14.02.2015, 01:16
Америка под прицелом
Америка под прицеломМеждународная военная политика
Что привезет Сергей Шойгу из Каракаса, Манагуа и Гаваны?

Трехдневный визит в Латинскую Америку — в Венесуэлу, Никарагуа и на Кубу — самое дальнее на данный момент путешествие Сергея Шойгу в качестве главы военного ведомства. Подобный вояж на фоне гражданской войны на Украине, идущей в непосредственной близости от границ России, свидетельствует о важности этих стран для отечественной военной стратегии. Каковы были цели поездки министра обороны России?


Почему эти страны?

Венесуэла, Никарагуа и Куба — традиционные партнеры России в регионе. История отношений с Венесуэлой самая короткая, однако весьма насыщенная. С 2001-го по 2013 год объем поставок российских вооружений в эту страну превысил 11 миллиардов долларов при общем военном товарообороте с Латинской Америкой в 14,5 миллиардов. Несмотря на непростую экономическую ситуацию, сотрудничество продолжается, но сегодня и Венесуэла, и Никарагуа, и Куба интересуют Москву не столько в качестве покупателя, сколько в качестве продавца.

Товар, который они могут предложить России, называется «политическое присутствие», и, судя по всему, этот товар важен настолько, что Москва готова нести соответствующие расходы, сама находясь в очень непростой политической ситуации.

Информации о каких-либо новых долгосрочных соглашениях с Венесуэлой не поступало — еще в самом начале визита было объявлено, что они и не планировались, но в ближайшие месяцы стоит ждать совместных учений ВС РФ и Венесуэлы, а также очередного дружественного визита российских военных кораблей в эту страну.

Соответствующее соглашение, однако, было подписано с Никарагуа. Теперь российские корабли смогут посещать два крупнейших порта этой страны — тихоокеанский Коринто и расположенный на восточном побережье Блуфилдс — в уведомительном порядке.


Это PR-акция или что-то более реальное?

Интерес России к региону вполне понятен как с политической, так и с экономической точки зрения. Расширение присутствия России, в первую очередь за счет практического сотрудничества со странами региона, позволит влиять на происходящие там процессы и сохранить это влияние в том числе и в случае смены власти, что вполне возможно в обозримом будущем в Венесуэле и на Кубе. Речь при этом должна идти о долгосрочных юридических соглашениях, которые не будут зависеть от личных предпочтений нового руководства.

Политическая цель — укрепление позиций России в регионе, критически важном для национальной безопасности США. Дело не в желании «насолить сопернику», а в практических мерах на случай дальнейшего ухудшения отношений Москвы и Вашингтона. Исторически считая регион своим задним двором, США могут оказаться перед необходимостью выстраивать развитую дорогостоящую систему обороны южных границ в ответ на возможное появление в водах Карибского моря и Мексиканского залива, например, российских подлодок с крылатыми ракетами на борту и боевых самолетов в воздушном пространстве региона. 

С экономической точки зрения Москву может интересовать участие в грандиозном проекте строительства Никарагуанского канала, в рамках которого в конце 2014 года начались подготовительные работы. Основные исполнители контракта стоимостью в сорок миллиардов долларов — китайские компании, однако сообщалось, что Россия примет участие в создании инфраструктуры для канала. Одним из первых объектов этой инфраструктуры ряд экспертов полагает построенный в Никарагуа российскими специалистами топографический центр, укомплектованный российским же оборудованием. Кроме того, Россия может взять на себя функцию охраны строительства канала и воздушного пространства над ним. Никарагуанский канал сможет пропускать из Атлантики в Тихий океан и обратно суда вдвое большей грузоподъемности, чем Панамский. 


Не стоит приуменьшать и PR-эффект от этих шагов. Активное продвижение собственных интересов, подкрепленное реальными предложениями сотрудничества, всегда способствовало улучшению имиджа, да и перспектива дополнительных заработков весьма кстати.


Стоит ли ждать возвращения на Кубу?

Летом 2014 года СМИ сообщили о достижении договоренности между РФ и Кубой о возобновлении российского присутствия в разведывательном центре Лурдес, оставленном российскими военными в 2001 году из-за нехватки средств и желания руководства страны улучшить отношения с США. Владимир Путин, в 2001 году одобривший решение об уходе из Лурдеса, в 2014-м открестился от желания туда вернуться, сообщив, что Россия обойдется и без этого.

«Мы способны решать задачи обороноспособности без этого компонента, здесь нет ничего необычного», — заявил российский лидер. Сложно сказать, были ли эти слова своего рода маскировкой, но в любом случае судьба Лурдеса прояснится уже сегодня-завтра, в ходе визита Сергея Шойгу в Гавану. А наиболее интересным с точки зрения потребностей вооруженных сил может быть подписание с Кубой такого же соглашения, как и с Никарагуа — об упрощении порядка заходов российских кораблей и, возможно, приема российских военных самолетов на «острове Свободы».

Вероятность подписания такого соглашения весьма высока. Оправдаются ли эти ожидания, узнаем в ближайшие сутки.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.