08.07.2016, 08:54
Авианосец «Гарри Трумэн» берет курс на Севастополь
Авианосец «Гарри Трумэн» берет курс на СевастопольМеждународная военная политика
8 июля в Варшаве открывается самый, пожалуй, ожидаемый в последние десятилетия саммит НАТО. И в США, и в Европе, и в России многие ждут его с тревогой. Потому что в эту пятницу и на следующий день наверняка будет официально объявлено о начале новой «холодной войны» Запада с нашей страной. Что-нибудь в такой тональности: «Знайте же, говорю я вам: времени у нас остается совсем немного. Мы не можем допустить, чтобы события развивались самотеком и чтобы наступил такой час, когда что-то изменить будет уже слишком поздно».

Впрочем, это цитата из печально знаменитой речи Уинстона Черчилля в Вестминстерском колледже (город Фултон, штат Миссури, США), произнесенной 5 марта 1946 года. Как принято считать, с нее стартовала «холодная война» № 1. Что в пятницу и в субботу донесется до нас из Варшавы, пока в точности, понятное дело, неизвестно. Но предположить можно. Хотя бы исходя из высказывания одного из хозяев саммита — министра обороны Польши Антони Мацеревича. В интервью «Радио Польши» он заявил, что на предстоящем политическом форуме будет принято знаковое решение. И далее: «Мы надеемся, что эти переговоры приведут к тому, что Россия не только откажется от агрессивных шагов, но и отступит с территорий Украины, которые она незаконно заняла».

Стало быть, Мацеревич знает, что в предстоящие пару дней НАТО объявит о неких военно-политических шагах, которые окажутся столь грозными для Москвы, что она будет просто вынуждена снова уходить из Крыма. Ведь пока только Крым, с точки зрения Запада, Россия «незаконно заняла».

Не станем дискутировать о корректности и обоснованности формулировок насчет «незаконности». Попробуем представить, хотя бы теоретически, какого масштаба военная угроза нашей стране в регионе Черного моря должна быть создана, чтобы заставить Кремль задуматься о возможности полной капитуляции и начале унизительного отступления.

Создание мощных ударных авиационных группировок? Американские боевые самолеты и без всякого Варшавского саммита давно ждут команды в тех краях. Скажем, 39-е авиакрыло командования США в Европе, которое базируется на авиабазе Инжерлик. В конце апреля нынешнего года в румынском аэропорту «Михаил Когэлничану» приземлились новейшие истребители пятого поколения F-22 «Раптор». В 2014 году в Болгарию пока только для участия в учениях садились 12 многоцелевых истребителей F-15 из 493-й эскадрильи ВВС, которая постоянно прописана в Великобритании.

Можно, конечно, в считанные дни нарастить группировку ударных самолетов в этих странах. Можно к восторгу Киева посадить их еще и на украинские аэродромы где-нибудь под Одессой или Николаевом. Но по большому счету для российского Генштаба шокирующей новостью такой шаг НАТО не станет. Мы к нему готовы.

Поставить вблизи Крыма базы тактического высокоточного ракетного оружия? Они тоже имеются с недавних пор - с 12 мая 2016 года американский наземный противоракетный комплекс «Иджис эшор» развернут около населённого пункта Девеселу на юге Румынии.

Да, официально это объект противоракетной обороны. Но те же пусковые установки Мк-41 могут быть легко использованы для старта широкого спектра высокоточных крылатых ракет большой дальности наземного базирования класса «Томагавк», запрещенных советско-американским Договором о ликвидации РСМД. Тогда под их прицелом окажется не только Крым, но и большая часть европейской чести России. Только и эта угроза — давно реальность. Армия России определенно приняла меры для ее парирования. И ничего нового для принципиального усиления потенциала будущего удара невозможно придумать ни в Пентагоне, ни в Варшаве.

Что остается? Как представляется, единственным крайне опасным и совершенно новым элементом обстановки на возможном черноморском театре военных действий стало бы появление на нем на постоянной основе боевого ядра 6-го флота США. Того самого 6-го флота, который пока крейсирует в Средиземном море и лишь эпизодически и только отдельными боевыми кораблями наведывается через Босфор и Дарданеллы поближе к российским берегам.

Это может произойти в рамках инициативы президента Румынии Клауса Йоханниса, оглашенной им в середине января нынешнего года. Тогда он впервые предложил для «сдерживания России создать в Черном море некое постоянно действующее соединение боевых кораблей Румынии, Болгарии и Турции. И чтобы к ним на ротационной основе могли присоединяться корабли нечерноморских стран. Прежде всего, США, Италии и Германии. Действовать многонациональное соединение будет, разумеется, под эгидой НАТО. Уже объявлено, что именно этот проект будет в центре внимания Варшавского саммита Североатлантического альянса.

С чего бы такое внимание к пустяковой, вроде бы, затее Бухареста? Ведь флоты Румынии и Болгарии столь слабы, что даже совместно никак не в состоянии влиять на судьбу Крыма. Турецкие ВМС чуть посильней, но и им такая задача не по зубам. Другое дело — добровольно присоединившиеся «гости» из дальних стран. Особенно — ВМС Соединенных Штатов. Если они войдут в состав будущего соединения, то ключевой вопрос — какими силами?

Давайте просто дадим волю ненаучной, на первый взгляд, фантастике. Вообразим, что, допустим, находящаяся сейчас возле Сирии американская 8-я авианосная ударная группировка (CSG-8) во главе с «Гарри Трумэном», в состав которой входят также ракетный крейсер «Анцио», эсминцы «Грэйвли», «Балкли» и «Гонсалес», с полного одобрения члена НАТО Турции в один не очень прекрасный день внезапно проходит запретную для них сегодня проливную зону и становится на якорь в паре десятков миль (но — в международных водах) от российского Севастополя. То есть, в минуте лета от главной базы Черноморского флота мигом окажутся порядка 90 боевых самолетов и вертолетов, и не менее 200 крылатых ракет крылатых ракет BGM-109 «Томагавк» (типовая загрузка крейсера «Анцио» типа «Тикондерога» - 26 крылатых ракет. На эсминцах типа «Арли Берк», к которым относятся «Грейвли», «Балкли» и «Гонсалес», в ударном варианте — по 56 «Томагавков»).

Способно это мгновенно и решительно перевернуть нынешний баланс сил в бассейне Черного моря? Безусловно. Готовились мы к такому повороту событий? Да никогда. Потому что по действующим международным соглашениям авианосцам и крупных отрядам боевых кораблей поменьше, если они принадлежат к флотам нечерноморских стран, вход в эти воды заказан уже скоро век. Речь об известной конвенции Монтре, заключенной в Швейцарии в 1936 году и регулирующей режим использования черноморских проливов.

Конвенция накладывает много ограничений на проход Босфора и Дарданелл, но основных два. Первое — суммарное водоизмещение боевых кораблей нечерноморских стран, одновременно находящихся в Черном море, не может превышать 30 тысяч тонн (с возможностью повышения этого максимума до 45 тысяч тонн в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран) Второе — время пребывания в Черном море любого такого корабля не может превышать 21 сутки.

Для Вашингтона, конечно, страшно неудобно. И лимит суммарного тоннажа кораблей, и срок в три недели, после которого надо поворачивать оглобли - это весьма осложняет настоящее и внушительное присутствие флота там, где так хочется США.

Как быть? В Вашингтоне, не сомневаюсь, давно готов рецепт: если конвенция Монтре мешает делу — долой конвенцию! Когда американцев смущали регламентирующие их стратегию международные документы? Давно в мусорной корзине Договор по ограничению систем противоракетной обороны. Без оглядки на международное право снесена с лица земли Югославия, ракетно-бомбовыми ударами поставлены на колени Ирак, Ливия.

Надо ли продолжать этот список? Почему Вашингтону и возглавляемым им странам НАТО следует делать исключения ради какой-то конвенции, в подготовке которой США вообще не принимали участия? Причем, судя по всему, такой подход давно и серьезно беспокоит Кремль.

Во всяком случае, третий секретарь МИД России Валерия Занина в статье, опубликованной журналом «Международная жизнь», высказалась так: «Политика США исторически заключалась в стремлении „нейтрализовать" проливы, поскольку они позже всех начали „осваивать" Ближневосточный регион … Чувствуя некую ущербность от того, что обсуждение столь важного вопроса о порядке использования одной из основных морских артерий между Востоком и Западом происходило без их участия, американцы неоднократно заявляли, что не считают договоренности по проливам обязательными для себя. По мнению некоторых западных исследователей, США, не являясь участником Конвенции Монтре и отправляя ежегодно в Черное море военные фрегаты, по сей день ставят себя в исключительное положение и проводят политику неприятия международных договоренностей, нацеленную на подрыв устоявшегося порядка судоходства через проливы».

Попытки торпедировать или как-то обойти установленный регламент использования Босфора и Дарданелл заокеанскими политиками предпринимаются давно. На переговорах в Потсдаме в 1945 году Черчилль и Гарри Трумэн поставили вопрос о внесении изменений в конвенцию. Суть: разрешить неограниченный проход через проливы торговым судам и боевым кораблям всех государств. Как в мирное, так и военное время. Этот проект был заблокирован Иосифом Сталиным.

Если не получилось напрямую, Соединенные Штаты пытались расширить свой доступ в Черное море с «черного» входа. Так, в 2006 году они предложили России и Турции, участвовавшим вместе с рядом других стран в средиземноморской операции НАТО «Активное усилие» (борьба с мировым терроризмом в Мировом океане), распространить действие программы и на Черное море. Идею отвергли Москва и Анкара.

Тогда военные моряки США стали впрямую игнорировать конвенцию Монтре. Особенно частыми эти действия стали после начала известных событий на Украине. Весной 2014 года министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что «продление пребывания кораблей ВМС США в Черном море часто превышало сроки, установленные международной конвенцией Монтре». В качестве примера была приведена история с фрегатом ВМС США «Тейлор». Этот корабль, по данным нашего МИД, «вошел в Черное море 5 февраля (2014 года), а убыл в Средиземное море 9 марта сего года, что на 11 суток превысило максимально допустимый срок и, соответственно, является нарушением конвенции. При этом турецкая сторона своевременно не проинформировала нас о данной задержке. Со своей стороны, доведены наши озабоченности до сведения американской и турецкой сторон в форме вербальных нот».

И все же пока ни разу не заходила речь о полном и одностороннем прекращении действия конвенции Монтре. Не произойдет ли это на саммите НАТО в Варшаве? Если даже — да, вряд ли Вашингтону там удастся добиться единства союзников в столь щекотливом вопросе.

Свой прогноз о том, как Североатлантический альянс будет реализовывать собственные стратегические интересы в Черном море, на днях сделали эксперты американской военно-аналитической компании Stratfor, которую иногда за океаном называют «теневым ЦРУ». По мнению Stratfor, в ближайшее время борьба за влияние в черноморском регионе «несомненно, обострится». После того, как в 2014 году Крым воссоединился с Россией, баланс сил в Черном море резко изменился. Поэтому «стратегическая важность акватории возросла в глазах НАТО».

Но не все страны НАТО, имеющие выход к Черному морю, готовы поддержать наращивание сил альянса в регионе. В то время, как Румыния, скорее всего, окажется ярым сторонником усиления, Болгария и Турция могут оказаться более сдержанными, не желая вражды с Россией, отмечают в американской компании.

Аналитики также сравнили соотношение военно-морских сил в регионе. По количеству кораблей Россия уступает НАТО, однако у РФ много других преимуществ — например, в боевой авиации, базирующейся в Крыму и на Кубани.

Тем не менее, выводы Stratfor хотя и дипломатично размыты, но тревожны для нашей страны: «Москва больше не может рассчитывать на конвенцию Монтре. НАТО будет искать способы обойти ограничения и обеспечить лидерство своих ВМС в регионе».

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?