24.09.2014, 17:12
Анализ ошибок украинской стратегии
Анализ ошибок украинской стратегииМеждународная военная политика
Конфликт на Украине, похоже, всё-таки взял паузу. При всей её относительности, мы можем констатировать какие-то попытки перевести противостояние в мирное русло. Разумеется, никто не знает, чем эта пауза закончится. Кто-то робко надеется на мир, кто-то уверен в возобновлении военных действий уже в ближайшем будущем. Эксперты сбились с ног, оценивая перспективы, но никто, как водится, не будет прав на все сто процентов.

Мы же попробуем использовать возникшую паузу для того, чтобы оценить некоторые аспекты прошедших событий. Причем, с такого неожиданного ракурса, как неудачные или спорные действия Российской Федерации в этом конфликте. Вероятно, сейчас для этого есть уже некоторые предпосылки — времени прошло достаточно, чтобы стали проявляться последствия сомнительных шагов, и накопленной информации хватает, чтобы путём её анализа сделать более-менее правомерные умозаключения.

Тем не менее, я хочу заранее акцентировать один момент. Я намеренно не буду называть действия руководства РФ в конфликте ошибочными, даже если сейчас нам кажется, что они были именно такими. По двум причинам — мы до сих пор не располагаем всей информацией, которой располагали в Кремле и в спецслужбах, и до сих пор не в состоянии оценить абсолютно все их последствия. Посему давайте оперировать терминами «спорное» или «сомнительное» — вероятно, на данный момент это будет наиболее ответственно и объективно.

Итак. Какие же решения Кремля были спорными или сомнительными? Какие действия, вытекающие из этих решений, привели к совсем не тому эффекту, какой был бы наиболее приемлем для России, как для одной из — де-факто — сторон конфликта?

Что ж, начнём с самого неожиданного — возврат Крыма.

Дабы сразу пресечь все панические крики, уточню — лично я являюсь сторонником его возвращения в состав РФ, и конечный результат этого «мероприятия» меня более чем устраивает. Однако, мы понимаем, что для этого можно было использовать, как минимум, две схемы — простую, которая и была использована, и двухходовую, с промежуточной независимостью Крыма.

Вариант, выбранный Путиным, безусловно, был ярок, драматичен, эффектен. Он сразу расставил все акценты во внешней и внутренней политике, предельно ясно обозначил позицию России по украинскому вопросу вообще и, казалось бы, ничего, кроме успеха, нам не сулил. Мы, жители России, приняли его легко и радостно — тем более, что ровно так же приняли его и крымчане.

Однако, теперь чуть-чуть отставим в сторону свои внутренние эмоции и попробуем взглянуть на это «с другой стороны». Хотим мы того, или нет, но для Европы это оказалось неприемлемым; она достаточно закономерно увидела в этом агрессию против одного из европейских государств, и все наши надежды на то, что она постарается дистанцироваться от конфликта, рухнули. Американцам стало легче играть на европейской страхе, и в итоге мы получили то, чего, похоже, очень хотели избежать — консолидированную антироссийскую позицию и столь же консолидированные санкции со стороны нашего важнейшего экономического партнера.

Разумеется, можно говорить о том, что в Европе и без того хватало русофобов. Это правда, и они постарались бы внести свою лепту в любое обсуждение украинского кризиса. Но очевидно и другое — референдум о независимости не вызвал бы столь панических настроений в Берлине и Париже, а американской дипломатии вряд ли удалось бы всё свалить на Россию и убедить крупнейших европейских игроков в необходимости санкционного давления на РФ. В конечном счете, у нас уже есть пример аналогичного развития событий — признание Россией Абхазии и Южной Осетии после грузинского кризиса в августе 2008-го.

Строго говоря, мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что поэтапное присоединение Крыма к РФ не вызвало бы консолидации Запада против Кремля. Но прогнозировать отсутствие неприятного для нас «консенсуса» можно было с достаточно высокой вероятностью — ведь, даже при самом жёстком развитии событий Вашингтону потребовалось приложить массу усилий, чтобы добиться от Берлина желанных подписей под санкционными документами.

Ещё один момент — позиции «партии войны» на самой Украине. Вероятно, именно аннексия Крыма — а именно так там говорят по всем телеканалам — стала наиболее сильным аргументом для мобилизации всех антироссийских сил внутри страны. Для колеблющихся, которых было очень и очень много, это тоже было сильным доводом против России и её позиции по Украине. В условиях беспрецедентного пропагандистского куража укро-СМИ на этот «мозоль» давили чаще всего и наиболее сильно. И это, в общем, логично: одно дело, когда территория от вас ушла, а другое — когда её у вас «отжали».

Так или иначе, стоит признать — «крымская карта» могла быть разыграна иначе. Вероятно, у поэтапного развития событий были бы свои минусы, но плюсы стали бы очевидными и весомыми. Судя по тому, как российские власти стремятся сейчас избежать ужесточения санкционного режима, сейчас эту «партию» сыграли бы более технично и рационально.

Второй важный момент — легитимация Порошенко. Строго говоря, использование нашими властями такого мощнейшего козыря, как действующий законный президент Украины, добровольно укрывающийся на нашей территории, можно назвать бездарным, отвратительным, крайне некомпетентным — как угодно, и любые негативные эпитеты будут тут уместны. Откровенно говоря, у меня было только одно логичное объяснение этому — в Кремле были абсолютно уверены, что Украина, как субъект, исчезнет, и нет никакой нужды поддерживать функционирование легитимной украинской власти. Правда, зачем сейчас поддерживать Януковича, если потом он может помешать делить украинские территории? Начнёт путаться под ногами, требовать незалэжности и признания границ…

Другой причины, объясняющей столь катастрофический провал нашей дипломатии, я найти не могу. А ведь как было бы замечательно — Янукович в Ростове, при нем создается правительство в изгнании, оно принимает документы, он подписывает договора. Возможно, постепенно туда переезжает часть Верховной Рады, уставшей от львовских «парламентариев», грозящих по любому поводу то тюрьмой, то расстрелами. А мы это всё признаем… И ведем переговоры по украинским делам только с Януковичем, исключительно с ним. А ситуация столь сложна, опасна и неоднозначна, что и нашим «европейским партнёрам» поневоле пришлось бы сидеть с ним за столом переговоров и учитывать во всех раскладах. В крайнем случае, господин Янукович мог обратиться к Путину за военной помощью, и это было бы более легитимным поводом вынести из Киева всю фашистскую мразь, чем наши попытки нарисовать для рядовых европейцев картинку кровавого киевского режима.

Но мы, под разговоры о том, что Янукович слишком непопулярен, тихонечко его сливаем. Хуже того — мы так и не эвакуировали посольство из Киева, а потом направили посла на инаугурацию Порошенко. То есть, де-факто мы признали выборы и их результат. И сейчас уже мы, под издевательские смешки из Вашингтона, вынуждены сидеть за столом переговоров с убийцами и учитывать их мнение.

Я уже молчу о том, как в подобной ситуации повели бы себя американцы или европейцы, для которых привычно и нормально создавать в подобных ситуациях «правительство в изгнании» хоть из пары забулдыг с нужным паспортом. А тут — настоящий президент, да свергнутый шайкой проплаченных бандитов, да готовый озвучить почти всё, о чем мы его попросим. Нет, хоть мы и договорились не употреблять слово «ошибка», но тут без него почти невозможно обойтись. Януковича как ресурс информационной войны мы не «отработали» совсем, и это нужно признать.

Ещё одним слабым местом, на мой взгляд, было отсутствие сколько-нибудь заметной силовой работы наших спецслужб. Абсолютная, какая-то рафинированная корректность по отношению к людям, открыто выступившим на стороне фашистов. И это на фоне сотен задержанных активистов пророссийских движений в Харькове, Донецке, Луганске, на фоне одесских событий, на фоне расстрелов в Мариуполе. Возможно, это принципиальное решение, мотивов которого мне понять не дано, но всё-таки это странно. Особенно с учётом того, какую роль сыграли в конфликте некоторые личности и как сильно могла бы измениться ситуация, если бы кто-то из этих персоналий скончался при невыясненных обстоятельствах.

В общем, никого ни к чему не призывая, просто констатируем — силовая компонента наших спецслужб в конфликте задействована не была. Разумеется, уточним — речь не об армейских формированиях спецслужб, а о более «тонких» структурах, рассчитанных на «штучное» применение.

И последний, пожалуй, момент. Обращение Путина к Федеральному Собранию за разрешением использовать вооруженные силы РФ на территории Украины. Сейчас уже очевидно, что эта демонстрация себя не оправдала. А вот для укрепления антироссийских позиций в Европе и на Украине сделала немало. Рискну утверждать, что тут нужно было действовать, как в поговорке: «если достал нож — бей!». И уж если президент РФ получил такое разрешение, то его и нужно было использовать. Либо, не будучи уверенным в его необходимости, не спешить с подобными демаршами.

Резюмируя изложенное выше, рискну предположить — большинство из наших неоднозначных решений были продиктованы неправильной оценкой решимости европейцев действовать себе во вред, и слишком оптимистичным прогнозом относительно продолжительности жизни Украины в сложившихся обстоятельствах. То есть, некоторые базовые аспекты, от которых критически зависел успех или неуспех наших действий на Украине, оценивались слишком радужно. Что стало тому причиной — это уже другой вопрос. Надеюсь, более компетентные товарищи сделают необходимый «разбор полетов» и извлекут из него верные выводы.

Мы же акцентируем внимание вот на чём… Дело в том, что украинский кризис, скорее всего, ещё далек от завершения. Сейчас принимаются решения по Новороссии и прекращению боевых действий. Если всё пойдет так, как хочет «партия мира», скоро встанет вопрос о возобновлении экономических отношений, поставок газа и прочем «сотрудничестве». Сотрудничестве с убийцами, напомню. И нам очень важно не ошибиться сейчас. Крайне важно, потому что от этого, вероятно, в значительной степени будет зависеть и судьба России. Мы, вольно или невольно, помогли американцам выпестовать зародыша настоящей фашистской Украины. Той Украины, где даже подростки с русскими фамилиями, не говорящие на украинском языке, пишут проклятия в адрес России и желают смерти как можно большему числу русских. И если мы сейчас дадим слабину, если мы не сделаем наступающую зиму последней для этого оплота русофобских сил, то уже скоро он потянется своими окровавленными ручонками к нашему горлу.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.