27.04.2017, 11:07
Американцы могут сбивать российские МБР на 150-й секунде полета
Американцы могут сбивать российские МБР на 150-й секунде полетаМеждународная военная политика
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников.

«Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР. 20 секунд — это обнаружение старта. 20 секунд — время доведения команд боевого управления. 45 секунд — время предстартовый подготовки противоракеты с учётом координат встречи. Таким образом, на 150-й секунде возможность поражения МБР уже реально имеется по временному балансу» — сказал Ягольников в ходе VI Московской конференции по международной безопасности MCIS-2017.

Со своей стороны, первый замначальника Главного оперативного штаба ВС РФ генерал-лейтенант Виктор Познихир сообщил, что ввод системы ПРО на северо-востоке США позволит перехватывать все направленные на Штаты российские и китайские баллистические ракеты.

Причем, по итогам компьютерного моделирования учеными Минобороны РФ установлено, что американская ПРО нацелена именно на Россию и Китай.

«Российские представители неоднократно на различных уровнях обращали внимание американской стороны на опасность, которую представляет глобальная система ПРО для стратегического баланса сил в мире. Аргументы не воспринимаются, очевидные факты игнорируются. США заявляют о ненаправленности противоракетной системы против России и Китая. Однако… результаты компьютерного моделирования свидетельствуют об обратном», — подчеркнул Виктор Познихир.

Напомним: по данным российского военного ведомства, за последние 15 лет США потратили на противоракетную оборону $ 130 млрд. В результате, сейчас огневые средства ПРО США включают около 30 противоракет GBI (Ground-Based Interceptor — «перехватчик наземного базирования»), 130 противоракет Standard Missile 3 (SM-3), 150 противоракет комплексов THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), развернутых на территории США, в составе Европейского и Азиатско-Тихоокеанского региональных сегментов ПРО. Плюс определенное число противоракет развернуто на кораблях союзников США.

В ближайшие пять лет Вашингтон планирует выделить на ПРО еще около $ 55 млрд. В результате к 2022 году американских противоракет будет больше, чем боевых блоков, развернутых на межконтинентальных баллистических ракетах России.

«Такое количество огневых средств ПРО представляет серьезную угрозу для российского потенциала сдерживания, особенно с учетом постоянно ведущихся работ по модернизации огневых комплексов ПРО», — предупреждал ранее Познихир.

Насколько велика угроза со стороны ПРО США, могут ли американцы блокировать наш удар возмездия?

— Параметры, которые озвучили Ягольников и Познихир, абсолютно реальные, и соответствуют характеристикам ПРО США, — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Напомню, что космическая группировка SBIRS (Space-Based Infrared System) — американская комплексная система раннего обнаружения пусков баллистических ракет — включает 24 низкоорбитальных спутника с инфракрасными датчиками, плюс несколько спутников на высоких орбитах, которые получают информацию с низкоорбитальных и рассчитывают параметры траектории МБР.

Соответственно, огневой компонент ПРО, размещенный на материковой части США, — в основном, в Калифорнии, — действительно может сбивать российские и китайские МБР.

Вопрос, однако, в другом: а зачем нашим РВСН и подводным ракетным крейсерам стратегического назначения стрелять по траекториям, которые позволяют обнаруживать и сбивать МБР на активном участке?!

— Получается, мы можем просто отказаться от пусков МБР в этом секторе?

— Естественно. Есть еще момент. Когда я смотрю на места дислокации армий и дивизий наших РВСН, я сильно сомневаюсь, что против большинства из них смогут работать противоракеты США, даже если эти противоракеты размещены на кораблях с системой Aegis.

Словом, потенциальную опасность ПРО США представляет. Но, разумеется, при планировании российские Вооруженные силы эту опасность учитывают — и районы наземного базирования американской ПРО, и трассы кораблей с системой Aegis.

— Насколько все-таки эффективна американская ПРО?

— В нынешней конфигурации и в обозримой перспективе, как считают сами американцы, ПРО США сможет сбивать порядка 10% боевых частей МБР. Подчеркну: это цифра из американских источников.

Причем, надо понимать: все это — расчетные данные. Как показывает практика испытаний систем ПРО — как в России, так и в США, — даже в идеальных условиях полигона расчетные данные сильно корректируются в меньшую сторону.

Более того: все сказанное относится к работе систем ПРО по неманеврирующим боевым блокам. Только в этом случае можно заранее рассчитать баллистическую траекторию — как раз по данным спутников, которые измеряют полет МБР в нескольких точках, и по ним прогнозируют баллистическую траекторию с высокой точностью.

Но как только боевой блок начинает маневрировать — по высоте, по азимуту — все эти расчеты, прошу прощения, сливаются в унитаз.

— А на восходящем участке МБР может маневрировать?

— Нет, пока не может. Но можно взять циркуль и глобус, на котором изображена Российская Федерация, и измерить: откуда можно поразить на восходящей траектории российские МБР, которые развернуты, скажем, в Красноярском крае. И мы сразу поймем: таких огневых средств у США просто нет.

Дело в том, что противоракета — не МБР, она имеет определенный радиус действия. Для примера: российская суперсистема С-400 сбивает аэродинамические воздушные цели на дистанции до 400 км. Так вот, противоракета работает, в среднем, на дистанции всего 50−60 км.

Кроме того, надо понимать: противоракета, которая работает по боевому блоку МБР, должна иметь энергетику, позволяющую перехватывать цели, двигающиеся со скоростью 7−8 км/сек. А поскольку чудес в физике не бывает, противоракете для этого нужно иметь соответствующие размеры.

А теперь посмотрим на американскую противоракету GBI наземного базирования. Ее длина составляет внушительные 16,8 метра, вес в снаряженном состоянии — 12,7 тонны. Но даже у такой ракеты граница перехвата МБР — всего 120−150 км.

— Почему, несмотря на низкую эффективность ПРО США, российское военное руководство рассматривает ее как серьезную угрозу?

— Прежде всего, часть американских противоракет все-таки поразит цели. Но главное — Россию волнует отсутствие каких-либо ограничений по системам ПРО. Эти системы, между тем, потихоньку развиваются, а их возможности растут.

Раз так, у политиков за океаном может возникнуть ложное впечатление, что такие системы смогут реально купировать ответный ядерный удар по США. Скажу сразу: это не так, и я не верю, что такая задача когда-либо будет реализована. Но впечатление у политиков в США, повторюсь, возникнуть может. Тем более, как мы видим, в Америке на пост президента-верховного главнокомандующего (который, замечу, может применить военную силу без согласия Конгресса) избирают достаточно странных политиков. Российское руководство именно это волнует больше всего.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).