19.11.2015, 11:48
Американские неоконы и катарские исламисты объединились против России
Американские неоконы и катарские исламисты объединились против РоссииМеждународная военная политика
В среду президент Франции анонсировал формирование широкой коалиции с участием России и США для нанесения решающего удара по ИГИЛ. Это большая дипломатическая удача для всего мира, но нужно понимать, что пропагандисты пусть из разных стран, но из одного лагеря на протяжении последних дней пытались эту идею торпедировать. Для них враг – это Россия.

После саммита G20 в Анталье оптимистам стало казаться, что мир стоит на пороге создания новой антитеррористической коалиции. Как минимум такой, как после 11 сентября 2001 года, когда США получили от подавляющего большинства стран мира ощутимую поддержку и фактически карт-бланш на борьбу с террором. Как максимум речь могла бы идти об аналоге антигитлеровской коалиции, когда страны мира временно позабыли о противоречиях для того, чтобы справиться с угрозой всей цивилизации. Именно это сравнение использовал, в частности, Владимир Путин, выступая с трибуны Генассамблеи ООН.

Показательно, что в 1941 году вплоть до японской атаки на Перл-Харбор США сохраняли позицию наблюдателя, а второй фронт в Европе был открыт тогда, когда в поражении Гитлера уже не оставалось особых сомнений. Похоже, что и сейчас в США крайне сильно лобби, которое полагает, что теракты в Париже, Ливане и над Синаем не являются серьезным поводом для того, чтобы объединиться с Россией для противодействия ИГ.

Об этом свидетельствуют не только слова пресс-секретаря Пентагона Питера Кука, который заявил: «Мы не сотрудничаем с Россией, как вы знаете». В западных (и не только западных) СМИ начата мощная информационная атака на Россию и ее видение операции против ИГ. Приведем самые яркие примеры.

Вот The Wall Street Journal: «Завершение кровопролития в Сирии должно быть приоритетом для Америки, и ей, несомненно, потребуется помощь друзей и союзников. Но не России», – заявляют бывший президент радио «Свобода» Джеффри Гедмин и неокон, содиректор Центра по изучению вопросов безопасности при Американском институте предпринимательства Гэри Шмитт в статье «Опасайтесь российской «помощи» на Ближнем Востоке».

«Со времени вторжения в Грузию в 2008 году Путин постоянно нарушает предложенный Евросоюзом мирный план из шести пунктов. Не исполняет он и минское соглашение о перемирии на Украине, которое подписал в начале этого года. Ему просто нельзя доверять!» – восклицают они.

Напомним, что специальная комиссия ЕС фактически признала агрессором Михаила Саакашвили, а Украину неоднократно уличали в несоблюдении минских соглашений. Но неоконы на такие мелочи внимания не обращают.

«В России Путин создал полицейское государство, основа которого – клептократический государственный капитализм, злокачественный национализм и культ его собственной личности. В искусстве и образовании его Россия насаждает узкую ксенофобскую культуру, которая восхваляет грубую силу и не дает места под солнцем слабым, инакомыслящим и предпочитающим альтернативный стиль жизни. Он – современный фашист, ценности которого неизбежно вступят в конфликт с западными. Его видение будущего Сирии не совпадет с американским видением», – как мы видим, самый страшный, по их мнению, грех Путина Гедмин и Шмитт приберегли напоследок.

Довольно сложно поверить, что эти копролиты времен холодной войны и открытый к переговорам Дональд Трамп ассоциированы с одной и той же Республиканской партией, но это, увы, факт.

«Как победить ИГ? Сперва разберитесь с Асадом», – призывает в свою очередь Эмиль Хокайем, старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований, расположенного в Лондоне. Его статья опубликована в The New York Times.

«Власти стран Запада должны признать правительство Башара Асада частью проблемы, потому что его жестокость и сектантство вызывают пополнение рядов ИГ», – отмечает Хокайем, имеющий, как говорится в статье, ливанские и французские корни. Было бы интересно услышать от него, как сектантство Асада привлекает тех многочисленных иностранцев, которые прибывают в ИГ со всего мира, включая Европу и Россию.

Таким образом, ни потоки беженцев, ни теракты не способны переубедить этих «аналитиков» в полном провале стратегии, к которой они склонили западноевропейских политиков. «Окончательно уничтожим последний светский режим на Ближнем Востоке и победим исламистов», – вот что они говорят на самом деле. Человека, который заявит «сожжем все посевы и победим голод» вряд ли кто-то будет воспринимать всерьез. А «аналитиков», подобных Хокайему, во Франции, Британии и США по несколько десятков на каждый исследовательский центр.

«Во время русско-турецкой войны 1768–1774 годов российский флот под руководством графа Алексея Григорьевича Орлова атаковал сирийское побережье и даже ненадолго оккупировал Бейрут. Целью России было поддержать местного правителя Захира аль-Умара в его восстании против Османской империи», – демонстрирует эрудицию Люк Коффи, аналитик центра имени Маргарет Тэтчер при вашингтонском консервативном фонде «Наследие». Его текст опубликован на сайте катарского пропагандистского телеканала «Аль-Джазира».

«Теперь, через 240 лет, Россия возвращается в регион», – так, разом, ради красивого оборота перечеркивает он историю российско-сирийского сотрудничества в XX веке. Вроде бы существование советской военной базы в Тартусе с 1971 года для него не является секретом, о чем он дальше и пишет. Но статья в принципе не отличается последовательностью.

После экскурса в историю он называет Россию азиатской, а не европейской державой, единственный шанс которой стать сверхдержавой – это добиться влияния на Ближнем Востоке. Заявив о столь глобальном видении, автор сразу же переходит к основному тезису своей статьи, мол, главная цель Москвы – это удержать у власти Асада, победа над ИГ вторична. Этот тезис он повторяет несколько раз и на разные лады.

Как-то странно для сверхдержавы проводить мощнейшую за последние десятилетия военную операцию для локальной цели – персональной поддержки отдельно взятого лидера государства, но почему-то вашингтонского аналитика это не смущает. Завершает Коффи свою статью образно: «У Запада и России общие интересы в Сирии, но совпадают они так же, как у клиента и грабителя, которые пришли в банк за одним и тем же».

Называть страну, которая проводит военную операцию по официальной просьбе законных властей, «грабителем» – что ж, спасибо, господин Коффи, ваш уровень экспертизы нам понятен.

Резюмируем. Республиканские неоконы, сирийские мигранты и катарские исламисты слились в едином порыве для того, чтобы не допустить союза Запада и России в борьбе с террором. И если прямой интерес катарских властей тут очевиден и понятен, то русофобия неоконов, с одной стороны, может даже заслуживать некоторого уважения – люди десятилетиями не меняют собственных взглядов, и ничто, включая 11 сентября 2001 года, не смогло сдвинуть их с убеждения, что именно Россия является главной угрозой для человечества.

С другой стороны, возникает очевидный вопрос: что еще должны сделать террористы, чтобы этим людям перестали предоставлять площадку в СМИ для пропаганды своих самоубийственных для всей западной цивилизации взглядов?

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.