29.09.2014, 19:33
Астраханская пристрелка
Астраханская пристрелкаМеждународная военная политика
Почему Евросоюз оказался за бортом Каспийского саммита?

29 сентября президент РФ Владимир Путин принял участие в работе четвертого Каспийского саммита в Астрахани. Вместе с ним проблемы вокруг Каспия обсуждали лидеры Азербайджана (Ильхам Алиев), Ирана (Хасан Роухани), Казахстана (Нурсултан Назарбаев) и Туркмении (Гурбангулы Бердымухамедов).

Владимир Путин, открывая мероприятие, назвал регион «оазисом мира и подлинного добрососедства».

- В основе этой стабильности бережные и взвешенные отношения прикаспийских государств между собой, их народов и руководителей ко всему, что связано Каспийским морем. Будь то вопросы безопасности, экономики или охраны окружающей среды, - отметил он.

Президент России заявил, что правовой статус Каспия будет закреплен уже на следующем саммите.

- Главное - нами согласовано политическое заявление, в котором впервые зафиксированы основные принципы пятистороннего сотрудничества на Каспии, - заявил Владимир Путин, поблагодарив участников и партнеров за «готовность находить необходимые и приемлемые компромиссы».

Говоря об успехах, стоит отметить, что еще 26 сентября стало известно, что «Каспийская пятерка» договорилась о том, что натовских военных в регионе не будет.

- В подготовленном к саммиту политическом заявлении зафиксировано положение о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил нерегиональных держав. Тоже по этому вопросу шли нелегкие консультации, но стороны условились об этом принципе, — заявил помощник президента Юрий Ушаков.

Отметим, что в повестку дня, помимо правового статуса, безопасности и экономики, были включены меры по развитию сотрудничества в сфере транспорта, по защите экосистемы, а также обмен мнениями по актуальным региональным и международным вопросам.

Напомним, переговоры о статусе Каспийского моря начались после 1992 года. Соглашения об урегулировании вопросов границ были подписаны между Казахстаном, Азербайджаном и РФ, однако разногласия в вопросах разграничения акватории, недр и шельфа между странами «пятерки» сохраняются до сих пор. Так, разработка конвенции о правовом статусе Каспия длится уже больше 18 лет.

Также «пятерке» пока не удалось договориться о принципах прокладки трубопроводов по дну Каспийского моря. РФ настаивает на том, чтобы такие проекты согласовывались со всеми прикаспийскими странами, однако Азербайджан и Казахстан считают это необязательным.

- Каспий включен в сферу интересов США и их попытки установить там свое влияние, к примеру, посредством размещения в регионе военных баз, предпринимались и предпринимается постоянно, замечает военный эксперт Виктор Мясников.

- В частности, Азербайджану уже десять лет поступают подобные предложения. Но появление натовских военнослужащих на Каспии - это вызов не только интересам России, но еще и Ирана. Для Азербайджана такое обострение ситуации ни к чему, поэтому все это время он активно сопротивлялся. Отрадно, что принято решение о недопущении присутствия здесь вооруженных сил нерегиональных держав. Это означает, что ситуация в регионе будет стабильной.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин замечает: каждая из стран «пятерки» региона считает, что она имеет полный суверенитет над своей долей Каспия (что, естественно), поэтому достигнуть договоренности по вопросу совместного использования инфраструктуры, прокладки трубопроводов - крайне сложно.

- По большому счету, примеров подобного масштабного сотрудничества в сфере ресурсов в мире не так уж и много. Усложняет задачу и то, что каждая страна из «пятерки» имеет разный уровень политического, экономического, социального развития. Вроде бы каждое государство считается демократическим, но, так или иначе, направления разнятся.

На мой взгляд, Каспийский саммит – это пока некий клуб, где встречаются лидеры стран региона. Но оттого, как они выстроят диалог, во многом будут зависеть общие правила работы. Вряд ли в ближайшее время стоит ждать прорывных решений, но сам факт существования такого саммита дает надежду, что в будущем сотрудничество может оказаться весьма плодотворным.

— Не секрет, что и США хотели бы иметь большую долю влияния в этом регионе…

- Интересы Штатов на Каспии очевидны: иметь влияние и контроль над одним из самых перспективных в мире нефтегазовых регионов. Правда, в отличие от Ближнего Востока и Северной Африки здесь ситуация в политическом плане остается стабильной, поэтому есть определенные опасения, что Штаты попытаются внести некий «революционный» дух в этот регион и спровоцировать напряженность. Поэтому в нынешних геополитических условиях, наверное, основная задача саммита – выстроить сплоченный союз, который мог бы противостоять «ветрам перемен» с псевдодемократическим уклоном.

Сейчас самое главное, чтобы страны «пятерки» учитывали интересы друг друга, в том числе и при реализации амбициозных проектов. Ведь консолидация позиций означает усиление позиции каждой страны, потому что по отдельности Соединенным Штатам противостоять сложно, а вот формирование коалиции – другое дело. Но сделать это не так-то просто. Повторю, это крайне сложный по своим геополитическим раскладам регион, где сталкивается множество интересов, почти не стыкующихся между собой.

- Думаю, нынешняя встреча глав прикаспийских государств – это, скорее, некая пристрелка. Все указывает на то, что прорыв, более-менее приемлемый для всех участников торга, если и произойдет, то не ранее следующего года – на саммите «пятерки» в Казахстане, - считает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. - С одной стороны, это должно льстить Астане, с другой – ясно, что сейчас никто не готов решительно сесть за стол и поставить подпись под окончательным вариантом документа по вопросам разделения Каспия.

Ни Россия, ни Иран, как страны, наиболее серьезно присутствующие в регионе, не готовы к тому, чтобы разом снять все противоречия. Для Хасана Роухани, с его и без того достаточно сложной репутацией в Иране, согласиться с теми принципами деления Каспия, которые предлагают или поддерживают остальные четыре государства, было бы непродуктивным. Тем более, на фоне идущих переговоров о снятии с Ирана санкций и о корректировке его ядерной программы.

С одной стороны, Иран заинтересован в том, чтобы выйти из изоляции, которую для него столько лет устраивали западные «партнеры», с другой – он, естественно, не хочет портить отношения с соседями, учитывая, что южная часть Каспийского моря - область, которая просто генерирует потенциальные территориальные конфликты. Иранские власти пока занимаются текущей работой: наращивают свою воинскую группировку, пытаются в меру сил проводить экономическое исследование своей части Каспия, однако в целом Иран не заинтересован в форсировании событий. Думаю, не заинтересована в этом и Россия.

Поэтому от программного заявления, принятого на этом саммите, было бы совершенно неоправданно ожидать чего-то большего, это – всего лишь первый шаг. Никто не готов разрубить «гордиев узел», который завязался больше 20 лет назад вокруг юридического статуса акватории. Знаете, по большому счету, всех устраивает нынешняя ситуация - все притерпелись к ней. Ну да, есть спорные месторождения, спорные вопросы, касающиеся Ирана и Азербайджана, Ирана и Туркмении, Азербайджана и Туркмении, но никто не горит желанием быстро решить все спорные вопросы.

Возможно, такое желание есть у Евросоюза.

— Из-за энергоресурсов?

- Да, для того, чтобы урегулировать статус моря и, руководствуясь международными признанными актами, наконец, пустить транскаспийскую трубу, которая соединит Евросоюз с Туркменией – то есть с Центральной Азией вообще. Кстати, я не видел упоминания, чтобы саммит посетили представители ЕС. Возможно, они там есть в качестве наблюдателей, но понятно, что европейцы - самая заинтересованная сторона в том, чтобы вокруг Каспия были сняты все многочисленные вопросы. Однако, думаю, «Набукко», составной частью которого должен быть «Транскаспий», - это проект, который все задвинули на дальнюю полку и смирились с этим окончательно. Поэтому по этой причине на саммите нет стороны, которая интенсифицировала бы процесс разрешения спорных вопросов.

Кстати, достигнутое единодушное желание стран «пятерки» не допускать на Каспий нерегиональные вооруженные силы – это и есть своеобразный маркер. То есть нашим западным «партнерам» дали таким образом понять, что никаким внешним партнерам с оружием в руках на Каспии места нет. То есть все эти разговоры, которыми периодически пугали, в том числе и российскую общественность, о так называемой каспийской гвардии, о базах НАТО на Апшероне и т.д. – сейчас неактуальны, потому что Азербайджан, видимо, принял условия Ирана и России.

— Однако 20 сентября в Баку прошла церемония закладки «Южного газового коридора», который активно продвигает Запад…

- «Южный коридор» - это, по большому счету, сильно усеченный вариант «Набукко», урезанный до такой степени, что те же люди еврокомиссара по вопросам энергетики Гюнтера Эйтингера или западные СМИ стараются не проводить параллели с «Набукко».

— Почему?

- Нет, не потому что боятся напугать Москву или раздразнить Тегеран, просто это действительно несколько другая вещь, инфраструктура которой ориентирована на решение гораздо менее амбициозных задач, чем одна из составных частей якобы потенциальной диверсификации энергопоставок в Европу или хотя бы даже в Южную Европу.

Понятно, что в данном случае Азербайджан решает свои экономические вопросы, что совершенно справедливо, ведь рассчитывать на то, что ЕС выделит ресурсы на объединение энергосистемы Кавказа и Центральной Азии - бессмысленно.

Европейцы сколько угодно могут создавать комиссии (а в Брюсселе любят плодить бюрократические структуры, вести отдельные переговоры со странами Каспия), но все прекрасно понимают, что нынешнего потенциала Евросоюза недостаточно для того, чтобы пробить такие серьезные экономические решения. А Азербайджану и Туркмении нужны не обещания, а реальные деньги.

Тем более что Туркмения свои вопросы, в общем-то, решила и без Европы, превратившись в кладовую КНР. Так, на прошлой неделе началось строительство четвертой ветки газопровода, которая пойдет из Туркмении в Китай. Причем, сколько бы Туркмения не говорила о своих безграничных запасах газа, ясно, что его на всех не хватит.

Пекин заинтересован в том, чтобы замкнуть на себя все сырьевые запасы Туркмении, поставки которых идут частично в Иран и в Россию. У Баку и Ашхабада уже сложились логистические и финансовые схемы поставок энергоресурсов, поэтому, зачем Алиеву и Бердымухамедову ставить эксперименты и участвовать в каких-то непонятных проектах? Оппозиция их хоть и ругает, однако на самом деле это здравомыслящие лидеры, которые в первую очередь думают о политической и экономической устойчивости своих государств.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.