15.10.2014, 14:22
Арийский выбор
Арийский выборМеждународная военная политика
Иран и Россия обречены на настоящее стратегическое сотрудничество.

Как никогда велика вероятность того, что начинающиеся в Вене консультации могут наконец-то привести к закрытию темы – и «иранская атомная бомба» перестанет быть одним из главных пунктов мировой повестки дня, сформированной Западом. Вместо этого актуальным станет другой вопрос – куда пойдет Иран после снятия санкций? Для России ответ на этот вопрос крайне важен.

В среду в Вене начинаются трехсторонние консультации глав МИД Ирана, США и ЕС – на них будет назначена дата переговоров международной «шестерки» по иранской ядерной проблеме. Переговоров, которые могут стать последними и наконец-то закрыть саму эту тему.

Накануне венских консультаций иранский президент Роухани заявил, что стороны близки к достижению соглашения. Остались разногласия лишь по отдельным деталям – а значит, соглашение, гарантирующее мирный характер ядерной программы Тегерана, действительно может быть готово до 24 ноября, как это и намечалось. Если это произойдет, и «шестерка» (куда входит и Россия) подпишет соглашение с Ираном, то уже через месяц с небольшим произойдет важная геополитическая трансформация – одна из ключевых стран мира выйдет из режима блокады.

В отличие от антироссийских, санкции против Ирана введены на международном уровне – они одобрены ООН. Формальная их причина – ядерная программа Ирана, но это именно формальный повод. Иран давно и неоднократно заявлял, что никогда не будет производить атомное оружие, а ядерные исследования нужны лишь для развития атомной энергетики. Но Запад делал вид, что не верит ему, требуя не просто гарантий, а едва ли не полного перехода всей ядерной программы под международный контроль.

Главной причиной нападок на Иран был даже не страх, что обладающий ядерным оружием Иран будет угрозой для давно уже имеющего такое оружие Израиля (это скорее израильская страшилка), а тот факт, что исламская республика – одна из немногих стран мира, обладающих реальным суверенитетом. Самостоятельность Ирана проявляется во всем – как в уникальной форме государственного устройства, при котором высшая власть находится в руках духовенства, так и в полностью независимой внешней политике.

Такой Иран возник после Исламской революции 1979 года и сразу стал костью в горле у Запада – а после краха СССР по праву занял место главного препятствия на пути мирового глобализма. У Ирана нет глобальных интересов, но у него как у серьезнейшей региональной державы есть большие региональные амбиции. А учитывая, что Большой Ближний Восток является регионом жизненных интересов США, сам факт существования независимого и сильного Ирана, считающего Америку «большим сатаной» и в принципе отвергающего западную модель, для Вашингтона невыносим. Свержение иранского режима было заветной мечтой США – но даже им было не по зубам военное решение этой «проблемы». Но многое из того, что делали США в регионе Большого Ближнего Востока – в частности, вторжение в Афганистан и Ирак – имело целью в том числе подготовку к нападению на Иран.

Оно так и не случилось – но попытки США блокировать Иран оказались гораздо успешней. Еще в 1980-м они ввели собственные санкции, а в нулевые годы раскрутили шум вокруг «иранской ядерной программы» и добились введения санкций уже на международном уровне. Кроме того, действуют и отдельные санкции на уровне ЕС. В свое время Россия пропустила резолюцию ООН о санкциях, исходя из интересов выстраивания отношений с Западом. Проще говоря, пойдя навстречу США – что, конечно же, противоречило нашим национальным интересам.

Как бы в насмешку мы потом получили от американцев своеобразный «иранский привет» – НАТО стало объяснять развертывание новой ПРО в Восточной Европе, однозначно антироссийской, необходимостью защититься от иранских ракет! Но ведь вы повелись на нашу игру в иранскую ядерную угрозу – вот теперь согласитесь и с тем, что она существует, и мы от нее обороняемся. Россия еще до всякого разрыва с Западом в открытую говорила, что это издевательские объяснения – но при этом по иранской «проблеме» мы продолжали делать вид, что она существует.

И вот с таким Ираном США сейчас готовы заключить мир. Барак Обама в этом году даже поговорил по телефону с президентом Роухани, а переговоры «шестерки», до этого использовавшиеся Западом лишь как способ давления на Иран, действительно близки к соглашению. Что случилось?

На самом деле Обама пытается навести мосты с Тегераном уже несколько лет. Основная версия нового поведения Америки – после фактического провала своей политики переформатирования Большого Ближнего Востока США решили изменять регион вместе с Ираном, а не вопреки ему. Иран напрямую вовлечен в три важнейших конфликта в регионе – арабо-израильский, сирийский и иракский. В первом случае Иран поддерживает ливанскую «Хезболлу», во втором является важнейшим союзником Дамаска, а в третьем всячески помогает пришедшим к власти после свержения Хусейна шиитам. Кроме того, у Ирана как главного шиитского центра есть серьезное влияние в Бахрейне и Йемене. А сейчас, после того, как Исламский халифат уже официально признан главной угрозой для США, сдерживание его в Сирии и Ираке физически невозможно без участия Ирана.

Раньше стратегия США строилась на сдерживании Ирана, на стремлении расшатать санкциями и внутренними противоречиями власть аятолл. Но, убедившись в бесперспективности этих попыток, Вашингтон склонился к поиску взаимовыгодных путей совместной работы. Как следствие, ухудшаются отношения США как с Израилем (всячески пытавшимся подтолкнуть США к нападению на Иран), так и с Саудовской Аравией, главным региональным противником и конкурентом Ирана в исламском мире. Иерусалим и Эр-Рияд почувствовали, что бывший главный союзник готовится сменить партнера.

Но даже если бы в Вашингтоне на полном серьезе рассчитывали не только на замирение с Тегераном, но и на совместные «взаимовыгодные проекты», совершенно непонятно – с какого перепуга Иран должен верить в надежность такого «партнера»? И дело даже не в том, что 35 лет вражды не проходят бесследно – главное, что иранская власть теократическая, то есть исходит из абсолютного превосходства идеи над материей. И с идеологической точки зрения США как были, так и остаются «большим сатаной», с которым просто невозможно ни о чем серьезном договориться.

Иран, конечно, очень хочет, чтобы с него сняли санкции (и заодно вернули десятки миллиардов долларов, замороженных в западных банках), но вовсе не ценой смены строя, отказа от независимости и дружбы с теми, кто проводит в корне противоречащую его ценностям глобализацию.

Так что или в Вашингтоне совсем не понимают иранских правителей (рассчитывая, что рано или поздно там придет к власти местный Горбачев), считают, что измотали Иран, и теперь он в виде благодарности за снятие санкций сядет играть в атлантические игры, или же просто осознали бесперспективность бодания и хотят «закрыть главу».

Иран не обольщается поведением США – более того, там открыто говорят, что не собираются таскать для них каштаны из огня. Тем более что этот огонь был разведен для того, чтобы спалить как раз персидский дом. Верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи на днях прямо сказал о том, что «западные сверхдержавы целенаправленно создали «Аль-Каиду» и «Исламское государство» с целью использования этих террористических группировок в борьбе против исламской республики. Однако в итоге это явилось проблемой для них самих». То есть Иран в любом случае не станет союзником Запада. А вот может ли он стать полноценным и надежным союзником России?

У наших народов и стран очень древние и разнообразные отношения – были и войны, была и взаимная помощь (например, первый из Романовых, Михаил Федорович, получил во время русско-польской войны так нужный России кредит именно от персидского шаха). Сейчас мы граничим только через Каспий – но неизбежное возвращение России в Среднюю Азию и на Кавказ (через Евразийский союз) снова делает нас полноценными соседями. Причем соседями, заинтересованными как друг в друге, так и в совместной работе на геополитической арене.

После падения СССР Иран отчасти подхватил наше знамя. Он и своим примером, и своей внешней политикой отстаивал право каждой нации на свой путь, демонстрировал, что древнейшая персидская цивилизация способна не только сохранить свою самобытность, но и развиваться в условиях давления и бойкота Запада. Иран боролся за многополярный мир – тогда, когда это еще не стало общим лозунгом. В нулевые годы Россия и Китай начали во весь голос говорить о многополярности – и Иран стал сближаться с Москвой и Пекином. Но поддержкой западных санкций Россия и Китай подорвали доверие Ирана – хотя мы и продолжали торговать, строить АЭС, продавать оружие (пусть и с ограничениями), понятно, что о полном доверии речи быть не могло.

Но в последний год сама геополитическая ситуация подталкивает Иран и Россию друг к другу – так же, как и Россию и Китай. Сейчас и Россия, и Иран оказались под западными санкциями – при этом Запад еще и всячески пытается разыграть иранскую карту против России, вбрасывая информацию о том, что иранский газ может заменить для Европы российский. Понятно, что этого не будет – иранский президент Роухани почти прямым текстом сказал об этом, но игра на недопущение сближения России и Ирана, конечно же, продолжится.

Недавняя встреча Роухани с Путиным в Астрахани была важной, но недостаточной для установления стратегического партнерства. Иран уже давно хочет вступить в ШОС – и недавно наконец-то это решение все-таки было принято. Еще в прошлом году намечался визит Путина в Иран – он должен был встретиться с только что избранным Роухани на иранском побережье Каспия. Тогда эта поездка не состоялась – в том числе и потому, что иранцы очень хотели видеть Путина в Тегеране, для того, чтобы он встретился с рахбаром Хаменеи. Два руководителя общались лишь один раз – в 2007-м, когда и состоялся единственный визит Путина в Иран – и сейчас им точно есть о чем поговорить. Причем обсуждать с Хаменеи нужно будет не просто двусторонние связи и геополитику, а главные, сущностные вопросы.

Хаменеи возглавляет Иран с 1989 года, когда он сменил вождя Иранской революции имама Хомейни. Того самого, который незадолго до своей смерти призывал Горбачева со всей серьезностью подойти к исследованию ислама – «чтобы, разрушая здание марксистских иллюзий, вы не оказались в плену Запада и Великого дьявола», «ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, и это ведет и будет вести Запад в трясину пошлости, в тупик».

Понятно, что Горбачев вообще не понял, о чем пишет Хомейни – а ведь на самом деле он совершенно правильно предрек, что «если вы пожелаете на этом этапе распутать только клубок экономических проблем социализма и коммунизма, обратившись с этой целью к очагам капитализма на Западе, то не только не излечите свое общество от недугов, но и придете к тому, что другие будут вынуждены исправлять ваши ошибки, ибо если ныне марксизм зашел в тупик в своих экономических и социальных исканиях, то и западный мир погряз в тех же проблемах, только в другой форме и других сферах». Имам в своем письме объяснял генсеку, что Иран «как самый могущественный оплот исламского мира может с легкостью заполнить вакуум, образовавшийся в идеологической системе вашего общества» – тогда это восприняли как попытку обратить в ислам атеиста.

Но с тех пор Россия сполна заплатила и за очарование «Великим дьяволом», и за поклонение мамоне – и начала возвращение к основам собственной цивилизации, собственной вере и своему пути. Что вызывает страшное сопротивление Запада – которое будет только усиливаться по мере нашего движения к справедливости как в мировых делах, так и внутри страны. «Страну ариев» пытались заблокировать и изолировать точно за то же самое – а значит, мы обречены на сближение.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).