06.10.2014, 16:24
Альянс создает ударные группировки вблизи границ РФ
Альянс создает ударные группировки вблизи границ РФМеждународная военная политика
НАТО разместит передовую группу Сил быстрого реагирования в Польше. Такой вывод можно сделать из жесткого заявления нового генсека альянса Йенса Столтенберга, которое он сделал в понедельник, 6 октября, в Варшаве.

«В следующем году на встрече министров мы будем принимать решения относительно Сил быстрого реагирования, но даже прежде чем они будут созданы, НАТО и так имеет сильную армию. Мы можем разместить ее, где только захотим», – сказал Столтенберг.

Обращает на себя внимание, что свой первый зарубежный визит в качестве главы альянса Йенс Столтенберг совершил именно в Польшу. Напомним: на фоне украинского кризиса альянс объявил о намерении создать высокомобильную группу Сил реагирования. Однако на своем последнем саммите месяц назад в НАТО отказались от предложений восточноевропейских стран, в том числе Польши, разместить эти силы на постоянной основе. Отчасти причиной отказа стало нежелание нарушать договоренности между Россией и НАТО от 1997 года об отказе от размещения на Востоке постоянных сил.

И вот дело приняло новый оборот – альянс решил действовать без оглядки на прежние соглашения с РФ.

Для нас это малоприятная новость. От Калининграда до польской границы – всего 35 километров. Если на таком мизерном расстоянии от нашей территории будут дислоцироваться ударные силы НАТО, нам придется реагировать на эту новую угрозу.

Что на деле стоит за словами Столтенберга, и чем грозит России активизация альянса на европейском направлении?

– Заявление Столтенберга сигнализирует, что мы идем к пересмотру основополагающего акта Россия-НАТО, – уверен доцент факультета мировой политики МГУ Алексей Фененко. – В 1997 году, в ответ на расширение альянса на Восток, мы с НАТО заключили крупную сделку: Североатлантический альянс не размещает ядерное оружие и крупные военные контингенты на территории новых членов НАТО, а РФ взамен «не имеет намерения угрожать странам-членам альянса».

Другими словами, в 1997-м мы считали, что американские гарантии новым членам НАТО будут носить политический, а не военных характер.

Теперь ситуация изменилась. США используют украинский кризис для пересмотра акта Россия-НАТО, и намерены создать реальную военную инфраструктуру в Балтийско-Черноморском регионе. Об этом же, кстати, говорил президент США Барак Обама в Варшаве, 3 июня нынешнего года.

Тогда Обама, в рамках своего европейского турне посетивший Польшу, объявил об усилении присутствия НАТО в Европе – в ответ на присоединение Крыма Россией. Обама, в частности, предложил Конгрессу США выделить один миллиард долларов на усиленную подготовку и ротацию войск, дислоцированных в Европе, включая размещение дополнительных средств ВМС в Черном и Балтийском морях.

По сути, сейчас НАТО приступило к воплощению этого плана в жизнь, и активизирует деятельность между Балтикой и Черным морем.

— В чем конкретно заключается эта активизация?

– На Балтике мы видим попытки втянуть в альянс Швецию и Финляндию, или пересмотреть их нейтральный статус, а также попытки развертывание американской военной инфраструктуры в Эстонии и Польше.

Активизируется альянс и в Румынии. Судя по майским заявлениям вице-президента США Джо Байдена, Штаты выбрали именно Румынию в качестве основного противовеса военной инфраструктуре в Крыму, которая создается Россией. Думаю, именно в Румынии США будут пытаться разместить самые крупные новые военные базы.

Должен заметить, нынешняя ситуация с размещением военных баз в Европе в корне отличается от ситуации Холодной войны. Впервые такие базы будут размещаться в спорном пространстве, не поделенном на сферы влияния.

У России на этом пространстве имеются следующие проблемные узлы: конфликт в Приднестровье и перипетии, с ним связанные; неустойчивая внутриполитическая ситуация на Украине, с перспективой обострения в Харькове, Одессе и Запорожье; Прибалтика, с ее этно-политическими проблемами; Грузия, где по-прежнему остаются непогашенными проблемы непризнанных государств (РФ признала Абхазию и Южную Осетию, а Грузия и страны-члены НАТО – нет).

— Военная инфраструктура альянса в Восточной Европе – для нас серьезная угроза?

– Если сравнивать ее с угрозой войны масштаба Великой Отечественной – она невелика. Но угроза возникновения локальных войн с появлением такой инфраструктуры – весьма значительна.

Имеются четыре сценария возникновения таких конфликтов.

Представьте, что НАТО удалось разместить крупную военную инфраструктуру в Эстонии, и вовлечь Финляндию во взаимодействие с альянсом, или даже сделать ее членом НАТО. Для нас такая комбинация означает полное перекрытие акватории Финского залива, и прерывание морского сообщения с Калининградской областью.

Второй сценарий – румынский. Размещение в Румынии американской военной инфраструктуры будет подталкивать Кишинев к проведению наступательной внешней политики – к «зачистке» Приднестровья. Между тем, у России нет с Приднестровьем общей границы. В результате, Москва окажется в крайне сложной ситуации: как технически помочь своим миротворческим силам в Приднестровье, если Киев, со своей стороны, объявит блокаду Тирасполю?

Третий сценарий – польский. Базы НАТО в Польше – это ограниченное проецирование американской силы на территорию Украины, и опора для быстрой переброски войск альянса на украинскую территорию.

Наконец, четвертый сценарий – грузинский. Появление американских баз в Грузии может спровоцировать реваншистские силы в Тбилиси к попытке отыграться за поражение в Пятидневной войне 2008 года.

Реализация любого из этих сценариев будет означать возникновение локального конфликта с реальным вовлечением в него сил России и НАТО – на территории Грузии, Украины, в Приднестровье, либо на Балтийском море.

— Что делать России в этой ситуации?

– Думаю, Москва уже в начале 2015 года инициирует дипломатический торг с альянсом, и запустит процесс пересмотра договора Россия-НАТО. Суть этого торга – мирный раздел сфер влияния в Балтийско-Черноморском регионе, возможно, с пересмотром нынешних границ этих сфер. Другими словами, речь идет о проведении новой конференции по образцу Ялтинской 1945 года. Термин «Ялта II», кстати, первыми ввели американцы в 2011 году – тогда The New York Times в статье «Миф Ялты II», которая вышла во время визита Байдена в Москву, озвучила мысль, что вторая Ялта невозможна.

Сейчас, видимо, «Ялта-II» все же возможна. Но если договориться с альянсом не удастся, угроза перечисленных локальных конфликтов резко возрастет. Именно к этому, на мой взгляд, ведет новый генсек альянса.

– Сомнений, что Силы быстрого реагирования НАТО будут размещены именно в Польше, не было изначально, – отмечает военный эксперт, политолог Семен Багдасаров. – Назывался даже конкретный город – Щецин – где будет размещен штаб этих сил. Должен отметить, что Силы быстрого реагирования предназначены, по сути, для моментального вступления в бой, и включают в себя авиацию и военно-морские силы.

Получается, ударная группировка НАТО будет базироваться в непосредственной близости от наших границ – возле Калининградской области. Это, на мой взгляд, явная угроза территориальной целостности РФ.

— Что будет представлять собой группировка в Польше?

– Она будет небольшой – до 10 тысяч военнослужащих. Но не следует забывать, что такая группировка может быть развернута в любой момент, и нанести удар не только по Калининградской области.

Тут возможен следующий сценарий. Допустим, в российском регионе группа сепаратистов, при поддержке Запада, объявляет о референдуме, и его результаты говорят, что якобы какая-то часть населения поддержала решение о выходе из состава РФ. Эта группа объявляет, что нуждается в военной помощи со стороны Запада, и вполне вероятно, натовские Силы быстрого реагирования будут переброшены к сепаратистам, и такую помощь окажут.

— Как нам противостоять деятельности альянса?

– Помимо укрепления наших Вооруженных сил в Калининградской области и на границе с Прибалтикой, нужно быть готовыми к провокациям на границе с Украиной, там, где сейчас идет боевые действия. Напомню, недавно ФРГ заявила о том, что в одностороннем порядке отправляет на Украину 200 десантников – якобы для охраны миссий ОБСЕ.

Надо внимательно отслеживать ситуацию и на других направлениях. Скажем, в 320 километрах от российских погранвойск, которые охраняют армяно-турецкую границу, на территории иракского Курдистана, размещаются три базы НАТО – две военно-воздушные, под F-16, и одна – под ударные вертолеты «Апач». Подлетное время F-16 до нашей армейской группировки на территории Армении – всего 3-5 минут, подлетное время «Апач» – около часа.

По сути, сейчас к приграничным регионам вдоль границы РФ, где возможно, стягиваются ударные группировки стран-членов НАТО. Нам в такой обстановке остается только укреплять собственную армию, и проводить очень жесткую военную политику.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.