06.02.2015, 22:26
Апокалипсис по холодному расчету
Апокалипсис по холодному расчетуМеждународная военная политика
В НАТО озаботились российской ядерной угрозой.

Вчера министры обороны стран — членов НАТО собирались на очередное заседание группы ядерного планирования. Главной темой была российская ядерная угроза — российская ядерная угроза, а именно — «участившиеся полеты российских стратегических бомбардировщиков вблизи воздушного пространства стран Северной и Восточной Европы».


Дорогостоящее наследие холодной войны

Основанная в 1966 году группа ядерного планирования (ГЯП) НАТО объединяет представителей всех стран-членов альянса за исключением Франции, самостоятельно определяющей свою политику в сфере ядерного сдерживания. Для других двух членов НАТО, располагающих ядерным оружием, — США и Великобритании, а также для безъядерных участников, ГЯП — инструмент, позволяющий согласовать вопросы нераспространения, безопасной эксплуатации, хранения и транспортировки ядерного оружия, а также его развертывания и боевого применения.

Два последних пункта за минувшую четверть века во многом утратили актуальность. После заключения договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в 1987 году и сокращения военных расходов после распада СССР все, по сути, сводилось к безопасному хранению постепенно сокращающегося арсенала тактических ядерных боеприпасов США. К 2013 году этот арсенал в Европе насчитывал около 200 свободнопадающих ядерных авиабомб — примерно четверть от общего количества американских тактических боеприпасов, хранившихся на шести базах в Бельгии, Нидерландах, Германии, Италии и Турции. Их количество последовательно уменьшалось все последние два десятилетия — еще в 2005 году число американских авиабомб в ядерном снаряжении, размещенных в Европе, оценивалось в 480 единиц.

Доставлять эти бомбы к цели в случае войны должны не только американские ВВС, но и прошедшие соответствующую подготовку летчики их союзников, прежде всего — Великобритании и Германии. Число эскадрилий и самолетов, подготовленных к выполнению данной задачи, также постепенно снижалось. Вообще говоря, степеней готовности к боевому применению предусмотрено три, а именно: в течение месяца после получения соответствующего приказа, в течение полугода и года.

Помимо экономических (содержание ядерного оружия и подготовка к его применению обходятся очень дорого) и имиджевых есть и технические причины такого сокращения. Резкий рост возможностей высокоточного оружия и увеличение дальности его действия в определенный момент привели многих стратегов альянса к выводу о том, что большая часть задач стратегического сдерживания могут быть решены без опоры на ядерное оружие. В качестве одного из аргументов в пользу данной политики неявно подразумевалось снижение вероятности применения ядерного оружия в случае конфликта с Россией — исходя из принципа паритетности угроз.

С середины 1990-х годов ядерное оружие в НАТО все чаще характеризовалось как «средство сдерживания без перспектив боевого применения». Возможность его использования другой стороной конфликта в открытой прессе и литературе практически не обсуждалась. Эта тема приобрела своеобразный маргинальный оттенок: всерьез говорить о ядерной войне в Европе было не принято как среди военных, так и среди гражданских дипломатов.

Эта точка зрения озвучивалась и в России, но, в основном, среди политологов, чьи умозаключения практически не находили отклика в военной среде. Руководство вооруженных сил настаивало на сохранении тактического ядерного арсенала именно как средства компенсации разрыва в развитии высокоточного оружия. После бомбардировок Югославии в 1999 году это положение было закреплено документально.

Военный потенциал России к 2000 году не позволял надеяться на успех в случае конфликта с НАТО при использовании обычных вооружений. Соответствующие выводы были сделаны в ходе командно-штабных игр, проведенных по итогам югославской кампании НАТО, и положены в основу новой ядерной стратегии. Поэтому в военной доктрине 2000 года Россия отказалась от еще советского обязательства не применять ядерное оружие первой, официально объявив о сохранении за собой права использовать его в ответ на неядерную агрессию в критических для национальной безопасности ситуациях.


Проблемы копились долго

Новая военная доктрина России, впрочем, не оказала серьезного влияния на ядерное планирование НАТО. Несмотря на шероховатости в отношениях, конфликт Москвы и Запада, да еще и дошедший до стадии применения оружия массового поражения, рассматривался на уровне публичной политики как нечто абсолютно невозможное.

Первый серьезный звонок прозвенел в конце 2000-х. Августовская война 2008 года в Грузии продемонстрировала, что противоречия между Россией и НАТО (или как минимум близкими партнерами и потенциальными членами НАТО) могут достичь и стадии вооруженного конфликта. Вслед за этим в 2010-м Россия приняла новую редакцию военной доктрины, еще более снизив порог боевого применения ядерного оружия. Теперь это допускалось как в крупномасштабном, так и в региональном конфликте — в том случае, если возникнет угроза существованию государства.

Одновременно развернулось восстановление боеспособности российской армии, долгое время сидевшей на голодном пайке, и в первую очередь — переоснащение сил ядерного сдерживания. Участившиеся полеты стратегической авиации за пределами воздушного пространства России — лишь одно из видимых проявлений этого процесса.

В итоге «ядерный фактор» стал одним из ключевых в российской внешней политике. После нескольких лет бесплодных дебатов по перспективам развертывания системы ПРО США в Европе в публичных высказываниях представителей российского военного руководства все чаще зазвучали предупреждения о последствиях такого развертывания, не исключая и возможного применения против инфраструктуры ПРО ядерного оружия.

Параллельно Россия выходила на новый уровень развития высокоточного оружия. Наряду с силами ядерного сдерживания приоритет в расходах получили силы воздушно-космической обороны (ВКО) — как в производстве, так и в сфере новых разработок. Создание системы ВКО, которая должна отвечать как за противовоздушную, так и за противоракетную оборону, в том числе и за защиту от перспективных боевых средств орбитального базирования, призвано гарантировать выживание российских стратегических ядерных сил и нанесение ими ответного удара даже в случае превентивной атаки противника.

Военные специалисты НАТО уловили все это очень быстро, однако публичная дипломатия продолжала действовать в рамках прежних подходов.


Назад, к равновесию страха

Украинские события 2014 года катализировали процесс с обеих сторон. Разрыв даже формального военного сотрудничества России и НАТО в сочетании с достаточно жесткой обоюдной риторикой напомнил о временах холодной войны. На этом фоне участившееся патрулирование российских бомбардировщиков вблизи воздушного пространства стран НАТО — очень удобный повод для формального объявления о возникновении угрозы, достойной внимания группы ядерного планирования альянса.

Детали предстоящего совещания не раскрываются, однако можно предположить, что главным предметом обсуждения будет сохранение американского тактического ядерного арсенала в Европе и повышение готовности эскадрилий, предназначенных к его боевому применению.

Выгоден ли такой поворот дела России? Ответ на этот вопрос сложнее, чем может показаться с первого взгляда. С одной стороны, очевидно, что в НАТО вновь рассматривают ядерный конфликт с Россией как возможный вариант развития ситуации. С другой, сама эта возможность означает понимание того, что попытка подавления российских стратегических ядерных сил ударами неядерного высокоточного оружия неизбежно приведет к ответному ядерному удару.

А это значит, что российский ядерный арсенал успешно действует самим фактом своего существования. Любое планирование военной операции НАТО против России должно вестись, исходя из неизбежности ядерного ответа со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как показала практика десятилетий холодной войны, осознание этих последствий — куда более весомая гарантия мира, чем любое совершенствование высокоточного оружия.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb