14.10.2014, 16:01
Абхазский ответ НАТО
Абхазский ответ НАТОМеждународная военная политика
В независимой республике появится объединенная с РФ группировка войск.

Россия и Абхазия будут создавать объединенную группировку войск «для отражения внешней агрессии (вооруженного нападения)». Это следует из статьи 5 проекта договора «О сотрудничестве и интеграции», который внесен в парламент республики.

Новый договор расширяет и дополняет подписанный в 2008 году «большой договор» между Москвой и Сухуми. В нем обозначены основные принципы, на которых будет строиться российско-абхазская группировка:

– в военное время командующий группировки назначается Россией;

– группировка проводит поэтапную унификацию стандартов военного управления, материально-технического обеспечения, денежного довольствия и социальных гарантий военнослужащих;

– унификацию и содержание группировки оплачивает Россия;

– единые стандарты должны быть достигнуты через три года.

Численность группировки, а главное, ее правовой статус по отношению к армиям обеих стран в договоре не прописан, и это открывает простор для разнообразных толкований, вплоть до радикального – объединения вооруженных сил под началом России.

Как заявил глава администрации президента Абхазии Астамур Тания, в течение ближайших двух недель ведомства и парламентарии республики дадут отзыв на законопроект, после чего будет создана рабочая группа для обсуждения договора с российской стороной.

Напомним: сегодня на территории республики дислоцировано около пяти тысяч российских военных – это вдвое больше, чем постоянная численность абхазских войск.

Что стоит за созданием объединенной группировки, и каким будет ее состав?

– Создание российско-абхазской группировки под единым командованием, с едиными уставными требованиями и структурой – совершенно оправданный шаг, – считает военный эксперт Виктор Мясников. – Не думаю, что она будет большой по численности. Ее мощь, на деле, определяется мощью всей российской армии, подразделения которой при необходимости будут мгновенно переброшены в регион. А это – десятки тысяч военнослужащих с бронетехникой и авиацией, плюс корабли российского флота.

Но возникает другой вопрос: как, когда дойдет до дела, отнесутся к формированию группировки сами абхазы? Они сейчас полные хозяева в своей армии, и занимают в ней командные посты. В случае вливания в единую структуру, абхазские военачальники могут оказаться в подчиненном положении. Между тем, нынешние вооруженные силы республики – скажем так, далеко не такие дисциплинированные, как российские войска.

— Что сейчас представляет собой грузинская армия, она способна на внешнюю агрессию?

– Грузия в последнее время не делала воинственных заявлений. Ее армия после августовской войны 2008 года потеряла практически всю боевую технику. Те вооруженные силы, которыми сейчас располагает Тбилиси, не идут в сравнение с прежними, довоенными.

Но главное, по итогам Пятидневной войны стало понятно, что воевать грузинские военнослужащие толком не умеют, да и не хотят. Поэтому, на мой взгляд, в ближайшее время со стороны Грузии не будет никаких поползновений в направлении Абхазии и Южной Осетии.

Во-первых, внимание Тбилиси сейчас сосредоточено на решении внутренних проблем. Во-вторых, США, которые подпитывали в свое время грузин деньгами и военными инструкторами, сильно охладели к Грузии. Об этом говорит и тот факт, что Штаты отказали экс-президенту Грузии Михаилу Саакашвили в рабочей визе.

Да, Тбилиси пытается вновь заинтересовать Вашингтон: предлагает разместить на своей территории лагеря для подготовки сирийских боевиков, а также американскую военную базу с элементами ПРО. Но Штаты реагируют на эти инициативы прохладно.

— Если Грузия на спаде, зачем понадобилась совместная группировка?

– Рассматривать нужно не текущие намерения Грузии, а ее потенциал. Определенный военный потенциал у Тбилиси имеется, и он может вырасти. Соответственно, России важно иметь в Абхазии потенциал для гарантированного отражения агрессии. Это лучший способ предотвратить попытку грузинского реванша.

– Грузия не отказалась от идеи вернуть «захваченную» Абхазию, – отмечает военный эксперт, политолог Семен Багдасаров. – Да, боеспособность Тбилиси вызывает вопросы. Но настораживает, что грузинская армия периодически принимает участие в совместных учениях с силами Турции и Азербайджана.

Нужно учитывать и другой момент. Сегодня раздаются угрозы в адрес России со стороны «Исламского государства» на Ближнем Востоке, в рядах которого, по разным данным, воюют около сотни выходцев из Панкисского ущелья. На днях полевой командир ИГ Тархан Батирашвили по кличке Омар аль-Шишани (Омар Чеченец) – самый известный панкисец в ИГ – заявил, что у него «тысячи последователей, их станет еще больше, и мы отомстим России».

Напомню, США внесли Батирашвили в список 11 самых разыскиваемых и опасных террористов, связанных с «Исламским государством». Несколько лет назад Омар Чеченец служил в грузинской армии, и даже воевал в 2008 году в Южной Осетии. Потом уволился из вооруженных сил Грузии, стал «солдатом удачи» на Ближнем Востоке, и создал одно из наиболее боеспособных подразделений террористов.

Недооценивать такие угрозы нельзя, поэтому решение о создании совместной группировки – своевременное и правильное.

Технически, на мой взгляд, группировка должна состоять из двух-трех бригад Вооруженных сил России и подразделения ВС Абхазии. Плюс две-три эскадрильи тактической авиации, эскадрилья вертолетов огневой поддержки и эскадрилья транспортных вертолетов. Думаю, таких сил более чем достаточно: в случае необходимости, в республику можно перебросить дополнительные войска из России. Кроме того, я не исключаю, что в порту Сухуми будут находиться два-три корабля ВМФ России.

По сути, абхазско-российская группировка необходима лишь для начала ведения боевых действий в случае нападения Грузии, а потом может быть развернута за счет ресурсов Южного военного округа.

– Абхазия нам, прежде всего, важна как береговая линия для оборудования базы Черноморского флота, – уверен доцент факультета мировой политики МГУ Алексей Фененко. – По сути, Абхазия будет дополнять Крым – с точки зрения наличия военно-морской авиации, боевой авиации среднего радиуса действия и противокорабельных систем. Кроме того, в республике, скорее всего, будут размещены российские силы быстрого реагирования, на случай попытки Грузии восстановить контроль над Абхазией.

Конечно, Грузия была существенно ослаблена Пятидневной войной. Фактически, эта война полностью ликвидировала всю подготовку, которую Тбилиси вел с 2002 года в рамках американо-грузинской военной программы «Оснасти и обучи». Грузинская армия и сейчас не вполне оправилась от этого удара.

Но российско-абхазская группировка – это, прежде всего, военно-политический шаг: ответ на Уэльский саммит НАТО. Напомню, на нем Североатлантический альянс заявил, что готов разместить свои силы быстрого реагирования в Балтийско-Черноморском регионе, – а Грузию альянс относит именно к этому региону. И это – не пустые слова. Еще 3 июня нынешнего года американский президент Барак Обама предложил Конгрессу выделить один миллиард долларов на усиленную подготовку и ротацию войск, дислоцированных в Европе, включая размещение дополнительных средств ВМС в Черном и Балтийском морях.

Естественно, Россия в такой ситуации не могла не ответить на решение Уэльского саммита. И теперь отвечает – созданием объединенной группировки в Абхазии…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.