20.05.2015, 18:39
Багдад будет взят?
Багдад будет взят?Международная военная политика
С исламистами в Ираке воюют две армии, одна из них никогда не одержит победу.

По меньшей мере 60 тысяч бойцов шиитских добровольческих формирований находятся в столице Ирака Багдаде для защиты города от возможного наступления группировки «Исламское государство» (ИГ). Об этом 20 мая сообщила курдская телекорпорация Rudaw.

Напомним, 17 мая исламистам удалось захватить город Эр-Рамади - столицу суннитской провинции Анбар, расположенную в 100 км от Багдада. Таким образом, Багдад, как и летом 2014-го, опять находится в опасности. Сейчас Эр-Рамади продолжает укрепляться боевиками, исламисты минируют дороги, здания. По данным ООН, столицу провинции Анбар покинули уже порядка 25 тысяч человек, беженцы в основном направляются в Багдад.

Примечательно, что джихадисты и раньше пытались взять Эр-Рамади, однако в этот раз им это удалось из-за отказа иракской армии (естественно, с подачи США) использовать в суннитской провинции шиитское ополчение, якобы по причине того, что это может усилить межконфессиональную рознь. Несмотря на то, что город полностью перешел под контроль ИГ еще 17 мая, Пентагон до последнего момента не подтверждал захват отрядами ИГ стратегически важного города суннитской провинции.

Устоит ли Багдад под натиском джихадистов «Исламского государства»?

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров обращает внимание на тот факт, что в Ираке против ИГ сражаются две армии: одна – постоянно добивается успеха, вторая – терпит поражение за поражением.

- Относительно недавно так называемая иракская армия успешно освободила Тикрит. Тогда все эксперты твердили наперебой: после удачного штурма Тикрита путь на Мосул открыт, взять этот двухмиллионный город - дело времени. В общем, говорили аналитики, скоро ИГ гарантировано потерпит в Ираке поражение. И вдруг ситуация начинает развиваться совершенно по другому сценарию – ИГ переходит в контрнаступление, причем с разных направлений, берет под контроль Эр-Рамади, расположенный в 100 км от Багдада.

Тут стоит сказать, что в действительности Мосул никто освобождать и не собирался. Так, господин Масуд Барзани (президент Иракского Курдистана) недавно слетал в Соединенные Штаты для обсуждения главного вопроса – как сделать так, чтобы в случае возможного штурма Мосула в нем не участвовала шиитская милиция, где доминирует иранская составляющая? Дело в том, что Тикрит освобождала именно шиитская милиция, которую подготовил Иран. То есть парадокс заключается в том, что в Ираке сейчас сосуществуют две армии: одну готовят США, и она постоянно терпит поражения (потеря Эр-Рамади на ее совести), другую – Иран, и она воюет успешно.

В итоге после падения Эр-Рамади в очередной раз воскресший лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади (его американцы хоронят с завидным постоянством) призывает возвращаться в город всех своих сторонников, а это опасно – провинция Амбар непосредственно граничит с Багдадом, а от Рамади до столицы – рукой подать.

В общем, ситуация снова ухудшилась, и это – результат интриг, которые ведут Вашингтон и Эрбиль (столица Иракского Курдистана). Суть их на самом деле проста – не допустить активного участия Ирана в разгроме ИГ. В этой связи примечателен визит министра обороны Ирана бригадного генерала Хосейна Дехкана в Багдад для срочных консультаций с министром обороны Ирака Халедом аль-Обейди сразу после того, как город Эр-Рамади пал.

Отмечу, что Конгресс США не так давно принял закон, согласно которому Америка будет поставлять оружие курдам и в некое образование под названием «Суннистан» – территорию Ирака, компактно населенную суннитами, не согласовывая поставки с Багдадом. Сумма помощи - примерно 800 млн. долларов. Интересно, что большая часть территории «Суннистана» контролирует ИГ, в этом смысле непонятно, кому американцы намереваются поставлять вооружение. Уж не «Исламскому государству» ли?

Что будет делать Иран в такой ситуации?

- Тегеран хочет, чтобы шиитское правительство Багдада контролировало весь Ирак. Причем - жестко и конкретно. На пути этого у него есть несколько врагов. Первый - ИГ, с которым иранцы ведут ожесточенную борьбу, а на сегодняшний день Иран – это единственное государство, реально воющее с исламистами. Кроме того, ему мешает Иракский Курдистан, который занимает проамериканскую позицию, и сами США. Поэтому для Тегерана сейчас важно решить несколько задач. Во-первых, помочь Башару Асаду, потому что в Сирии сейчас ситуация очень плохая, у нас про нее просто перестали говорить. Во-вторых, взять под контроль Ирак. В-третьих, контролировать Йемен. В-четвертых, удержать свои позиции в Ливане, с чем «Хезболла» пока хорошо справляется.

— То есть Иран в любом случае не даст взять Багдад?

- Конечно. Если что, несколько десятков тысяч иранцев будут сражаться не на жизнь, а на смерть, а воевать они умеют хорошо. Помимо спецназа КСИР «Аль-Кудс» и бойцов формирования «Басидж» подтянут и танковые подразделения, которые Иран уже вводил, когда шли бои за Тикрит.

— А что при штурме Багдада будет делать «Пешмерга» (курдские военизированные формирования в Иракском Курдистане)?

- Сидеть и ждать – кто победит. В восточных войнах каждый воюет, исходя из своих интересов. Приведу яркий пример. Несмотря на резню, которую ИГ устроило в иракском Синджаре, никто не спешит освобождать езидов. «Пешмерга» говорит: «Завтра». «Рабочая партия Курдистана» говорит: ребята, если не хотите - уйдите в сторону, чтобы мы с вами не столкнулись – мы сами освободим Синджар. На что «Пешмерга» отвечает: «Нет, вы их освободите не так, как надо! Не мешайте нашей стратегии, которую мы обсудили с американцами. В Синджар мы войдем через коридор, а для этого нам надо освободить пару других городов». В общем, никакого единого фронта против ИГ не существует.

— Раньше разведка США сообщала, что ИГ ежедневно продавало нефти на 3 млн. долларов. Однако потом были заявления представителей Пентагона о том, что авиаудары коалиции снизили «нефтяную выручку» исламистов…

- Во-первых, не надо сильно преувеличивать суммы, которые ИГ получает от продажи нефти. По моим подсчетам, исходя из возможностей месторождений и т.д. – идет речь о реализации максимум 100 тысяч баррелей в сутки. Масуд Барзани говорил о 80 тысячах баррелей нефти. Для сравнения - ежедневная добыча стран ОПЭК до недавнего времени составляла 30 млн. баррелей.

Во-вторых, нефть – это второй источник дохода ИГ, на первом месте – выручка от продажи артефактов. Шутка ли: одна 70-сантиметровая статуэтка времен шумеров может стоить около 50 млн. долларов! Вы думаете, для чего ИГ перешло в контрнаступление в Сирии – в районе античной Пальмиры, атакуя город, признанный ЮНЕСКО памятником всемирного наследия? Неужели боевикам нужна дорога, соединяющая восточную и западную Сирию? А точнее – Сирийскую пустыню? Плевать они на нее хотели. Пальмира - это одна из жемчужин мировой цивилизации, где, кстати, наряду с древними сооружениями есть и византийские церкви. А какое христианское государство оказало помощь сирийской армии в отражении атаки ИГ? Да никакое! А знаете, кто помог?

— Шиитское движение «Хезболла»...

- Да, а на фоне этого – заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов едет в Эрбиль для презентации книги о культуре и истории курдов – «Земля Легенд: Курдская культура глазами российских исследователей», изданной на деньги «Газпром-нефти»… Хочется сказать: да вы хоть патроны поставьте! Ведь Масуд Барзани после поездки в США полетел в Европу – а именно в Венгрию и Чехию, где со времен Варшавского договора хранится большое количество вооружений, которым курды привыкли воевать…

В общем, исламисты ИГ собирались утащить из Пальмиры все, что только можно, хотя сирийские власти заявили, что значительная часть музейных ценностей вывезена.

Третий источник дохода ИГ – контроль значительной части наркотрафика, проходящего через Ирак и Сирию, потом - выходящего на территорию Турции, а затем – в Европу.

- Вроде бы существует международная коалиция, возглавляемая Соединенными Штатами, куда входит формально более 60 государств, и которая якобы нещадно бомбит джихадистов, - говорит директор Исследовательского центра «Ближний Восток – Кавказ» Станислав Тарасов. – Однако реальных успехов в борьбе с ИГ нет. И когда исламисты выступают на том или ином направлении, приближаясь то к Дамаску, то к Багдаду, сразу возникают вопросы – а кому это выгодно и какая игра ведется в регионе? Заметьте, наступление ИГ на Багдад совпадает с наступлением Саудовской Аравии на Йемен. Вот такие странные совпадения, которые, на мой взгляд, связаны с иранским ядерным досье, а также с желанием Тегерана действительно разгромить ИГ.

Судите сами. Сейчас начались технические переговоры на уровне политических директоров по иранской ядерной программе. На них попытаются каким-то образом сковать действия Ирана в борьбе с ИГ, ведь спецпредставитель Ирана Али Акбар Велаяти на днях прямо заявил: «Если нас попросят, то мы готовы помочь Ираку в борьбе с ИГ». Скорее всего, здесь будет разыгрываться сложная многоходовая партия, цель которой – спровоцировать проникновение исламистов на территорию Ирана.

В целом, речь идет о массовой деградации региона, поэтому очень трудно спрогнозировать – какое государство сохранит свои границы. Сирия уже в том виде, в котором она была прежде, существовать не будет. Ирак, Афганистан и Йемен фрагментированы. Саудовская Аравия трещит по швам и может развалиться на четыре части. Кроме того, ИГ обозначило Ливию как африканский центр действий. Скорее всего, исламисты будут провоцировать Египет на действия в Ливии, где уже происходили боестолкновения. А с учетом того, что в Египте сейчас идут судебные процессы над «Братьями-мусульманами», ИГ может спровоцировать повстанческую деятельность на Синайском полуострове. То есть ИГ везде выступает неким инструментом фрагментации и дестабилизации. В чьих руках? Остается только догадываться…

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb