04.10.2016, 19:32
«Антей-2500» выходит на охоту за «Томагавками»
«Антей-2500» выходит на охоту за «Томагавками»Международная военная политика
В последние дни война в Сирии начинает опасно напоминать события Карибского кризиса в октябре 1962 года. Тогда, напомню, Советский Союз и Соединенные Штаты оказались в шаге от взаимного обмена сокрушительными ядерными ударами.

О чем-то подобном заставляет задуматься сообщение американского телевизионного канала «Fox News», сделанное 3 октября. Ссылаясь на трех неназванных официальных лиц США, телеканал заявил, что Россия направила в Сирию новейшую зенитную ракетную систему SA-23 Gladiator (такое обозначение за океаном используют для С-300В4 «Антей-2500», наиболее совершенной версии нашего комплекса ПВО С-300В). По сведениям американских журналистов, новое оружие только что выгружено в порту Тартус и пока находится в контейнерах. По словам источников «Fox News», разведка Соединенных Штатов следила за перемещениями «Антея-2500» в течение нескольких недель.

Как водится, Москва не торопится ни подтвердить, ни опровергнуть эти данные. Что, впрочем, не означает ровно ничего. Ведь то же самое происходило и осенью 2015 года, когда после внезапного уничтожения Турцией российского фронтового бомбардировщика Су-24 у сирийской границы на авиабазу Хмеймим без излишней огласки из Новороссийска была доставлена зенитно-ракетная система С-400 «Триумф». Что позволило нам мгновенно взять под контроль практически все воздушное пространство над этой страной и резко поменяло военно-политическую ситуацию. А в совокупности с другими мерами просто-таки вынудило Турцию умолять Москву о прощении.

Если предположить, что и сегодня события с новым укреплением российской ПВО в Сирии развиваются по тому же сценарию, что это может означать? Американские средства массовой информации единодушны: резкий шаг России с переброской С-300В4 в Сирию никакого отношения к борьбе с исламскими террористами не имеет и направлен исключительно против Соединенных Штатов. Просто потому, что у исламистов на Ближнем Востоке нет, и никогда не было средств воздушного нападения. Поэтому сбивать «Антеем-2500» явно собираются не террористов.

Против столь железной логики просто нечего возразить. Но если «Антея» мы просто вынуждены были с максимальной скоростью тащить за три моря, то чем продиктована такая нужда?

Тут американцам просто некого винить, кроме самих себя. 3 октября 2016 года госдеп официально объявил о приостановке переговоров с Россией по достижению перемирия в Сирии. Представитель ведомства Джон Кирби отметил, что «у США иссякло терпение». После недавнего провала соглашения США и России по Сирии, госсекретарь Джон Керри раздраженно заявил, что русские обвели его вокруг пальца.

В итоге в Вашингтоне сегодня открыто просчитывают варианты так называемого силового сценария быстрого решения застарелого конфликта. Об этом, в частности, в нынешний вторник сообщает журнал The National Interest. Выбор вариантов, по мнению заокеанских аналитиков, у их страны ограничен: одностороннее введение бесполетной зоны над Сирией, установление зон безопасности, удары по авиации режима Асада и увеличение поставок оружия для сирийских повстанцев. Однако каждый из вариантов несет в себе риск непредсказуемой ответной реакции, пишет журнал.

Ведь что такое Соединенным Штатам взять и по собственному почину, допустим. ввести бесполетную зону? А если противоположная сторона не станет хлопать в ладоши? Тогда сбивать и российские, и сирийские боевые самолеты и вертолеты, что рискнут нарушить запрет Вашингтона и все же поднимутся в воздух?

Про то, что с большой долей вероятности случится в таком случае, автор The National Interest рассуждает так: «Американские политики очень хотят сделать ставку на то, что Москва, которой наверняка не хочется воевать с США, отступит и смирится с введением бесполетной зоны. Но и Вашингтон не желает начинать войну с Россией, которая, пусть и сохранила лишь малую долю военной мощи предшествующего ей Советского Союза, но все равно остается единственным государством на планете, способным превратить Америку в обугленную радиоактивную золу».

В общем, бесполетная зона в Сирии — это почти новая мировая война, сэр! И Соединенные Штаты, и Россия на глазах всего человечества принялись играть на Ближнем Востоке на повышение ставок. Это как воздушный таран: истребители несутся в лоб друг на друга. Тот, кто дрогнет и отвернет в последнюю секунду, подставит врагу беззащитное самолетное брюхо. И неминуемо будет сбит.

Таким образом, читая подобные апокалипсические сценарии, сегодня многим кажется, что шансы избежать прямого военного столкновения армий США и России на сирийской земле тают просто на глазах. Стороны, может, и не оставляют надежд на политический компромисс, но явно стремятся быть готовыми к худшему варианту. И, как представляется, именно в таком контексте следует рассматривать срочную переброску новых мощных российских средств ПВО на авиабазу Хмеймим.

Давайте вслед за The National Interest и мы примемся рассуждать о еще вчера совершенно невозможном. Вообразим, что американцы действительно внезапно атакуют наших военных в Хмеймим. Весь опыт вооруженных конфликтов последних десятилетий свидетельствует, что все начнется с массированного удара высокоточными крылатыми ракетами по позициям российских военных. По другому Соединенные Штаты давно просто не воюют.

Первая и главная цель американцев в таком случае — в считанные часы разгромить нашу систему противовоздушной обороны авиабазы Хмеймим и не допустить подъема оттуда российской боевой авиации для ответной атаки. По мнению известного российского военного аналитика, доктора военных наук, капитана 1 ранга Константина Сивкова, при таком варианте развития событий и с учетом нынешних боевых возможностей 6-го флота США в Средиземном море, сегодня в первом ударе по российской авиабазе могут быть задействованы до 200 ракет BGM-109 Tomahawk морского базирования.

Что мы можем противопоставить этой хищной стае в Сирии? ПВО авиабазы Хмеймим, в принципе, выглядит достаточно внушительно. Три эшелона зенитных ракет: на удалении до 400 километров цели способна уничтожать зенитно-ракетная система С-400 «Триумф». На средней дальности — зенитно-ракетные комплексы «Бук-М2». На подлете к аэродрому — зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1».

Не забудем еще про базирующиеся там же пусть и немногочисленные, но все же современные истребители Су-30 и Су-35. Вроде — грозно. Но дело в том. что в последнее время в системе ПВО Хмеймим утерян важный элемент.

Долгие месяцы в эту систему ПВО входило и еще одно мощное оружие — корабельный зенитно-ракетный комплекс С-300 «Форт». И лишним в боевом планировании группировки он явно не был.

Сначала небо над Хмеймим защищал тот «Форт», что стоит на борту черноморского ракетного крейсера «Москва» (с 30 сентября 2015 года по 3 января 2016 года). Затем, когда «Москва», завершив несение боевой службы у Сирии, ушла в Севастополь, ее сменил тихоокеанский ракетный крейсер «Варяг» (с 3 января 2016 года по июль 2016 года).

Вышло так, что свои боевые и технические возможности оба ракетных крейсера в тех водах давно исчерпали. Третий и последний наш корабль такого же проекта (РКР «Маршал Устинов», Северный флот) ремонтируется в Северодвинске. Лишь на днях приступит к испытаниям. Поэтому в Средиземное море определенно отправится нескоро. Так в ПВО Хмеймим образовалась серьезная брешь.

Уж не для ее ли ликвидации пришлось срочно отправлять в Сирии тот самый С-300В4? Это мы решили обсудить с генерал-лейтенантом Айтечем Бижевым, в прошлом — замглавкома ВВС РФ по вопросам Объединенной системы ПВО.

Айтеч Магомедович, вам что-нибудь известно о переброске российского комплекса С-300В4 в Сирию?

— Нет. Видел только те публикации в прессе, что, очевидно, и вы. Поэтому ничего не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.

Но давайте допустим, что эти сообщения — правда. И названный американцами российский комплекс ПВО действительно уже в Тартусе. С какой целью его стоило бы туда перебросить? Особенно, если учесть, что боевое дежурство на авиабазе Хмеймим давно несет наша зенитно-ракетная система С-400 «Триумф» с приблизительно такой же максимальной дальностью поражения воздушных целей?

— Система С-400 никогда не выполнит то, что под силу С-300В4. Это совершенно разное оружие, которое предназначено для выполнения совершенно разных задач. С-400 создавали, главным образом, для борьбы со скоростными аэрокосмическими целями в атмосфере. Это стратегическое средство ПВО. Вокруг нее строится сегодня комплексная система воздушно-космической обороны страны.

То есть, для гарантированного отражения массированного удара с воздуха «Триумфу» требуется эшелонированное дополнение?

— Да. И комплекс С-300В4 именно таким дополнением способен стать. Это средство ПВО фронтового звена. Главное его предназначение — отражение массированного удара крылатыми ракетами противника по важнейшим административным, промышленным и военным объектам, по группировкам наших войск. Как на марше, так и в обороне или в наступлении.

При этом учтите, что командующие армиями имеют в своем распоряжении комплексы ПВО «Бук», командиры дивизий — «Тунгуски». И так далее, вплоть до батальона. Все это звенья единой системы ПВО фронта.

В мирное время в каждом нашем военном округе по одной бригаде ПВО С-300В4. Каждая такая бригада напрямую подчинена командующему войсками округа.

Я правильно понял, что С-300В4 мог появиться в Сирии главным образом потому, что высшее военное и политическое руководство в Москве посчитало, что в последние дни появилась некоторая вероятность внезапного массированного удара именно крылатыми ракетами по нашим или сирийским объектам в Сирии?

— Мы с вами про решения высшего руководства страны знать не можем. Но если кто-то в Сирии на самом деле попытается нанести по нам удар крылатыми ракетами, то с отражением такого удара С-300В4 справится лучше, чем система С-400. Просто в силу своих технических характеристик.

Каковы боевые возможности комплекса?

— Это высокоавтоматизированное и очень эффективное оружие. На марше комплекс С-300В4 способен быстро развернуться и в течение пяти минут открыть огонь по средствам воздушного нападения.

Мы в 1993 году на полигоне Капустин Яр проводили учения по отражению массированного удара крылатыми ракетами «Томагавк» по Москве. Привлекали два полка С-300В4 из Подмосковья. Все цели были уничтожены на нисходящей траектории полета на удалении не ближе, чем в 90 километров от объекта атаки.

Если вообразить, что подобный удар придется отражать и в Сирии, каковы могут быть результаты таких боевых стрельб?

— Если считать, что по каждой цели придется выпустить по две зенитные ракеты, то до 40 «Томагавков» наверняка будут лежать на земле.

А если противник одновременно применит более 40 крылатых ракет, что будет с остальными «Томагавками»?

— Все зависит от того, насколько массированным окажется нападение. Если возможностей С-300В4 не хватит, на авиабазе в Сирии у нас есть и другие средства ПВО. Кроме уже упомянутого С-400 — «Буки» и «Панцири».

Из досье 

ЗРС С-300В4 является самостоятельной зенитной ракетной системой для прикрытия группировок войск и войсковых объектов от ударов самолетов и крылатых ракет. Дальнейшая модернизация хорошо известных в России и за рубежом ЗРС С-300 В и С-300ВМ.

Новая ракета зенитной ракетной системы С-300В4 обеспечивает поражение самолетов противника на дальности 400 километров. В конце 2014 года она успешно прошла государственные испытания.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?