01.09.2014, 21:47
Армия «незалежной» трещит по швам
Армия «незалежной» трещит по швамМеждународная военная политика
Украинские солдаты сдаются сотнями. В Киеве уже не могут этого скрыть.

Дела украинских силовиков плохи. Об этом говорит уже тот факт, что в последнее время киевское информационное агентство УНИАН начало признавать большие потери среди украинских солдат. Так, 1 сентября агентство разместило сообщение о 700 попавших в плен за последние дни военных. Был признан факт потери силами «АТО» контроля над аэропортом Луганска. Правда, бои в районе аэропорта, судя по всему, продолжаются. Украинские войска, по сообщению ополченцев, применяют в районе аэропорта запрещенные международными конвенциями кассетные боеприпасы с использованием РСЗО «Смерч», «Ураган» и ракетного комплекса «Точка-У».

Ополченцы сообщают, что в боях за луганский аэропорт они взяли в плен только за прошедшие сутки 13 украинских десантников. До 100 силовиков были ранены или убиты.

«Общие потери противника за ночь составили: один самолет, два вертолета, два танка, шесть РСЗО, два бронетранспортера, 14 орудий и минометов, 24 единицы автомобильной техники, два склада с боеприпасами. Потери в живой силе — до 100 человек ранеными и убитыми. Сдались в плен 13 карателей», — говорится в сообщении пресс-центра Юго-Востока.

В последний день лета боевые действия в Донбассе впервые перенеслись и на море. Из официальных украинских источников 1 сентября стало известно, что из двух катеров береговой охраны Украины, которые были уничтожены огнём из ракетной установки в воскресенье возле Мариуполя, спаслись семь пограничников. Еще двое пропали без вести. Судьба остальных моряков на данный момент неизвестна.

Между тем связи с Луганском по-прежнему нет. Вот что рассказал ополченец Борис Петухов, который два дня назад выехал из Донбасса в Россию.

- Луганск был полностью отрезан от внешнего мира. Последние недели сидели без света, газа, воды. Воду добывали в скважинах и развозили по городу. Правда, вот уже несколько дней, как город практически не обстреливается. На улицах появились люди. Скоро должны дать свет. Кабель проведён из России через Краснодон. Но пока нет полной безопасности, электричество не подключают.

Война в Донбассе, по-прежнему, идёт преимущественно артиллерийская. Ополченцы получили значительные подкрепления тяжёлым вооружением и живой силой. Теперь под Луганском у нас перевес над украинскими силовиками.

У посёлка Металлист, где шли самые жестокие бои, добивают оставшихся укров. Уже освобождены значительные территории Луганской республики, ожидается системное наступление по всем направлениям. Но там, где укры ещё остались, они достаточно серьёзно подготовились к обороне. Выбить их будет непросто.

Последние недели я работал на 82-мм миномёте под Металлистом и Хрящеватым. Воевал также под Каменным бродом в составе миномётной батареи под командованием ополченца с позывным Медведь.

Потери ополченцы тоже несут и порой довольно серьёзные. Буквально позавчера на Каменном броде прямым попаданием разорвало одного из командиров ополчения.

— Какой была тактика?

- Как правило, по приказу мы выезжали в определённый район, наносили миномётный удар и уезжали обратно. Один раз попали под мощный обстрел. Около пяти часов по нам работала артиллерия и миномёты противника. Копали под миномётным огнём блиндаж для артиллеристов. «Фосфором» нас посыпали немного.

— Фосфорными бомбами?

- Именно. Они в воздухе взрываются и медленно оседают, словно этакий горящий снежок. Но непосредственно на наше подразделение он не просыпался, поэтому мне и удалось остаться невредимым.

— Что происходит на фронте под станицей Луганской? Судя по карте боевых действий именно там место, где украинская армия сейчас ближе всего к Луганску.

- Да, станица Луганская одно из мест, где украинские силовики ещё владеют инициативой. Несколько дней назад они заняли станицу.

Есть сведения, что бывшие милиционеры в масках ходят по станице и сдают нацистам активистов. Говорят, что были расстрелы. Но сам я своими глазами не видел. Жертв среди мирного населения очень много. В основном – от артиллерийского огня.

— Есть ли потери в отряде станичной луганской комендатуры, где ты находился прежде?

- Некоторые ополченцы получили довольно серьёзные контузии, у других лопнули барабанные перепонки, идёт кровь из ушей.

Из Луганской украинские танки били по позициям ополченцев в основном по ночам. Почти все дачи рядом с окопами разнесли в пух и прах, тем не менее, к счастью, обошлось без «двухсотых» (убитых – «СП»).

Танки ходят по станице, меняют позиции, несколько специалистов с противотанковой ракетной установкой с нашей стороны пытаются их уничтожить. «Укропы» на этом направлении через реку не идут, потому что знают, что уцелевшие мосты через Северский Донец заминированы.

Между тем, всё чаще можно слышать, как в видеороликах украинские вояки, сбежавшие с фронта, говорят о том, что они со стрелковым оружием воевали против тяжёлой техники.

Способен ли Киев собрать и двинуть на Донбасс новые танковые колонны?

- Я думаю, что главная проблема украинской армии сейчас – это даже не наметившееся превосходство ополченцев в технике. Проблема – в упаднических настроениях солдат, – считает член Комитета Госдумы по обороне Вячеслав Тетёкин. – Боевой дух у них крайне низок.

Собственно, запасы военной техники у Украины гигантские. В наследство от СССР ей досталось вооружение трёх мощных военных округов. Конечно, наиболее современную технику украинские чиновники последние двадцать лет продавали за рубеж, неплохо нагревая на этом руки. Поэтому воевать им приходится оружием второсортным. К тому же из-за того, что его ремонтом никто не занимался, значительная часть этого оружия в небоеспособном состоянии.

А те тяжёлые вооружения, которые ещё могли быть применены в бою, в значительной степени выведены из строя или захвачены ополченцами за 3 месяца боёв. Тем более, что у повстанцев появились гранатомёты РПГ-7. Перед этим оружием ни танки, ни, тем более, бронетранспортёры устоять не могут. Особенно в городских условиях.

Ополченцы же, используя промышленную мощь Донбасса, ремонтируют захваченную украинскую технику, и снова пускают её в бой. Поэтому сейчас уже можно говорить о приблизительном равенстве военных потенциалов украинской армии и вооружённых сил Новороссии.

— Каким в этой связи видится вам ход дальнейших военных действий? Есть ли у киевских властей резервы, чтобы переломить ситуацию, и снова начать наступление на Донецк и Луганск?

- Теоретически у Киева огромные мобилизационные резервы. Под его частичным контролем остаются, как минимум, 35 миллионов человек. Не всех их, понятно, отправишь в солдаты, но последние 3 волны мобилизации показали, что воевать на Украине некому. Лезть в пекло желающих немного.

Другая проблема в том, что сколько-нибудь обученных военных специалистов в украинской армии почти не осталось. Те, что имели хорошую подготовку с советского времени, частично выбыли по возрасту, частично были выдавлены из армии за 23 года «незалежности», поскольку были не согласны с тем, что происходило с украинскими вооружёнными силами. Сейчас украинской армией командуют вчерашние выпускники военных вузов, которые ничего не смыслят в войне того типа, которая ведётся в Новороссии.

Третья причина поражений украинских силовиков состоит в том, что политическое руководство Украины действует, как в известной басне – каждый тянет в свою сторону. У Порошенко своя позиция, у парламента – своя, у олигарха Коломойского – третья, у Яроша – четвёртая. Плюс к этому обострились региональные противоречия.

Многие области начинают требовать для себя дополнительных полномочий, и практически каждый губернатор стремится, чтобы из его региона забиралось как можно меньше средств на проведение карательной операции в Донбассе. Спустя рукава проводятся призывные кампании.

— А если ополченцы пойдут в наступление уже на центральные области Украины, это может привести к сплочению и мобилизации всех сил, которые поддерживают нынешнюю прозападную власть в Киеве?

- Что касается наступления ополченцев, оно, действительно, может выйти за территории Донецкой и Луганской республик. Война имеет свою логику. Ополченцы понимают, что если они сегодня остановятся на границе своих республик, завтра украинская армия получит передышку и новые вооружения. После чего снова пойдёт в Донбасс. Есть исторически складывавшаяся территория под названием Новороссия, которую населяют преимущественно русские и русскоязычные люди. Думаю, что ополченцы так или иначе попытаются объединить эти земли в едином государственном образовании.

На Юго-Востоке Украины их будут ждать, скорее, как освободителей. А в центральных и западных регионах большинство населения будет наблюдать со стороны. Возможно, что на Западной Украине вообще махнут рукой на «незалежную» и создадут собственную республику, нацеленную на вступление в ЕС.

Моё личное мнение: наступлению ополченцев грозит не столько сопротивление украинских силовиков, сколько позиция российского руководства. Есть вероятность, что оно будет сдерживать наступательный порыв ополченцев по своим политическим причинам и пытаться договорится с Киевом.

Однако как раз Киеву нельзя верить ни в коем случае. Пока над режимом Порошенко висит угроза военного поражения, там могут пойти на какие-то уступки. Но как только их армия оправится, все договорённости будут забыты и так называемая «АТО» возобновится.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.