. Порошенко, в принципе, готов поддержать восстановление минского формата. Когда станет известно, кто у нас назначен главным, выяснится и политика Киева в отношении Донбасса.

— А что если партии так и не смогут договориться о составе Кабмина?

- Это не исключено. Хотя мне кажется, что визит Байдена не случаен, и логика будет именно такая, как я предположил. Но вероятно, что они не смогли окончательно договориться. Тогда перетягивание каната с постом министра внутренних дел будет длиться до декабря.

— Зачем в соглашении прописан пункт о вступлении Украины в НАТО? Ведь в Альянс не могут быть приняты страны с территориальными спорами, а у Украины их теперь предостаточно…

- Это означает заинтересованность большинства двигаться в этом направлении. Ничего особенного тут нет. На практике ничего не поменяется. Этот пункт будет звучать примерно так, как звучал при Кучме: «Наша цель – евроатлантическая интеграция». Было понятно, что он появится в соглашении, а то, что этому придают такую публичность, просто показывает, что политики клянутся в верности Соединенным Штатам, вот и все. Они сами прекрасно понимают, что ни завтра, ни послезавтра Украина членом НАТО не станет. Просто хотят продемонстрировать свою политическую ориентацию.

Но я бы к этому добавил вот что. Не нужно переоценивать ограничения, которые есть в уставе НАТО. Все это зависит от того, как пойдет процесс взаимодействия между Россией и Западом. Если и дальше будет углубляться раскол, они вполне могут внести изменения в устав и принять Украину даже со всеми ее проблемами. Хотя это маловероятно.

— Как долго сможет просуществовать такая разношерстная коалиция?

- На самом деле все эти партии одинаковые и, по сути, ничем не отличаются. Все они антироссийские, популистские. Единственная разница в том, что часть подписантов войдет в правительство, а часть не войдет. С большой вероятностью можно утверждать, что «Батькивщина» в Кабмин не попадет. Поэтому она будет дистанцирована от того, что происходит в исполнительной власти. Это позволит ей вести немного другую политику и критиковать власть, сохраняя популистскую составляющую. А вот тем, кто будет нести прямую ответственность в правительстве, придется свой популизм ограничить. Все партии легко договорятся, просто те, кто не войдет в правительство, будут ждать, пока сломают себе головы те, кто в него вошел.

Политолог Василий Стоякин не исключает, что большое количество участников коалиции сможет сделать ее долгосрочной. Другой вопрос, насколько она окажется эффективной.

- Почти наверняка согласование происходило не без прямого участия Джо Байдена. Сами украинские нардепы договориться не смогли, даже в преддверие визита американского вице-президента. Это совершенно очевидно. Не исключаю, что стоит только Байдену уехать, как разногласия вспыхнут с новой силой.

— О чем говорит пункт, что вступление в НАТО – чуть ли не главная цель Киеве?

- Отчасти это просто декларация. Украина отказывается от внеблокового статуса и заявляет о своем евроатлантическом курсе. Сама по себе такая формулировка ни к чему не обязывает. Дальше они будут проводить реформы по натовским стандартам. Хотя, честно говоря, мне не очень понятно, как это будет реализовано на практике. Те реформы, которые уже озвучены, вроде создания сил быстрого реагирования, имеют мало отношения к стандартам НАТО. С другой стороны, вооруженные силы Украины в таком состоянии, что можно начинать их строительство практически с нуля.

— Значит ли это, что Киев уже готов отказаться от Крыма и вступить в НАТО без полуострова?

- Честно говоря, сомнительно, что украинская власть осилит этот вопрос. Тем более что мнение украинцев по вопросу, кому принадлежит Крым, по большому счету, никого не интересует - ни крымчан, ни Россию. Что характерно, НАТО оно тоже не интересует. Мало, чтобы Киев признал Крым частью России. Нужно, чтобы это сделали страны Альянса и, в первую очередь, США. А для них это вопрос принципиальный. Даже если Украина вдруг признает полуостров частью России, американцы просто скажут, что они с этим не согласны. Будут какие-то украинцы вмешиваться в глобальную политику.

— Насколько вообще реальны прописанные в программе пункты, например, обязательство отменить депутатскую неприкосновенность?

- На моей памяти вопрос о снятии депутатской неприкосновенности всегда был вопросом политических игр. Одна партия выдвигает такое предложение, а оппозиция говорит, что оно оформлено неправильно и неприкосновенность нужно снимать по-другому. Проходит какое-то время и ситуация кардинально меняется. Уже оппозиция стоит на позициях, которые были у партии власти, и наоборот. В нынешней ситуации отмена депутатской неприкосновенности, скорее всего, тоже станет элементом политических торгов. Возможно, реформу проведут так, что формально особый статус будет отменен, но по факту останется.

— Насколько жизнеспособно это большинство?

- Как раз то, что в коалиции много составляющих, заставляет думать, что она может просуществовать довольно долго. Вопрос не в том, сколько просуществует большинство, а в том, насколько оно окажется эффективным и сможет работать. Сам по себе состав коалиции кажется достаточно интересным.

Проблема в том, как будет сформирован Кабинет министр. Чтобы малые фракции, то есть «Самопомощь», Радикальная партия и «Батькивщина», выполняли возложенную на них роль уравновешивания противоречий между силами премьера и президента, необходимо, чтобы они были обеспечены постами в правительстве. У Тимошенко есть люди, которые могут войти в Кабмин. Прежде всего, сама Юлия Владимировна, которая уже заявляла о готовности занять пост министра иностранных дел.

Но если говорить о «Самопомощи» и Радикальной партии, там нормальных людей нет вообще. Достаточно посмотреть на первую пятерку, чтобы разрыдаться. Кого там можно делегировать в правительство? Яценюк предложил сделать Анну Гопко министром экологии, но она сама в ужасе убежала. Хорошо, что у нее хватило на это ума, но ведь кто-то другой может и согласиться. Что тогда с этим делать?

— Быстро ли «коалициантам» удастся согласовать состав Кабмина?

- Они могут вообще не договориться. Коалицию создадут, но при этом оставят нынешнее правительство исполняющими обязанности. При желании это можно как-то сообразовать с действующей конституцией. Например, часть министров могут поменять, а часть оставить, или придумать другую схему.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  24.02.2017
Недавно французское издание Air&Cosmos опубликовало схемы якобы перспективного российского легкого истребителя пятого поколения, разработкой которого занимается самолетостроительная корпорация «МиГ». Издание также привело краткие характеристики, которыми, по его мнению, будет обладать новый боевой самолет. Мы решили разобраться, почему не стоит доверять французским изображениям российского истребителя, что такое российская школа проектирования боевых самолетов и на какой летательный аппарат все же может быть похожа новая разработка «МиГа».
Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Мировой ВПК  20.02.2017
На англоязычном военном форуме Realitymod.com появилась информация, что некие западные компании решили создать так называемые «умные снаряды» против российского танка Т-14. Их назначение — не только обмануть активную защиту, но и поразить машину в уязвимых местах. И через несколько лет стальной кулак Путина потеряет угрожающую мощь.
Геополитика  20.02.2017
В НАТО намерены резко усилить свое военно-морское присутствие в Черном море. Об этом объявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг по итогам встречи министров обороны стран-союзников, завершившейся в Брюсселе. При этом генсек грозно добавил: «Диалог с позиции силы с РФ сработал в годы холодной войны, будет работать и сейчас».
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?