05.04.2016, 14:32
Авиация Азербайджана против С-300 Армении
Авиация Азербайджана против С-300 АрменииМеждународная военная политика
Война в воздухе в Карабахе закончится быстро, начнутся позиционные бои на земле.

В Нагорном Карабахе нарастает вооруженное противостояние. Взаимные артиллерийские обстрелы усиливаются. В этих условиях возникает первый вопрос: в связи с чем возникла эта новая напряженность? Ведь еще совсем недавно все было спокойно. Да, конфликт оставался, но он был в замороженном состоянии и имел все предпосылки, что по мере стабилизации общей ситуации в регионе, он будет каким-либо образом разрешен. Без крови. И вот внезапно началась стрельба. Причем за последние две недели это уже не первый конфликт на постсоветском пространстве. До этого имела место военная напряженность между Казахстаном и Узбекистаном за спорные территории в Сарыагашском, Кировском, Махтааральском и Жетысуйском районах. До вооружено столкновения оставалось совсем немного — группировки вооруженных сил сторон уже были в боеспособном состоянии.

Все эти события странным образом совпали с переходом ситуации в Сирии к качественно новому этапу, важнейшей характеристикой которого является то, что США в этом ключевом регионе вынуждены действовать в парадигме, заданной Россией — фактически в фарватере российской политики. Неудача американской политики в Сирии стала еще одним и весьма болезненным звеном в цепи провалов геополитического масштаба, начиная с начала 21-го века. И при этом ключевую роль в американских неудачах играла именно Россия, начиная — косвенно — с иракской операции 2003 года и заканчивая — в открытом противостоянии, — на Украине и в Сирии.

Американская элита отчетливо осознала, что без разгрома России решить задачу восстановления американского доминирования в мире не получится. Поэтому основной удар сегодня идет именно против России. Однако РФ — ядерная держава, равноценная США по ядерному потенциалу. Поэтому ее разгром возможен только на основе технологий гибридных войн. То есть страну надо экономически измотать и взорвать изнутри.

Санкции — первый шаг к подрыву нашей экономики, пока существенного результата не дали. Поэтому подключается второй «рычаг» — разжигание военных конфликтов вдоль российских границ. Конфликт Азербайджана и Армении — это один из ключевых конфликтов избежать втягивания в который Россия не сможет, по крайней мере, политически и экономически. Конфликт бывших союзных республик, одинаково близких России, может только ухудшить имидж России на международной арене и внутри страны. Что, собственно, и надо США и их ключевому союзнику в этом регионе - Турции, которая «обижена» на Россию за Сирию. Так что, видимо, именно эти силы и стоят за внезапным обострением азербайджано-армянских отношений. А раз так, то можно предполагать, что этот конфликт внешние игроки будут всемерно накалять. Соответственно, возникает вопрос — на что способны вооруженные силы противостоящих сторон в возможном конфликте?

Численность ВС Азербайджана составляет около 66 тыс. человек (без других силовых структур). Основа азербайджанской армии — сухопутные войска, численностью около 56 тыс. «штыков». На вооружении имеется более 120 танков Т-72 и 100 — Т-55, около 400 различных ББМ, 6 ПУ «Точка-У», около 400 единиц полевой артиллерии различных калибров, в том числе около 12 единиц РСЗО «Смерч» и 44−55 «Град», около 300 единиц противотанковых средств, преимущественно ПТРК «Малютка» и «Фагот». ПВО сухопутных войск насчитывает около 60 единиц различных ЗРК, 250 зенитных орудий различного калибра, а также до 150 ПЗРК. Все эти средства могут быть потенциально использованы в зоне возможного конфликта в Нагорном Карабахе.

Кроме сухопутных войск, ВС Азербайджана могут использовать в этом конфликте авиацию и ПВО — для отражения ударов по объектам ВС и государственной инфраструктуры. ВВС и ПВО в Азербайджане объединены в единый вид ВС и насчитывают около 7200 человек. У них на вооружении имеются несколько единиц Су-24 и Су-17м3, около 30 Су-25 разных модификаций, по одной эскадрилье истребителей МиГ-29 и МиГ-25ПД, а также около 30 вертолетов Ми-24 и 20 Ми-8 различных модификаций. Система ПВО располагает достаточно современным и многочисленным парком ЗРК. Это система ПРО «Железный купол» и ЗРК «Барак-8», 36 ПУ С-300ПМУ2, 4 ПУ С-200, 34 ПУ «Бук-М1» и «Бук-М2», мобильный ЗРК малой дальности «Тор-М2Э», ЗРК «Оса» и «Стрела-10» — всего около 70 ПУ, а также около 80 ПУ устаревших ЗРК С-125 и «Круг». Этими средствам Азербайджан может создать многослойную систему зенитного ракетного огня, как в самой зоне карабахского конфликта, так и на сопредельных территориях.

Этим силам Армения может противопоставить ВС численностью около 48 тыс. человек, а также около 20 тыс. человек Армии обороны Карабаха — АОК (из которых до 8 тыс. человек могут быть военнослужащими ВС Армении) — всего 68 тыс. человек, что равноценно азербайджанской армии.

Сухопутные войска Армении составляют около 40 тыс. человек. Еще около 15 тыс. сможет выставить на случай войны Армия обороны Карабаха, итого — около 55 тыс. человек. По техническому оснащению СВ Армении, вместе с АОК, ничем не уступают Азербайджану. У них около 400 танков Т-72 и Т-55, около 350 БМП, более 400 единиц артиллерийских систем различного калибра, в том числе около 40 РСЗО «Град» и 4 273мм WM-80 китайского производства. Имеется у Армении и около 8 единиц оперативно-тактического комплекса 9К72, известной в мире как «Скад». Однако в отношении ВВС и ПВО абсолютное превосходство сохраняется за Азербайджаном. Из боевых машин у Армении по одной эскадрилье Су-25 и Ми-24. Остальная армянская авиатехника имеет весьма ограниченное боевое значение. Аналогичная ситуация и со средствами ПВО. Армения располагает только 8-ю современными ЗРК средней дальности С-300, остальные представлены устаревшими комплексами. Имеется около 300 ЗОС малой дальности, в том числе около 200 ПЗРК.

Таким образом, сопоставляя боевой состав ВС Азербайджана и Армении (вместе с АОК) можно отметить, что при примерном равенстве в потенциале СВ, Азербайджан имеет подавляющее превосходство в воздухе. Однако при этом надо отметить, что выучка личного состава, оперативно-тактическая подготовка командного состава и моральный дух армянской (с АОК) армии существенно превосходят таковые у Азербайджана.

Такая ситуация может предполагать стремление азербайджанской стороны использовать свое превосходство в воздухе и в тяжелых РСЗО, и за счет этого достичь решающего перевеса на направлениях главного удара. Тем более что опыт прошедшей карабахской войны показал, что даже при более чем трехкратном превосходстве в численности (74 000 против 20 000) азербайджанская группировка не смогла решить поставленные задачи и понесла тяжелые потери.

В ходе начавшихся боёв, если верить заявлениям азербайджанской стороны, армянские войска понесли тяжелые потери — погибли более 100 человек, уничтожено около 17 единиц бронетехники. Это свидетельствует о том, что азербайджанская сторона начала боевые действия, ориентируясь именно на дальнее огневое поражение противника. Однако наличие у Армении ЗРК С-300, по-видимому, сдерживает применение азербайджанской стороной авиации. Но это только начало.

Если будет продолжаться эскалация конфликта в направлении полномасштабной войны, Азербайджан, вероятнее всего, начнет проводить воздушные операции, целью которых станет подавление системы ПВО Армении, прежде всего, С-300. Учитывая невысокий уровень подготовки личного и командного состава ВВС Азербайджана, вполне вероятно, что полного успеха на этом направлении достичь не удастся — часть ЗРК будет подавлена, но их значительная часть сохранит боеспособность.

Учитывая малочисленность азербайджанской авиации и поражающий потенциал ЗРК С-300, можно полагать, что решить задачу завоевания превосходства в воздухе Азербайджану не удастся, а потери авиации заставят его отказаться от массированного использования самолетов, ограничившись локальными ударами вне зон ПВО малых групп авиации. Война, как и в прошлый раз, примет, преимущественно, наземный характер. А это означает, что шансов при сложившемся соотношении сил у Азербайджана на успех нет. Поэтому война примет позиционный характер, стороны ее будут вынуждены завершить, когда обеим станет очевидной бессмысленность дальнейшего вооруженного противоборства.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.