20.08.2015, 06:31
Анаконда ПРО США
Анаконда ПРО СШАМеждународная военная политика
Несмотря на обоснованные и неоднократные возражения России Соединенные Штаты продолжают развертывать глобальную систему ПРО, направленную против СЯС Российской Федерации и ряда других государств.

Не сокращаются ассигнования на эти цели. На 2016 финансовый год для финансирования работ по ПРО по линии Управления по ПРО Пентагона (УПРО) запрошена сумма в $8,127 млрд., а всего на цели развития системы ПРО с учетом НИОКР — $9,6 млрд. В период с 2016 по 2020 финансовые годы УПРО получит $38 млрд.

Пентагон, располагающий в настоящее время группировкой с БИУС «Иджис» в составе 33 боевых кораблей, намерен продолжать пополнять их количество: к концу 2016 финансового года ставится задача иметь 35 таких кораблей. В текущем году к двум кораблям с БИУС «Иджис» на ВМБ Рота (пров. Кадис, южная Испания) добавятся еще два американских эсминца с такой системой.

Продолжится программа испытаний различных типов ударно-боевых средств ПРО. По данным УПРО, начиная с 2001 года проведено 82 таких испытания, 66 их которых или 80% были успешными. Хотя некоторые российские эксперты сомневаются в объявляемых регулярно итогов проведенных экспериментов, тем не менее, их следует принимать во внимание, поскольку у российской стороны нет возможностей проводить инспекцию таких испытаний или требовать у американской стороны представления соответствующих телеметрических данных.

Следует также иметь в виду, что продолжаются испытания ударно-боевых средств ПРО США всех видов базирования, в том числе в наземном и морском варианте. Повышается точность поражения, дальность полета и скорость ракет-перехватчиков. Появились образцы противоракет, оснащенные несколькими ударно-кинетическими боеголовками индивидуального наведения, своего рода противоракетные средства с РГЧ ИН.

Испытаны противоракетные средства с одновременным перехватом и уничтожением нескольких целей (до четырех) в виде баллистических и крылатых ракет. Улучшается способности распознавания реальных и ложных боеголовок МБР и БРПЛ после разведения головных частей. В феврале этого года проведены летные испытания ракет-перехватчиков морского базирования с программным обеспечением 4.0 и использованием программы распознавания трех баллистических целей.

Осуществлены комбинированные испытания с параллельным использованием ударных средств наземных и морских систем ПРО трех различных эшелонов боевого применения противоракетных средств: ЗРК «Пэтриот», ракет-перехватчиков ПРО ТВД «THAAD» для перехвата баллистических и крылатых ракет на заключительной фазе их полета и «Стэндард» SM-3 последних разработок.

Успешно, по утверждению Пентагона, была завершена первая фаза «Европейского поэтапного адаптивного подхода» к проблеме ПРО (ЕПАП). Вторая фаза ЕПАП завершится по графику в текущем году; вероятно, она также будет реализована в полном объеме.

В текущем финансовом году Пентагон намерен приобрести 209 ракет-перехватчиков типа «Стэндард» SM-3 модификации Block IB.В 2016 финансовом году общее количество ракет-перехватчиков мобильной системы ПРО ТВД типа «THAAD» достигнет 155 единиц. Следует заметить, что эта система показывает самую высокую эффективность при испытаниях (100%).

В текущем году будет введен в действие первый наземный операционный комплекс системы ПРО США на румынской военно-воздушной базе Девеселу на юге страны, который будет оснащен противоракетами типа «Стэндард» SM-3. В мае этого года американское УПРО Пентагона начало там трехмесячный цикл пуско-наладочных работ. По их окончании в августе-сентябре 2015 года объект будет официально передан под контроль Пентагона и к концу текущего года он заступит на боевое дежурство с 24 противоракетами «Стэндард» SM-3 Block IB, став первым элементом наземной системы ПРО США в Европе. Комплекс в Девеселу будет работать в тесном взаимодействии с корабельными группировками ВМС США, развернутыми в Средиземном и Черном морях.

Сооружение второго наземного операционного комплекса системы ПРО США на территории Польши (в Редзиково под Слупском) начнется в 2016 финансовом году. На нем будут установлены новые ракеты-перехватчики «Стандарт» SM-3 Block IIA, способные перехватывать МБР. Система наведения этих ракет разрабатывается США совместно с Японией. В июне этого года были впервые проведены американо-японские летные испытания такой ракеты-перехватчика в Тихом океане без использования ракеты-мишени, которые завершились успешно.

В этом году состоялось открытие Объединенного центра по разработке и управлению системой ПРО, в котором будут работать 5500 специалистов, занятых в этой сфере из УПРО, Командования ПРО, Космического командования, Стратегического командования Сухопутных сил и других структур.

УПРО Министерства обороны США продолжит привлечение союзников по НАТО к расширению сотрудничества в сфере ПРО. Созданы и действуют соответствующие командно-штабные структуры США и НАТО по управлению силами и средствами глобальной инфраструктуры противоракетной обороны. Создана и протестирована в реальном времени оперативная система связи командно-управленческих структур глобальной системы ПРО США и НАТО, в том числе совместно с корабельными группировками американских ВМС, оснащенных БИУС «Иджис», через центры управления системами ПРО в Шривер (США) и Пентагоне, а также в Рамштайне ( ФРГ).

В марте этого года США предложили всем странам трансатлантического альянса приобрести у них «полностью работоспособную систему ПРО», включая соответствующие сенсоры, ракеты-перехватчики и командно-управленческие средства управления системой. Союзникам по НАТО также предлагается модернизировать имеющиеся у них сенсоры ПРО, а также присоединиться к четырем странам (Испания, Польша, Румыния и Турция), уже предоставившим свою территорию под базирование на ней оперативных противоракетных комплексов США. Вашингтон обращает внимание на важность укрепления в рамках НАТО оперативной совместимости подобных систем.

ФРГ решила приобрести европейские системы повышенной дальности ПВО/ПРО ТВД «MEADS» (до 12 комплексов), которые заменят ЗРК «Пэтриот» к 2025 году.

Продолжается поиск оптимального места для развертывания третьего позиционного района на континентальной части США под установку системы ПРО наземного базирования: Форт Драм под Нью-Йорком, военный полигон «Портсмут» в штате Мэйн, военная база «Равенна» в штате Огайо или Форт Кастер в штате Мичиган. Эти работы предполагаются завершить в 2016 году. В срок будут уставлены все 44 ракеты-перехватчика (2017 год).

Ставится стратегическая задача: в первую очередь повысить оборону континентальной части США от крылатых ракет различных способов базирования, поскольку в Пентагоне считают, что такие ракеты могут быть использованы против столичного региона раньше, чем потенциальный противник совершит ракетно-ядерное нападение с помощью МБР и БРПЛ. Будет обновлена ударно-кинетическая боевая часть ракет-перехватчиков, размещенных на континентальной части США.

В Японии введена вторая мобильная РЛС ПРО США типа AN/TPY-2 в Киогамисаки на юге страны. В общей сложности на территории США и их союзников уже установлены пять таких радаров (Израиль, Турция, Япония и США). В общей сложности на континентальной американской территории и за рубежом планируется установить 12 таких РЛС.

Продолжится кооперация США с Израилем в области усовершенствования системы израильской ПРО «Железный купол», «Праща Давида», а также совместные испытания израильской системы ПРО «Эрроу-3».

Будет продолжено взаимодействие Пентагона с государствами зоны Персидского залива по развитию их системы ПРО (за последние два года высокопоставленные представители Государственного департамента посетили регион с этой целью семь раз). Мотивы Вашингтона остаются прежними: необходимо совместно противостоять сохраняющимся угрозам странам региона и отстаивать общие интересы безопасности. На основании соглашения 26 декабря 2014 года достигнута договоренность об укреплении оперативного взаимодействия сторон в сфере ПРО между США и Советом сотрудничества государств Персидского залива (ССГПЗ), которая охватит всю зону этой акватории. В апреле этого года в Вашингтоне был проведен первый семинар по ПРО между США и ССГПЗ, а в мае в Кэмп-Дэвиде с участием Барака Обамы была проведена широкая дискуссия по вопросам взаимодействия США и ССГПЗ в сфере ПРО. В частности, была достигнута договоренность о развертывании в зоне Персидского залива РЛС раннего предупреждения о ракетном нападении при техническом содействии США.

Впервые достигнута самая интенсивная степень взаимодействия между США и ССГПЗ, в частности, имеется договоренность расширить планирование и проведение учений с использованием ударно-боевых средств ПРО. В ОАЭ будут поставлены все средства мобильной системы ПРО ТВД «THAAD», то есть РЛС, средства управления и ракеты-перехватчики, необходимые для укомплектования двух батарей.

Перспективными разработками в американском противоракетном арсенале называются создание противоракет, оснащенных несколькими ударно-кинетическими боеголовками индивидуального наведения, размещение сенсоров и ударно-боевых средств ПРО на борту беспилотных летательных аппаратов большой грузоподъемности.

Имеются два вида перспективных угроз, связанных с американским противоракетным «щитом», на которые редко обращают внимание или вообще не обращают внимания ни у нас в стране, ни за рубежом.

Угроза А: имеющаяся реальная возможность подавляющей концентрации ударно-боевых средств ПРО США в Мировом океане, где будет сосредоточено до 95% их ракет-перехватчиков. Схожие системы имеют 20 типов боевых кораблей в 12 флотах мира. Это позволит им совершенно бесконтрольно предварительно размещать такие средства, пользуясь правом свободы мореплавания в открытом море за внешним пределом территориальных вод.

Угроза Б: наибольшая военно-стратегическая опасность из-за бесконтрольного развертывания системы ПРО США проявится в ближайшие годы. Предположительно через 7-10 лет Соединённые Штаты произведут больше ракет-перехватчиков глобальной системы ПРО наземного и морского базирования, чем останется у России стратегических ядерных носителей в соответствии с положениями Пражского договора СНВ-3 после его полной реализации. К этому времени США будут располагать 2400 ракетами-перехватчиками всех видов базирования и функционального предназначения против 700 развернутых носителей СНВ России. Прикрывшись мощным «противоракетным щитом», Соединенные Штаты могут нанести первый ядерный удар по любому из семи государств, которые перечислены как объекты «инициативного» ядерного нападения в их «генеральном плане ведения ракетно-ядерной войны».

США по-прежнему используют прежние аргументы при обосновании своего курса на развертывание системы ПРО.

Необходимость его продолжения обосновывается «северокорейской ракетной угрозой», в том числе связанной с появлением у Пхеньяна мобильной МБР KN-08 и МБР «промежуточной дальности» (по американской классификации, с дальностью стрельбы от 3000 до 5500 км), а также усовершенствованием баллистических ракет средней и меньшей дальности.

Касаясь «иранской ракетной угрозы», Пентагон обращает внимание на появление в будущем баллистической ракеты межконтинентальной дальности, разработкой усовершенствованных ракет средней и меньшей дальности с повышенной точностью наведения. На выдвижение таких аргументов никак не повлиял факт достижения промежуточной договоренности по иранской ядерной проблеме на переговорах «шестерки» в Лозанне 2 апреля этого года.

Говоря об ракетных угрозах в целом, в марте этого года УПРО Пентагона отметило их усиление в связи с тем, что противники США, мол, продолжают приобретать все большее количество баллистических ракет (как было указано, 1200 за последние 5 лет). Также утверждается, что противники Вашингтона на международной арене стремятся повысить дальность таких ракет, оснастить их средствами преодоления ПРО, усовершенствовать их, повысив живучесть, надежность и точность наведения. В этой связи ставится прямая задача: повысить потенциал и технические возможности американской противоракетной инфраструктуры в глобальном измерении, без каких бы то ни было ограничений.

Американская сторона по-прежнему утверждает, что она не развертывает глобальную систему ПРО, а только региональные структуры.

Появились некоторые новые разъяснения. В этом году американцы впервые отреагировали на наши замечания о возможности использования ими универсальных пусковых установок вертикального запуска «Mk-41», первоначально предназначенных для размещения ракет-перехватчиков оборонительной противоракетной системы ПРО, под загрузку КРНБ «Томагавк», которые относятся к классу наступательных вооружений.

Как известно, такие манипуляции запрещены Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года, который является бессрочным. Существует реальная возможность загружать в универсальные пусковые установки вертикального пуска «Мk-41» операционных противоракетных комплексов в Румынии и Польши не только оборонительные ракеты-перехватчики системы ПРО, но и наступательные виды вооружений, а именно: крылатые ракеты, а в перспективе и ударное гиперзвуковое высокоточное оружие большой дальности.

Представители Государственного департамента утверждают, что, якобы, универсальные пусковые установки под размещение ракет-перехватчиков системы ПРО и КРНБ «Томагавк» отличаются друг от друга и что под каждый вид ракеты предусмотрена отдельная программа.

Заявление американской стороны, что наземный вариант системы «Иджис» никогда не использовался для запуска крылатых ракет, соответствует действительности. Верным в этом утверждении является и то, что каждая ударно-боевая система имеет свою программу запуска, программу управления огнем и различные вспомогательные средства. Но это точно такая же установка, которая уже многократно использовалась кораблями ВМС США во время силовых операций против Афганистана, Ирака и бывшей Югославии. Также та часть заявления представителей США, где говорится о различиях в пусковых установках под загрузку ракет-перехватчиков системы ПРО и КРНБ, не соответствует действительности.

Дело в том, что наземный вариант системы ПРО, который устанавливается США на территории Румынии и Польши, повторяет аналогичную корабельную ПУ «Иджис» крейсеров УРО класса «Тикондерога» и эсминцев класса «Эрли Берк», в шахты которой могут загружаться четыре различных типа ракет: ракеты-перехватчики системы ПРО, противокорабельные, противолодочные и противовоздушные ракеты (до 120 единиц на крейсерах и до 96-98 на эсминцах). Хотя все такие ударно-боевые средства имеют собственные программы запуска и управления огнем, они, тем не менее, могут загружаться в любом наборе в одни и те же пусковые корабельные ПУ в зависимости от задач, которые ставятся перед каждым боевым кораблем с учетом состояния и развития военно-политической обстановки. Поэтому такие установки и называются «универсальными» установками.

Пусковая установка для запуска ракет-перехватчиков на операционных базах США в Девеселу и Редзиково позволит запускать по 24 ракеты-перехватчика системы ПРО и для загрузки КРНБ «Томагавк».

В перспективе, примерно через 3-4 года, когда будут поставлены вооруженным силам США гиперзвуковые высокоточные ракеты, предусмотренные стратегией нанесения «Молниеносного глобального удара», в ПУ американских операционных комплексов ПРО в Девеселу и Редзиково, могут быть установлены и названные ракеты новых типов.

Следует обратить внимание на недавнее (в мае этого года) заявление заместителя государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности США Роуз Гетемюллер, которая в осторожной форме высказалась за возможность разработки нового договора по ПРО между Москвой и Вашингтоном.

Действительно, нужен новый договор по ПРО — но на многосторонней основе, который вводил бы лимиты на ударно-боевые средства ПРО и разрешал бы их иметь только на национальной территории с ограниченным количеством ракет-перехватчиков, которые можно было бы развертывать в Мировом океане у своих берегов, не выдвигая их непосредственно к рубежам противостоящих государств.

Последовательно и бесконтрольно развивая глобальную систему ПРО и ее региональные сегменты в Европе, на Ближнем Востоке, в АТР и зоне Персидского залива, Вашингтон явно предпринимает усилия, направленные на решение главной перспективной задачи: всеми силами и средствами добиться снижения ударного, в том числе противоракетного, потенциала стратегических и тактических ядерных сил России. Придуманная шумиха с «нарушениями» Москвой Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности – одно из средств достижения этой цели. В Пентагоне хотели бы просто одними словесными заявлениями не допустить появления перспективных средств уничтожения объектов ПРО США в Румынии и Польше, а также американскую противоракетную инфраструктуру в глобальном масштабе.

Вашингтон по-прежнему не желает давать России юридически обязывающих гарантий или введения иных ограничителей о неиспользовании средств ПРО под предлогом, что такие гарантии «ограничат американскую систему ПРО и подорвут ее способность противостоять будущим баллистическим ракетным угрозам».

Военно-политическое руководство США часто использует российских экспертов в сфере контроля над вооружениями для «обкатки» своих идей и предложений, направленных на ослабление военной мощи Российской Федерации. Необходимо без задержек подвергать подробной экспертизе предложения российских и западных экспертов, поддерживающих разного рода идеи, направленные на снижение военного потенциала России, и давать им принципиальную публичную оценку. В опубликованных монографиях и статьях автора такая линия остается неизменной.

Для нас также немаловажно, что наращивание противоракетного потенциала происходит в условиях, когда Пентагон практически создал в 2012 году принципиально новую стратегическую наступательную комбинированную триаду в виде ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений, а также сохраняет неизменными наступательные доктрины нанесения первого упреждающего и превентивного ядерного удара.

В условиях постоянных угроз в адрес нашей страны (а в новой «Стратегии национальной безопасности США» она упоминается как «агрессор» шесть раз), а также на фоне беспрецедентного многократного наращивания военной активности НАТО близ рубежей Российской Федерации российское военно-политическое руководство вынуждено проявлять постоянную заботу об оснащении Российской армии и флота перспективными комплексами и системами вооружений, позволяющими нейтрализовать потенциал системы ПРО США и других видов наступательных вооружений «передового базирования».


Выводы и предложения

Продолжение реализации противоракетных планов США и НАТО создает реальную угрозу для российских стратегических ядерных сил и для общемировой военно-политической ситуации. В условиях инициированной Вашингтоном в 2014 году новой фазы «холодной войны», наращивания им вместе со своими союзниками по военному блоку НАТО вооруженных сил и вооружений вдоль периметра российских границ задача укрепления национальной независимости и безопасности, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, является первоочередной задачей особой государственной важности. 

В этих условиях представляется нецелесообразным сокращать российские СНВ и тактическое ядерное оружие как средство возмездия вообще и в отрыве от решения других проблем в сфере контроля над вооружениями, в частности.

Ответные меры России должны быть направлены, прежде всего, на оснащение российской армии и флота перспективными комплексами и системами вооружения, позволяющими нейтрализовать потенциал системы ПРО США, а также обладающими повышенными возможностями по ее преодолению. Необходимо энергично развивать национальную систему противоракетной обороны, в особенности морского и воздушного базирования, способную перехватить первый массированный американский ракетно-ядерный и высокоточный неядерный удар на дальних подступах относительно территории нашей страны.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).