15.03.2015, 12:09
Арктическая глухота российского флота
Арктическая глухота российского флотаМеждународная военная политика
Из-за недостатков систем гидроакустики территория России уязвима для ядерной атаки с морских глубин.

Россия активно осваивает арктический регион, развертывая воинские части и инфраструктуру на этом стратегическом направлении. Дело даже не в том, что местные недра содержат 22% мировых перспективных запасов нефти. Арктический ледовый панцирь представляет собой удобный плацдарм для возможной атаки ядерным и высокоточным оружием территории РФ с подводных лодок противника. В такой ситуации возрастает роль системы освещения подводной обстановки (СОПО).

11 марта в «Военно-промышленном курьере» вышла статья контр-адмирала запаса, руководителя оборонного направления НИИ «Атолл» Сергея Жандарова «Беспризорная Арктика», в которой говорится о серьезных «дырах» в обороноспособности страны.

Эксперт обращает внимание на тот факт, что Указом президента от 4 марта 2000 года были введены «Основы политики РФ в области военно-морской деятельности до 2010 года», актуальность которых была подтверждена через полгода, когда погибла подлодка «Курск».

- В документе обозначены меры по реализации приоритетных направлений, одна из них – создание и развертывание Единой системы освещения обстановки (ЕГСОНПО - «СП») в Мировом океане. В 2010 году период действия «Основ» окончился, а система ЕГСОНПО так и не была создана, хотя денег потрачено много, - пишет Жандаров.

- С 2000-го по настоящее время был создан только один стационарный гидроакустический комплекс, принятый на снабжение министром обороны РФ в 2013 году, способный к прикрытию важных районов моря, но и его чиновники от МО РФ не могут устанавливать на позиции, сняли с ГОЗ 2013 и 2014 годов, а вместо этого стремятся открывать утопические ОКР и НИР, продолжая имитировать бурную деятельность по выполнению поставленных задач, - добавляет отставной контр-адмирал, замечая, что в это время подводные лодки НАТО несут службу в Арктике.

По его словам, с 11 февраля по 13 августа 2014 года АПЛ SSN 778 New Hampshire «беспрепятственно вскрыла всю деятельность по стратегическому сдерживанию Северного флота в Баренцевом море».

Отметим, что раннее в интервью порталу Военное.РФ Жандаров рассказал, что Национальный центр управления обороной (НЦУО) страны, который в декабре 2014-го заступил на боевое дежурство, хотя и оснащен неплохими электронными «мозгами», но для полноценного функционирования ему нужны датчики, сенсоры, системы, которые в режиме онлайн передавали бы собранные данные, в том числе разведывательного характера.

- Сегодня информация о подводной обстановке в центр не поступает, хотя там и образован пост по приему этих сведений. В режиме онлайн этот пост должен был отслеживать те угрозы, которые будут замечены в непосредственной близости от морских рубежей России, - отметил Жандаров.

- Создание такого органа – это логическое завершения строительства ГЛОНАСС, ЕСИМО (Единая госсистема информации об обстановке в мировом океане), ЕГСОНПО и других систем, заявленных в программных документах ещё 15-18 лет назад, - продолжил он. - Но где эти системы? Так что центр создали, а его «нервных окончаний» - нет.

Отметим, что первопроходцами в создании СОПО по праву считаются американцы. ВМС США еще в 60-х годах создали гидроакустическую противолодочную систему SOSUS (SOund SUrveillance System), которая объединяет все силы и средства гидроакустической разведки - сеть подводных гидрофонов, комплексное взаимодействие между патрульной авиацией, вертолетами, подводными и надводными кораблями с гибкими буксируемыми протяженными антеннами. В конце 80-х Штаты развернули мобильную версию SOSUS – SURTASS, обеспечивающую сплошную зону акустической освещенности в стратегических районах.

Что касается отечественного опыта, то наиболее известным гидроакустическим комплексом освещения подводной обстановки являлся «Днестр», разработанный в 70-е годы. К примеру, он контролировал пункты базирования Тихоокеанского флота на Камчатке. Комплекс представлял собой две гидроакустические антенны длиной около ста метров, каждую из которых удерживали на дне два якоря весом 60 тонн каждый, а также ретранслятор - корабль ОПО (выведенное из состава флота опытовое судно «Камчатка» проекта 10221).

Президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков разделяет озабоченность контр-адмирала Жандарова в области освещения подводной обстановки и отсутствия механизма взаимодействия между стационарными и мобильными средствами ОПО.

- Правда, я не соглашусь с тезисом о том, что АПЛ SSN 778 New Hampshire вскрыла всю деятельность Северного флота в Баренцевом море. Одна подлодка могла решать задачи только по вскрытию одного определенного района. Причем выполнила задачу не полноценно, поскольку была обнаружена нашими противолодочными силами и выдворена из приграничных вод. Другое дело, что там на постоянной основе осуществляют дежурство две-три американские подлодки. В этом смысле то, что за все это время была обнаружена только одна ПЛ, наглядно демонстрирует «эффективность» российских противолодочных сил.

Развернутые в Арктике стационарные гидроакустические комплексы типа «Север», которые производят подводный мониторинг северных рубежей – эффективное средство обнаружения ПЛ, однако имеют ограниченный район действия. Плюс у нас имеются громадные проблемы во взаимодействии между стационарными и мобильными (на кораблях и ПЛ) средствами ОПО… К примеру, сейчас крайне проблематично обеспечить повторное наведение противолодочных сил на уже обнаруженную ПЛ – важнейшее условие длительного слежения за субмариной противника.

Таким образом, Центр управления обороной действительно слеп под водой. Хотя, если честно, я вообще скептически отношусь к НЦУО РФ по той простой причине, что он, по сути, серьезного значения в организации обороны страны не играет, поскольку в принципе дублирует мощный центральный командный пункт Генштаба.

Американский единый стратегический комплекс системы подводной разведки и наблюдения SOSUS - специализированная сеть подводных гидрофонов – действительно эффективное средство, но только в глубоком море. Но, учитывая, что у наших субмарин последних поколений значительно снизилось шумовое излучение, то эффективность SOSUS тоже начала снижаться, причем настолько, что американцы многие станции комплекса просто законсервировали. Так что, что в принципе гидроакустический кризис – это мировое явление, правда, по сравнению с РФ, у США дела с этим обстоят все-таки лучше.

— Строительство специализированных кораблей ОПО может исправить эту проблему?

- Корабли ОПО нужны, если есть возможность использования протяженных антенн. Они действительно эффективно освещают подводную обстановку, но только в глубоководных районах. Там где глубина менее одной тысячи метров, например, в Баренцевом море, они недостаточно эффективны. Конечно, такие корабли важны и нужны, но в нынешних условиях, когда возможности нашего флота ограничены, гибкими протяженными буксируемыми антеннами следовало бы оснащать большие противолодочные корабли, фрегаты, корветы и ПЛ.

- Освещение подводной обстановки для обнаружения субмарин – это, безусловно, сложнейшая задача для какого угодно флота, - говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. - Однако по сравнению с США, у нас в этом смысле просто катастрофическое отставание еще с советских времен. Поэтому ОПО – это наиактуальнейшая проблема для современного российского флота. Строго говоря, в Арктике сейчас чьи угодно подводные лодки могут действовать совершенно спокойно, за исключением, может быть, непосредственных подходов к военно-морским базам на Кольском полуострове. Во всех остальных морях они могут ходить совершенно спокойно. Я, конечно, не считаю, что НЦУО РФ - это бесполезная затея, но под водой он действительно слеп.

Что касается кораблей ОПО, то, на мой взгляд, нет смысла в том, чтобы невооруженное судно занималось освещением подводной обстановки. Что оно может сделать, если обнаружит субмарину иностранного государства? Поэтому главная задача – решить громадную проблему оснащения и усовершенствования гидроакустики имеющихся кораблей и подлодок. Либо устанавливать стационарные ГАС на дне морей и океанов про принципу SOSUS.

— Есть мнение, что это нецелесообразно, потому что они могут быть легко вскрыты противником и выведены из строя, поэтому применять их можно только в своих территориальных водах.

- Вскрыть и вывести из строя можно все, что угодно. Но сам по себе факт вывода станции из строя – это, конечно, не объявление войны, но, безусловно, военный акт. Поэтому если это делается в мирное время, то сам по себе факт, что замолчала одна из станций – предупреждение. А если станций будет много, то выводить их строя будет крайне проблематично.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Мировой ВПК  27.04.2017
В ночь на 7 апреля американские боевые корабли нанесли внезапный массированный ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат. А 25 апреля президент России Владимир Путин в Рыбинске провел заседание Военно-промышленной комиссии РФ и дал старт производству в нашей стране корабельных газотурбинных двигателей. Эти события, на первый взгляд, такие разные, настолько далеко разнесены во времени и пространстве, что совершенно не связаны между собой. На самом деле связь есть. И самая прямая.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.