14.02.2015, 01:16
Америка под прицелом
Америка под прицеломМеждународная военная политика
Что привезет Сергей Шойгу из Каракаса, Манагуа и Гаваны?

Трехдневный визит в Латинскую Америку — в Венесуэлу, Никарагуа и на Кубу — самое дальнее на данный момент путешествие Сергея Шойгу в качестве главы военного ведомства. Подобный вояж на фоне гражданской войны на Украине, идущей в непосредственной близости от границ России, свидетельствует о важности этих стран для отечественной военной стратегии. Каковы были цели поездки министра обороны России?


Почему эти страны?

Венесуэла, Никарагуа и Куба — традиционные партнеры России в регионе. История отношений с Венесуэлой самая короткая, однако весьма насыщенная. С 2001-го по 2013 год объем поставок российских вооружений в эту страну превысил 11 миллиардов долларов при общем военном товарообороте с Латинской Америкой в 14,5 миллиардов. Несмотря на непростую экономическую ситуацию, сотрудничество продолжается, но сегодня и Венесуэла, и Никарагуа, и Куба интересуют Москву не столько в качестве покупателя, сколько в качестве продавца.

Товар, который они могут предложить России, называется «политическое присутствие», и, судя по всему, этот товар важен настолько, что Москва готова нести соответствующие расходы, сама находясь в очень непростой политической ситуации.

Информации о каких-либо новых долгосрочных соглашениях с Венесуэлой не поступало — еще в самом начале визита было объявлено, что они и не планировались, но в ближайшие месяцы стоит ждать совместных учений ВС РФ и Венесуэлы, а также очередного дружественного визита российских военных кораблей в эту страну.

Соответствующее соглашение, однако, было подписано с Никарагуа. Теперь российские корабли смогут посещать два крупнейших порта этой страны — тихоокеанский Коринто и расположенный на восточном побережье Блуфилдс — в уведомительном порядке.


Это PR-акция или что-то более реальное?

Интерес России к региону вполне понятен как с политической, так и с экономической точки зрения. Расширение присутствия России, в первую очередь за счет практического сотрудничества со странами региона, позволит влиять на происходящие там процессы и сохранить это влияние в том числе и в случае смены власти, что вполне возможно в обозримом будущем в Венесуэле и на Кубе. Речь при этом должна идти о долгосрочных юридических соглашениях, которые не будут зависеть от личных предпочтений нового руководства.

Политическая цель — укрепление позиций России в регионе, критически важном для национальной безопасности США. Дело не в желании «насолить сопернику», а в практических мерах на случай дальнейшего ухудшения отношений Москвы и Вашингтона. Исторически считая регион своим задним двором, США могут оказаться перед необходимостью выстраивать развитую дорогостоящую систему обороны южных границ в ответ на возможное появление в водах Карибского моря и Мексиканского залива, например, российских подлодок с крылатыми ракетами на борту и боевых самолетов в воздушном пространстве региона. 

С экономической точки зрения Москву может интересовать участие в грандиозном проекте строительства Никарагуанского канала, в рамках которого в конце 2014 года начались подготовительные работы. Основные исполнители контракта стоимостью в сорок миллиардов долларов — китайские компании, однако сообщалось, что Россия примет участие в создании инфраструктуры для канала. Одним из первых объектов этой инфраструктуры ряд экспертов полагает построенный в Никарагуа российскими специалистами топографический центр, укомплектованный российским же оборудованием. Кроме того, Россия может взять на себя функцию охраны строительства канала и воздушного пространства над ним. Никарагуанский канал сможет пропускать из Атлантики в Тихий океан и обратно суда вдвое большей грузоподъемности, чем Панамский. 


Не стоит приуменьшать и PR-эффект от этих шагов. Активное продвижение собственных интересов, подкрепленное реальными предложениями сотрудничества, всегда способствовало улучшению имиджа, да и перспектива дополнительных заработков весьма кстати.


Стоит ли ждать возвращения на Кубу?

Летом 2014 года СМИ сообщили о достижении договоренности между РФ и Кубой о возобновлении российского присутствия в разведывательном центре Лурдес, оставленном российскими военными в 2001 году из-за нехватки средств и желания руководства страны улучшить отношения с США. Владимир Путин, в 2001 году одобривший решение об уходе из Лурдеса, в 2014-м открестился от желания туда вернуться, сообщив, что Россия обойдется и без этого.

«Мы способны решать задачи обороноспособности без этого компонента, здесь нет ничего необычного», — заявил российский лидер. Сложно сказать, были ли эти слова своего рода маскировкой, но в любом случае судьба Лурдеса прояснится уже сегодня-завтра, в ходе визита Сергея Шойгу в Гавану. А наиболее интересным с точки зрения потребностей вооруженных сил может быть подписание с Кубой такого же соглашения, как и с Никарагуа — об упрощении порядка заходов российских кораблей и, возможно, приема российских военных самолетов на «острове Свободы».

Вероятность подписания такого соглашения весьма высока. Оправдаются ли эти ожидания, узнаем в ближайшие сутки.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).