03.07.2015, 12:46
«Армата» идет в Индию
«Армата» идет в ИндиюМеждународная военная политика
Россия будет главным претендентом на победу в индийском конкурсе по разработке танка будущего.

Меньше месяца осталось у заинтересованных лиц и корпораций на то, чтобы откликнуться на объявленный конкурс по созданию боевой машины будущего для индийской армии. Срок подачи заявок истекает 31 июля, цена проекта может составить около 25 млрд долларов. Но уже сейчас можно предполагать, что планы по масштабной модернизации танкового парка, которую в Дели намеревается закончить через десять лет, ориентированы в основном на Россию.


Боевая платформа будущего

В документе, который называется банально — RFI, запрос предложения, — и опубликован на официальном сайте индийских вооруженных сил 12 июня, новинка проходит под названием FRCV, то есть боевая машина будущего. Но под этой малопонятной аббревиатурой скрывается нечто большее. Индии требуется как можно более универсальная бронированная платформа, полностью укладывающаяся в модульную концепцию современной боевой машины. Точнее, целого семейства: как следует из документа, на базе FRCV должны выпускаться 11 бронированных машин!

Прежде всего это основной (средний) боевой танк, который, согласно заявке, должен полностью заменить в индийских войсках модернизированные Т-72М1. Кроме того, на той же платформе должны выпускаться гусеничный легкий танк и его колесная версия — фактически бронетранспортер. А еще танковый мостоукладчик, боевая машина разминирования и инженерная машина разграждения, бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ), самоходная артиллерийская установка в вариантах пушки и гаубицы, зенитно-артиллерийская и зенитно-ракетная бронированные машины, бронемашина артиллерийской разведки, инженерно-разведывательная машина и бронированная медико-эвакуационная машина.

Фактически Индия сделала заявку на полное обновление всего парка бронированных машин для своей армии. И срок на это отведен очень небольшой — всего десять лет! Как сказано в заявке, новое семейство должно быть принято на вооружение к 2025–2027 году. Причем к этому времени его производство должно быть полностью налажено на индийских мощностях и из местных комплектующих. Это означает: в Дели уже сейчас представляют себе, что именно они хотят видеть в качестве «боевой машины будущего» и от кого ее получить. Потому что спроектировать, разработать, испытать и доработать производственную документацию и наладить выпуск в Индии такой машины с нуля за десять лет малореально.


Ищем замену трем тысячам танков

В заявке, поданной от имени Генеральной дирекции механизированных войск (DGMF) — структуры в составе штаб-квартиры индийской армии, занимающейся подготовкой тактико-технических заданий на бронетехнику, не сказано, какое количество новых машин запланировано выпустить. Впрочем, это нетрудно подсчитать, зная, сколько танков и основных бронемашин состоит на вооружении Индии.

Это, во-первых, 907 новейших танков Т-90 и Т-90С как российской, так и местной сборки, 2414 уже устаревающих Т-72М1 и 124 танка «Арджун» MkI и MkII. Кроме них армия ждет поступления еще 124 «Арджунов» и еще 750 Т-90С, выпущенных на заводе в Авади — единственном танковом производстве в стране. Ну и не стоит совсем уж сбрасывать со счетов находящиеся на хранении устаревшие танки: 715 советских Т-55 и до 1100 машин «Виджаянта», представляющих собой индийский вариант английского «Виккерс» МкI.

Получается, сегодня индийская армия располагает как минимум 3445 танками, ждет получения еще 874 и хранит примерно 1815. Итого — 6134 танка! Серьезный парк. И почти половина его нуждается в замене: ведь речь идет о том, что «боевая машина будущего» идет на смену Т-72М1.

Значит, нужно выпустить не менее 2000 только основных боевых танков. Счет же легким танкам и колесным бронетранспортерам, очевидно, должен идти на 3–4 тысячи машин. Примерно столько легких бронемашин сейчас состоит в Индии на вооружении, самые новые из них — это местные модификации советских БМП-2. И все это нужно изобрести, обкатать и выпустить на индийских мощностях всего за десять лет?! При том что единственный танк собственной разработки — «Арджун» — индийские танкостроители создавали с 1972 года и все равно не сумели довести до ума?

Это кажется невероятным. Если только не принять за основную версию идею о том, что Индия, объявляя открытый конкурс, заранее предполагает, кому должна достаться победа. Если эта версия верна, то вариант тут может быть только один: это Россия — и ее «Армата». 


Три аргумента в пользу «Арматы»

Какие аргументы можно привести в пользу этого вывода? Во-первых, поразительное совпадение по времени. «Армата», о разработке которой специалисты знали уже не первый год, впервые появляется на публике 9 мая. Ровно через месяц, 10 июня, индийская DGFM подписывает свой «запрос предложения», и через два дня он появляется на официальном армейском сайте.

Во-вторых, «Армата», хотя сегодня так называется прежде всего основной боевой танк Т-14, — это, по сути, целое семейство бронированных машин. Помимо Т-14 это тяжелая БМП Т-15, пересаженная на новое шасси САУ «Коалиция-СВ», бронированная ремонтно-эвакуационная машина Т-16, боевая машина поддержки танков, многоцелевая инженерная машина, мостоукладчик, минный заградитель… Этот список настолько похож на индийскую заявку, что впору спросить: «Ну и кто у кого списывал?!» Ответ, думается, понятен.

В-третьих, именно российские танкостроители на сегодняшний день имеют наибольший опыт в создании именно семейств бронемашин. С середины 1940-х в нашей стране любой танк рассматривается прежде всего как будущая платформа для других боевых и инженерных бронемашин. И понятно почему: единая платформа — это более узкая номенклатура запчастей и унифицированное техобслуживание. То есть меньшие расходы на содержание и ремонт боевой техники и более низкие требования к квалификации и обучению техперсонала. Опять словно об индусах и думали!

Чтобы не быть голословными, приведем такой пример. В СССР первый специализированный танк разминирования был создан в 1980 году на базе Т-55, а самая последняя принятая на вооружение разработка БМР-3М — в начале 2000-х на базе танка Т-90. Первая же американская БМР — M1 Grizzly (Breacher) — была разработана на базе танка М1 «Абрамс» в конце 1998 года и формально стоит на вооружении с 1999-го, хотя реально начала поступать в войска только после начала американского вторжения в Афганистан и Ирак. Чуть лучше обстоят дела в Германии, где на базе танков «Леопард» выпускается уже второе поколение БМР Pionierpanzer. Но и тут речь идет скорее об использовании отработанного шасси, чем об общей платформе, как в России.


На кону — 25 миллиардов

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и такое обстоятельство. Да, первой, кто помогал бывшей британской колонии обзавестись собственным танковым производством, была бывшая метрополия. Именно английские инженеры-танкостроители помогали строить и оборудовать завод тяжелых машин в Авади, выпускавший «Виджаянту». Но после этого в сфере танкостроения Индия сотрудничала исключительно с СССР и Россией. И всегда по одной и той же схеме: закупка готовых танков — собственная сборка из полученных машинокомплектов — собственное лицензионное производство. Так было с танками Т-55, так было и с Т-72М1, и с Т-90С. Попытка создать свой танк, «Арджун», в итоге провалилась: заказанные 248 экземпляров — это не серьезная поставка, а скорее утешительный приз для своих инженеров и рабочих.

А ведь еще в середине 1998 года Индия во всеуслышание заявляла, что именно «Арджун» станет платформой для семейства бронемашин. Список был тот же, что и сегодня: БРЭМ, инженерная машина, танковый мостоукладчик, зенитно-ракетный или зенитно-артиллерийский комплекс, самоходная артиллерийская установка полевой артиллерии... Чуть позже, в 2012 году, генерал-лейтенант Далбир Сингх Сидху, руководитель DGMF, в официальном интервью заявлял: «FMBT (Future Main Battle Tank — основной боевой танк будущего) будет отечественным танком. Прототип будет основываться на руководящих принципах процедуры оборонных заказов, и отечественная промышленность будет участвовать во всем, что возможно. Все заинтересованные стороны будут принимать участие по мере развития проекта».

И вот теперь вдруг — открытый конкурс, организованный армией, которая привыкла пользоваться советскими и российскими танками. И не просто привыкла, а построила на них свою концепцию применения танковых соединений. Спрашивается: насколько велика вероятность, что в новом конкурсе с крайне жесткими временными рамками и откровенно заимствованной идеей победит кто-то со стороны?

Хотя, конечно, конкуренция будет нешуточной. В заявке никакие финансовые моменты не оговорены, но три года назад индийские военные озвучивали такие планы по созданию FMBT. Время на разработку и разворачивание производства — 10 лет, расчетная стоимость разработки — 1 млрд долларов, минимальный заказ — 1000 танков, стоимость одного танка — 10,3 млн долларов, расчетная стоимость минимального заказа — 10,3 млрд долларов. А ведь в реальности заменить предстоит почти 2500 танков! То есть на кону сумма никак не меньше 25 млрд долларов.

Если учесть, что в прошлом году, по данным замглавы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Анатолия Пунчука, сумма поставок военной техники в Индию превысила 4,7 млрд долларов, такой контракт нам очень выгоден. Но для России и ее оборонной промышленности победа этом конкурсе будет не только возможностью заработать денег на модернизацию — и свою, и армии, — это будет еще и шансом существенно укрепить и без того неплохие позиции на мировом рынке вооружений. Ведь подобный «платформенный» проект — уникальная разработка, свидетельствующая о высочайшем профессионализме наших проектировщиков и разработчиков. А опыт «Арматы» доказывает, что наша страна на подобное новаторство вполне способна.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?