20.12.2014, 22:41
Американо-афганский трафик
Американо-афганский трафикМеждународная военная политика
Эксперты называют миссию США провальной. А может, так было и задумано?

В начале 2015 года в Афганистане должно остаться 9,8 тыс. американских военнослужащих, а еще через год – чуть больше четырех тысяч. «Аль-Кайда» понесла тяжелые потери и была серьезно ослаблена, а Усама бен Ладен – уничтожен, - сказал по этому поводу Барак Обама. - Америка положила конец темной тирании экстремизма, и помогла афганцам начать строить нормальную жизнь». Он пообещал, что США сделают всё, чтобы Афганистан стал «процветающим государством».

Между тем, Управление ООН по борьбе с наркотиками и преступностью (UNODC) констатирует, что производство опия в Афганистане резко выросло. В этой связи Жан-Люк Лемайе, влиятельный чиновник UNODC, комментируя положение дел в этой стране, завил, что «международное сообщество в борьбе с наркотиками потерпело тут неудачу». По некоторым оценкам, за время присутствия американского военного контингента афганский опийный наркобизнес увеличился в 40 раз, что коррелирует с угрожающим ростом наркомании в РФ. Так, смертность среди российских детей, ставших наркозависимыми, за последние десять годы повысилась в 42 раза. В целом, по словам директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктора Иванова, в Россию ввозят героина в объеме 100 миллионов разовых доз, что является причиной смертей почти ста тысяч человек ежегодно.

«Трафик афганского героина через Центральную Азию – прямая угроза безопасности России, куда ежегодно попадает 75-80 тонн смертоносного зелья, от которого ежегодно гибнут десятки тысяч россиян, - говорит профессор Центра постсоветских исследований, ведущий научный сотрудник МГИМО Ксения Боришполец. - Как правило, это молодые люди, которые могли бы жить полноценной жизнью, принести пользу своим родным, пользу стране. Но есть и косвенные жертвы, которых тоже много. Те, кто пострадали от рук наркоманов, идущих на преступление ради дозы. Это серьезнейший вызов нашей безопасности, но в последнее время в СМИ и со стороны ответственных чиновников эта тема практически не освещается. Такое впечатление, что об афганском героине помнят только на таможне».

— Были ли успехи в борьбе с афганским наркотрафиком? Есть ли у нас положительный опыт в этом деле?

- Как ни странно, это период 70-80-х годов. Правда, в то время афганских наркотиков было несравненно меньше, а наши власти стремились держать южную границу на замке. Теперь же это фактически открытое пространство. А вот граница Ирана с Афганистаном очень плотно перекрыта, поскольку Тегеран полностью осознает смертельную опасность. В итоге основной поток наркокурьеров идет в Россию через страны Центральной Азии, входящие в состав СНГ.

— Вроде бы американцы шли в Афганистан, чтобы решить, в том числе, и эту проблему.

- Так-то это так. Правда, на словах. В реальности наркопотоки стали частью большой международной политики, и даже тайным инструментом подрывных операций ЦРУ против России и стран Центральной Азии. Давайте, вспомним: в первые годы после начала операции «Несокрушимая свобода» считалось, что силы НАТО нацелены на ликвидацию или хотя бы на уменьшение наркотрафика. Казалось, что еще немного, и усилия иностранного оккупационного корпуса, подкрепленные вливаниями более 7 млрд. долл. на развитие альтернативных сельскохозяйственных культур, вот- вот дадут результат. Затем пошли оправдания. Мол, нельзя ухудшать отношения с афганскими крестьянами, дабы не ширить партизанскую борьбу. Настораживало и то, что руководство НАТО с завидным постоянством отказывалось от всех предложений ОДКБ по налаживанию контрнаркотического сотрудничества. Сегодня стало абсолютно ясно, что в таком сотрудничестве западная сторона была не заинтересована по принципиальным соображениям.

— Какие программы предлагали американцы?

- Американские программы сотрудничества в сфере борьбы с наркотиками имеются, но продвигаются они в двустороннем формате с центральноазиатскими странами, без участия России, и реализуются по аналогии своего опыта взаимодействия с Мексикой. К сожалению, результаты этого сотрудничества абсолютно не соответствуют заявленным целям. Та же Мексика осталась страной, где теневая деятельность наркокартелей продолжает играть важную роль в центре и на местах. Но при этом в государственный аппарат страны введено значительное число кадров, являющихся американской номенклатурой, или пользующихся доверием США. Наркотики по-прежнему убивают латиноамериканцев. Зато власть Мексики уже самым тесным образом, в том числе, и на персональном уровне, связана с США. Как видите, в чистом виде это имперская практика. Что-то похожее может состояться и в Центральной Азии, правда, в очень ухудшенном варианте.

— Куда же хуже?

- Будет хуже, потому что уничтожается национальная государственность этих государств. Попытки наркокартелей диктовать свои условия правительствам, «разборки» наркомафии в приграничных территориях и анклавах, союз с радикальными исламистами – это очень и очень реальная перспектива. Градус социально-политической напряженности на этом фоне повысится. А дальше – либо бесконечные гражданские конфликты, либо внешнее управление, которое тоже не обязательно принесет мир. Образно говоря, стекла в доме будут выбиты, а кто их вставит на место, непонятно.

Сегодня складываются вполне реальные риски прихода представителей наркокартелей во власть. Эти чиновники будут лоббировать конкретные интересы своих хозяев, тормозить позитивные инициативы, направленные на защиту государственности своих стран. И, разумеется, будут утверждать, что единственная надежда – это заступничество США, с которыми нельзя ссориться. Вот такой направляемый беспорядок (еще не хаос, но уже абсолютная нестабильность) пройдет волнами по всей Центральной Азии, начнет выплескиваться на пространство ЕАЭС и России.

— Как это выглядит с точки зрения криминальных доходов?

- Доходы криминальных группировок региона от торговли героином оцениваются примерно в $1,4 млрд., что равняется почти трети ВВП Таджикистана и Киргизии, около 5% ВВП Узбекистана или 1% ВВП Казахстана. Данные по Туркмении отсутствуют, но по сообщениям, натиск на туркменско-афганскую границу постоянно усиливается. Очевидно, что сейчас экономики Таджикистана и Киргизии находятся в наиболее уязвимом положении, но это еще «цветочки». Именно поэтому имеющие тенденции не могут не вызывать тревоги. Если так пойдет, то рядом с Россией появятся, как минимум, еще два Афганистана, к тому же входящие в СНГ. У авторитетных экспертов от этих мыслей мурашки бегут по коже.

— А что сейчас происходит в нашем центральноазиатском подбрюшье?

- ОПГ расширяют старые и «пробивают» новые наркокоридоры, в частности, пытаются оформить бесперебойное поступление перкурсоров (реагентов для производства героина) из Китая на территорию Афганистана. Плюс к этому пытаются подключить к уже имеющим маршрутам новые районы Туркмении, а также «мобилизовать» ресурсы на таджикских и киргизских территориях. Одновременно увеличиваются риски для Казахстана и Узбекистана.

В этих центрально-азиатских странах имеется своя «архитектура» наркобизнеса. В одних случаях более развито его низовое звено, активнее мелкие дилеры, в других – бизнес более концентрирован. Однако за последние три–пять лет шло повсеместное укрепление структур, которые можно условно обозначить как «среднее звено». Это означает, что мафиозные группировки усиливают возможности по замещению потерь, полученных в ходе антинаркотических операций. Нельзя также не отметить тревожный для нас факт, что наркокартели активно развивают свои трансграничные возможности. Причем, с инфраструктурой, логистикой и технической оснащенностью. В целом наркобизнес качественно «вырос», хотя и не спешит отделять свои капиталы от основной сырьевой базы.

— И как ведет себя руководство этих стран?

- Часто как страусы, которые спрятали головы в песок. Представители центрально-азиатских государств регулярно подчеркивает, что через их территорию афганские наркотики просто «проходят транзитом», а их законопослушные граждане избегают зелья и ведут здоровый образ жизни. Мол, во всем виноваты иностранные злоумышленники. Однако ясно, что властям этих государств надо бороться не только с транзитом, сколько уже и с внутренними рынками сбыта наркотиков, в том числе и на уровне организации специальных лабораторий. А это требует изменений тактики и стратегии деятельности антинаркотических служб, которые хоть и пытаются обуздать наркобаронов, но, похоже, их силы не равны. Особенно опасна ситуация в районах вдоль маршрутов наркотрафиков и в тех районах, которые служат центрами хранения, расфасовки и перераспределения наркотиков. Здесь рост потребления обусловлен сравнительно низкой ценой и легкой доступностью. Фактически нужно вводить специальный режим борьбы с наркотиками.

— А в России?

- В России такого беспредела нет, но мы значительно отстаем от Европы в этом плане. Конечно, наши геополитические интересы в Центральной Азии накладывают свой отпечаток, но фактически открытая граница с Афганистаном – с лидером по производству героина – это нонсенс. Еще нельзя недооценивать неформальную работу с диаспорами из центрально-азиатских стран, так как они зачастую в курсе происходящего. В той же Америке действует неписаное правило «мы вам даем условия для бизнеса, вы – сдавайте нам наркокурьеров». Причем, без компромиссов. И самое главное – резко негативная реакция общества на наркобизнес. Особенно актуально это сейчас, когда наблюдается снижение уровня жизни из-за неблагоприятных внешних факторов. Самое главное – центральные власти должны рассматривать наркотрафик и наркомафию, как тайное оружие недоброжелателей против России. Идет необъявленная война, в которой ежегодно гибнут десятки тысяч граждан.


Справка

По данным международных организаций, объемы произведенного афганского опиума оцениваются следующими цифрами:

185 тонн в 2001 году
2400 тонн в 2002 году
3600 тонн в 2003 году
4100 тонн в 2005 году
6100 тонн в 2006 году
8200 тонн в 2007 году
7700 тонн в 2008 году.
6900 тонн в 2009 году
3700 тонн в 2012 году
5500 тонн в 2013 году

В 2014 году площади земель под посевы опийного мака в Афганистане резко увеличились и составили 250 тысяч гектаров, что позволяет прогнозировать пик производства опиума на уровнях, превышающих рекордный 2007 год.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.