11.03.2016, 18:21
Армия США возвращается в грязь
Армия США возвращается в грязьМеждународная военная политика
Американцы вспомнили об отсутствии войсковой ПВО у себя и решили создать аналоги наших «Панцирь-С» и «Бук».

Военное руководство США приняло решение ликвидировать отставание в области создания систем ПВО малого радиуса действия. Об это сообщают СМИ.

Издания со ссылкой на генерала Джона Г. Росси отмечает, что на данный момент армия США не имеет на вооружении комплексы ПВО малого радиуса действия, предназначенные для ближнего прикрытия гражданских и военных объектов от современных и перспективных средств воздушного нападения. «На протяжении более двух десятилетий армия США оставляла без внимания угрозу малой дальности и сфокусировалась на противоракетной», цитирует портал слова Джона Г. Росси.

В связи с этим планируется активизировать работы по разработке и дальнейшему принятию на вооружение новой системы ПВО по программе «Возможность защиты от огня с закрытых позиций» (Indirect Fire Protection Capability Increment 2 — Intercept, IFPC Inc 2-I). Она представляет собой мобильные наземные пусковые установки с управляемыми ракетами класса «воздух-воздух» AIM-9X Block II Sidewinder, которые можно использовать и в качестве зенитной ракеты, запускаемой с наземной платформы.

Как отмечают СМИ, системы данного типа аналогичны российским зенитным ракетно-пушечным комплексам «Панцирь-С1» по своему назначению. Россия имеет больший опыт разработки и производства систем аналогичного класса и добилась больших успехов в этом направлении, чем США.

Справедливости ради отметим, что эту новость можно назвать «свежей» с большой натяжкой. Дело в том, что портал, судя по всему, перевел на русский язык материал, который был опубликован на официальном сайте армии США (сухопутных войск) в феврале 2016-го и который остался незамеченным другими российскими СМИ.

В данном материале отмечается, что крен американского военно-политического руководства в сторону противоракетной обороны привел к тому, что батальонные тактические группы США на переднем крае оказались слабо защищены с воздуха, что недопустимо в условиях бурного развития беспилотной авиации. Как отмечают американские военные, теперь армии необходимо «вернуться в грязь». Личный состав должен научиться интегрировать данные ЗРК в систему ПВО, а это, в свою очередь, потребует вернуться даже к таким «старомодным тренировкам, как использование маскировочной сетки, чтобы сделать соответствующие транспортные средства незаметными с воздуха».

Напомним, в середине 2015 года стало известно об успешном испытательном пуске авиационной ракеты AIM-9X Block II Sidewinder с использованием опытного образца многоцелевой наземной пусковой установки (MML). Тогда сообщалось, что ПУ разработана в рамках армейской программы IFPC Inc 2-I. В ходе испытаний ракета AIM-9X перед пуском захватила использованный в качестве воздушной мишени БЛА и поразила его на высоте 1500 м. Испытания продемонстрировали, что ракета «воздух-воздух» может без каких-либо модификаций применяться в составе наземных систем ПВО для поражения самолетов тактической авиации, БЛА и крылатых ракет. СМИ отмечали, что к 2019 году предполагается интегрировать установку MML в состав ЗРК ближнего радиуса действия AN/TWQ-1 Avenger.

Однако отметим, что информация о данных разработках достаточно противоречивая — начиная от платформы и заканчивая боеприпасами (будет ли использоваться оригинальная ракета Sidewinder или же ее модификация). Скажем, в 2012 году компания Raytheon сообщила о получении контракта от армии США стоимостью 79,2 млн. долларов — на разработку ракеты-перехватчика AI3 (Accelerated Improved Intercept Initiative) для защиты личного состава, правда, в рамках изготовления демонстрационного образца (на базе ПУ Avenger). Тогда отмечалось, что Ai3 — это вариант ракеты AIM-9M Sidewinder, правда, программное обеспечение и алгоритмы для сенсоров взяты у авиабомбы GBU-53/B Small Diameter Bomb II (SDB II).

Что интересно, над подобным проектом — EAPS с ракетой MHTK — работала и компания Lockheed Martin совместно с научно-исследовательским центром авиации и ракетных систем. Заявлялось, что разработка в конечном итоге должна обеспечивать защиту верхней полусферы от артиллерийских (пушечных и гаубичных) снарядов, неуправляемых ракет систем залпового огня, а также минометных мин.

Известно, что Raytheon и Lockheed Martin проводили контрольные тестовые пуски ракет еще в 2013 году (в том числе и против минометного выстрела) и планировали предложить свои разработки для соответствия армейской программе «Возможность защиты от огня с закрытых позиций» (Indirect Fire Protection Capability Increment 2 — Intercept, IFPC Inc 2-I), которая, так сказать, включает в себя компонент концепции — C-RAM (Counter Rocket, Artillery and Mortar — «Противодействие ракетам, артиллерии и минометам»).

Член экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Мураховский полагает, что вряд ли ракеты Sidewinder будут введены в состав ЗРК ближнего радиуса действия AN/TWQ-1 Avenger. Ведь комплекс создан на базе знаменитого автомобиля HMMWV (несет восемь зенитных управляемых ракет Stinger в пусковых контейнерах, размещенных двумя пакетами по четыре ракеты в каждом).

— Скорее всего, речь идет о более тяжёлой платформе — отдельном шасси, которое, к примеру, американцы используют в реактивных системах залпового огня. Это будет примерный аналог нашего зенитного ракетного комплекса «Тор».

Соединенные Штаты традиционно задачи противовоздушной обороны возлагали на истребительную авиацию, и у них войсковой ПВО в нашем понимании нет вообще. Их AN/TWQ-1 Avenger, которые, по сути, представляют собой ПЗРК на шасси «Хамви» имеют досягаемость по высотке — 3,5 км, а по дальности — около 5 км. Что касается MIM-104 Patriot, то это, скорее, комплекс театра военных действий — примерный аналог нашей системы С-300, которая находится на вооружении Воздушно-космических сил.

Повторю, таких комплексов, как зенитный пушечно-ракетный комплекс (ЗПРК) «Тунгуска», ЗРПК «Панцирь-С», ЗРК «Тор», ЗРК «Бук» у них нет в принципе. Сейчас они озаботились ПВО ближнего радиуса действия, но не думаю, что американцы смогут создать всю систему войсковой ПВО, потому что это довольно затратная затея, которая должна опираться на достаточно серьезные технические разработки. Поэтому какой-то отдельный элемент они смогут сделать, но ЗРК с ракетами Sidewinder, запускаемых с земли, — это все равно будет комплекс ближнего действия. Комплекс среднего радиуса действия типа аналога нашего «Бука» они и не думают разрабатывать, поэтому, думаю, что их прежняя стратегия, где ПВО опирается в основном на авиацию, останется без изменений.

Американские генералы говорят, что данный комплекс нужен в связи с бурным развитием беспилотной авиации…

— По идее, ракеты Sidewinder можно использовать против БЛА, но тут все зависит от того, какие это дроны. Аппараты с электродвигателем ракета с инфракрасной головкой самонаведения по тепловому излучению не увидит, поскольку их можно обнаружить только с помощью телевизионной системы наблюдения и, соответственно, точно также и наводить.

На наших средствах, как правило, используется комплексная система наведения, которая работает в оптико-электронном диапазоне и включает в себя автомат сопровождения цели. В принципе, можно Sidewinder доработать так, чтобы ракета в оптическом диапазоне работала по контрасту, но опять же — это дополнительные затраты и сдвиг сроков.

— Работы американцев по созданию ЗРК ближнего радиуса действия естественно продиктованы тем, что у них система наземной ПВО совершенно провальная, — говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— Штаты всегда опирались на истребительную авиацию, а после окончания «холодной войны» им вообще «зарываться в землю» стало вроде бы незачем. В итоге наземная ПВО у них находится в крайне странном состоянии — есть ЗРК Patriot и ракеты Stinger на шасси «Хамви». Это все равно, если бы у нас не было ничего, кроме ЗРС С-300 и ПЗРК «Игла».

Говоря своими словами, это — полная дикость, ведь в системе ПВО отсутствуют сразу несколько промежуточных звеньев. И теперь их, видимо, Штатам надо создавать, но разработок по этой тематике у них мало. И, судя по всему, единственный выход — приспосабливать ракеты класса «воздух-воздух» под наземные носители. И это при том, что сейчас ЗРПК во многих странах мира становятся неким мейнстримом.


Справка 

В рамках концепции C-RAM многие страны ведут различные разработки, в том числе есть проекты по лазерной установке, которая вроде как должна перехватывать снаряды артиллерии, минометов и РСЗО. Так, в 2011 году СМИ активно обсуждалась передача Военно-воздушным силам Германии первой батареи новой системы ПВО ближнего действия NBS C-RAM или MANTIS производства компании Rheinmetall Defence. Батарея состоит из шести наземных 35-миллиметровых артиллерийских установок, двух станций системы управления огнем и командного пункта.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.