24.09.2014, 17:12
Анализ ошибок украинской стратегии
Анализ ошибок украинской стратегииМеждународная военная политика
Конфликт на Украине, похоже, всё-таки взял паузу. При всей её относительности, мы можем констатировать какие-то попытки перевести противостояние в мирное русло. Разумеется, никто не знает, чем эта пауза закончится. Кто-то робко надеется на мир, кто-то уверен в возобновлении военных действий уже в ближайшем будущем. Эксперты сбились с ног, оценивая перспективы, но никто, как водится, не будет прав на все сто процентов.

Мы же попробуем использовать возникшую паузу для того, чтобы оценить некоторые аспекты прошедших событий. Причем, с такого неожиданного ракурса, как неудачные или спорные действия Российской Федерации в этом конфликте. Вероятно, сейчас для этого есть уже некоторые предпосылки — времени прошло достаточно, чтобы стали проявляться последствия сомнительных шагов, и накопленной информации хватает, чтобы путём её анализа сделать более-менее правомерные умозаключения.

Тем не менее, я хочу заранее акцентировать один момент. Я намеренно не буду называть действия руководства РФ в конфликте ошибочными, даже если сейчас нам кажется, что они были именно такими. По двум причинам — мы до сих пор не располагаем всей информацией, которой располагали в Кремле и в спецслужбах, и до сих пор не в состоянии оценить абсолютно все их последствия. Посему давайте оперировать терминами «спорное» или «сомнительное» — вероятно, на данный момент это будет наиболее ответственно и объективно.

Итак. Какие же решения Кремля были спорными или сомнительными? Какие действия, вытекающие из этих решений, привели к совсем не тому эффекту, какой был бы наиболее приемлем для России, как для одной из — де-факто — сторон конфликта?

Что ж, начнём с самого неожиданного — возврат Крыма.

Дабы сразу пресечь все панические крики, уточню — лично я являюсь сторонником его возвращения в состав РФ, и конечный результат этого «мероприятия» меня более чем устраивает. Однако, мы понимаем, что для этого можно было использовать, как минимум, две схемы — простую, которая и была использована, и двухходовую, с промежуточной независимостью Крыма.

Вариант, выбранный Путиным, безусловно, был ярок, драматичен, эффектен. Он сразу расставил все акценты во внешней и внутренней политике, предельно ясно обозначил позицию России по украинскому вопросу вообще и, казалось бы, ничего, кроме успеха, нам не сулил. Мы, жители России, приняли его легко и радостно — тем более, что ровно так же приняли его и крымчане.

Однако, теперь чуть-чуть отставим в сторону свои внутренние эмоции и попробуем взглянуть на это «с другой стороны». Хотим мы того, или нет, но для Европы это оказалось неприемлемым; она достаточно закономерно увидела в этом агрессию против одного из европейских государств, и все наши надежды на то, что она постарается дистанцироваться от конфликта, рухнули. Американцам стало легче играть на европейской страхе, и в итоге мы получили то, чего, похоже, очень хотели избежать — консолидированную антироссийскую позицию и столь же консолидированные санкции со стороны нашего важнейшего экономического партнера.

Разумеется, можно говорить о том, что в Европе и без того хватало русофобов. Это правда, и они постарались бы внести свою лепту в любое обсуждение украинского кризиса. Но очевидно и другое — референдум о независимости не вызвал бы столь панических настроений в Берлине и Париже, а американской дипломатии вряд ли удалось бы всё свалить на Россию и убедить крупнейших европейских игроков в необходимости санкционного давления на РФ. В конечном счете, у нас уже есть пример аналогичного развития событий — признание Россией Абхазии и Южной Осетии после грузинского кризиса в августе 2008-го.

Строго говоря, мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что поэтапное присоединение Крыма к РФ не вызвало бы консолидации Запада против Кремля. Но прогнозировать отсутствие неприятного для нас «консенсуса» можно было с достаточно высокой вероятностью — ведь, даже при самом жёстком развитии событий Вашингтону потребовалось приложить массу усилий, чтобы добиться от Берлина желанных подписей под санкционными документами.

Ещё один момент — позиции «партии войны» на самой Украине. Вероятно, именно аннексия Крыма — а именно так там говорят по всем телеканалам — стала наиболее сильным аргументом для мобилизации всех антироссийских сил внутри страны. Для колеблющихся, которых было очень и очень много, это тоже было сильным доводом против России и её позиции по Украине. В условиях беспрецедентного пропагандистского куража укро-СМИ на этот «мозоль» давили чаще всего и наиболее сильно. И это, в общем, логично: одно дело, когда территория от вас ушла, а другое — когда её у вас «отжали».

Так или иначе, стоит признать — «крымская карта» могла быть разыграна иначе. Вероятно, у поэтапного развития событий были бы свои минусы, но плюсы стали бы очевидными и весомыми. Судя по тому, как российские власти стремятся сейчас избежать ужесточения санкционного режима, сейчас эту «партию» сыграли бы более технично и рационально.

Второй важный момент — легитимация Порошенко. Строго говоря, использование нашими властями такого мощнейшего козыря, как действующий законный президент Украины, добровольно укрывающийся на нашей территории, можно назвать бездарным, отвратительным, крайне некомпетентным — как угодно, и любые негативные эпитеты будут тут уместны. Откровенно говоря, у меня было только одно логичное объяснение этому — в Кремле были абсолютно уверены, что Украина, как субъект, исчезнет, и нет никакой нужды поддерживать функционирование легитимной украинской власти. Правда, зачем сейчас поддерживать Януковича, если потом он может помешать делить украинские территории? Начнёт путаться под ногами, требовать незалэжности и признания границ…

Другой причины, объясняющей столь катастрофический провал нашей дипломатии, я найти не могу. А ведь как было бы замечательно — Янукович в Ростове, при нем создается правительство в изгнании, оно принимает документы, он подписывает договора. Возможно, постепенно туда переезжает часть Верховной Рады, уставшей от львовских «парламентариев», грозящих по любому поводу то тюрьмой, то расстрелами. А мы это всё признаем… И ведем переговоры по украинским делам только с Януковичем, исключительно с ним. А ситуация столь сложна, опасна и неоднозначна, что и нашим «европейским партнёрам» поневоле пришлось бы сидеть с ним за столом переговоров и учитывать во всех раскладах. В крайнем случае, господин Янукович мог обратиться к Путину за военной помощью, и это было бы более легитимным поводом вынести из Киева всю фашистскую мразь, чем наши попытки нарисовать для рядовых европейцев картинку кровавого киевского режима.

Но мы, под разговоры о том, что Янукович слишком непопулярен, тихонечко его сливаем. Хуже того — мы так и не эвакуировали посольство из Киева, а потом направили посла на инаугурацию Порошенко. То есть, де-факто мы признали выборы и их результат. И сейчас уже мы, под издевательские смешки из Вашингтона, вынуждены сидеть за столом переговоров с убийцами и учитывать их мнение.

Я уже молчу о том, как в подобной ситуации повели бы себя американцы или европейцы, для которых привычно и нормально создавать в подобных ситуациях «правительство в изгнании» хоть из пары забулдыг с нужным паспортом. А тут — настоящий президент, да свергнутый шайкой проплаченных бандитов, да готовый озвучить почти всё, о чем мы его попросим. Нет, хоть мы и договорились не употреблять слово «ошибка», но тут без него почти невозможно обойтись. Януковича как ресурс информационной войны мы не «отработали» совсем, и это нужно признать.

Ещё одним слабым местом, на мой взгляд, было отсутствие сколько-нибудь заметной силовой работы наших спецслужб. Абсолютная, какая-то рафинированная корректность по отношению к людям, открыто выступившим на стороне фашистов. И это на фоне сотен задержанных активистов пророссийских движений в Харькове, Донецке, Луганске, на фоне одесских событий, на фоне расстрелов в Мариуполе. Возможно, это принципиальное решение, мотивов которого мне понять не дано, но всё-таки это странно. Особенно с учётом того, какую роль сыграли в конфликте некоторые личности и как сильно могла бы измениться ситуация, если бы кто-то из этих персоналий скончался при невыясненных обстоятельствах.

В общем, никого ни к чему не призывая, просто констатируем — силовая компонента наших спецслужб в конфликте задействована не была. Разумеется, уточним — речь не об армейских формированиях спецслужб, а о более «тонких» структурах, рассчитанных на «штучное» применение.

И последний, пожалуй, момент. Обращение Путина к Федеральному Собранию за разрешением использовать вооруженные силы РФ на территории Украины. Сейчас уже очевидно, что эта демонстрация себя не оправдала. А вот для укрепления антироссийских позиций в Европе и на Украине сделала немало. Рискну утверждать, что тут нужно было действовать, как в поговорке: «если достал нож — бей!». И уж если президент РФ получил такое разрешение, то его и нужно было использовать. Либо, не будучи уверенным в его необходимости, не спешить с подобными демаршами.

Резюмируя изложенное выше, рискну предположить — большинство из наших неоднозначных решений были продиктованы неправильной оценкой решимости европейцев действовать себе во вред, и слишком оптимистичным прогнозом относительно продолжительности жизни Украины в сложившихся обстоятельствах. То есть, некоторые базовые аспекты, от которых критически зависел успех или неуспех наших действий на Украине, оценивались слишком радужно. Что стало тому причиной — это уже другой вопрос. Надеюсь, более компетентные товарищи сделают необходимый «разбор полетов» и извлекут из него верные выводы.

Мы же акцентируем внимание вот на чём… Дело в том, что украинский кризис, скорее всего, ещё далек от завершения. Сейчас принимаются решения по Новороссии и прекращению боевых действий. Если всё пойдет так, как хочет «партия мира», скоро встанет вопрос о возобновлении экономических отношений, поставок газа и прочем «сотрудничестве». Сотрудничестве с убийцами, напомню. И нам очень важно не ошибиться сейчас. Крайне важно, потому что от этого, вероятно, в значительной степени будет зависеть и судьба России. Мы, вольно или невольно, помогли американцам выпестовать зародыша настоящей фашистской Украины. Той Украины, где даже подростки с русскими фамилиями, не говорящие на украинском языке, пишут проклятия в адрес России и желают смерти как можно большему числу русских. И если мы сейчас дадим слабину, если мы не сделаем наступающую зиму последней для этого оплота русофобских сил, то уже скоро он потянется своими окровавленными ручонками к нашему горлу.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.