26.06.2015, 17:51
А не послать ли эту ПАСЕ?
А не послать ли эту ПАСЕ?Международная военная политика
Страсбург в отношениях с Россией скатывается в инквизицию.

25 июня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла «Резолюцию о лицах, пропавших без вести в ходе военного конфликта на территории Украины». В ней парламентарии призвали все стороны конфликта делиться информацией о пропавших, создать контактную группу по этому вопросу, а Украине посоветовали создать специальный орган, который будет заниматься поиском и идентификацией.

Но в таком довольно заурядном политическом документе внимание привлекли более чем жесткие формулировки. Крым в резолюции назван оккупированной территорией, а Россия — страной-агрессором.

Интересно, что в первоначальной версии документ был оформлен более корректно. Но перед самым голосованием в него предложили поправки. В основном от украинских, грузинских и молдавских делегатов. ПАСЕ их в итоге приняла. Так «Крым» был заменен на «оккупированный Крым». А фраза «С начала конфликта на этой территории» превратилась в «С начала российской агрессии на этой территории». За поправку о «российской агрессии» проголосовали 48 депутатов, 7 выступили против, трое воздержались.

Глава Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, глава делегации РФ в ПАСЕ, в своем «Твиттере» назвал голосование «жалкой профанацией». По его словам, на момент принятия решения в зале не было и седьмой части его штатных обитателей. Пушков отметил, что некоторые решения организации в последнее время «вызывают оторопь» и выразил сомнения, что взаимодействие с руководством ассамблеи может быть конструктивным. ПАСЕ, по словам Пушкова, предлагают России «инквизицию, а не диалог».

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко также выразила сожаление по поводу резолюции ПАСЕ, которая, по словам спикера Совета Федерации, «пошла в русле русофобских настроений». Валентина Ивановна добавила, что считает сотрудничество с ПАСЕ возможным. Но только на равных, а не на дискриминационных условиях.

Напомним, что 28 января 2015 года Парламентская ассамблея Совета Европы приняла поправку о приостановке права России голосовать и быть представленной в руководящих органах ассамблеи. В ответ Москва заявила о приостановке своего участия в организации до конца года. 11 июня Алексей Пушков заявил, что российская делегация еще на год откажется от работы в ПАСЕ, если в январе 2016 года санкции против нее будут пролонгированы. При этом об окончательном выходе из ПАСЕ речи пока не идет.

Есть ли смысл оставаться в организации, которая не готова идти на конструктивный диалог с Москвой? Или России сосредоточиться на работе на других дипломатических площадках?

— Ничего нового не произошло, — говорит заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. — Совет Европы, и тем более Парламентская ассамблея, изначально выступали с осуждением российских действий в отношении Крыма и Севастополя, а также — дальнейшей политики РФ в украинском кризисе. ПАСЕ просто подтверждает эту свою позицию.

Но принимая подобного рода формулировки, ПАСЕ изначально отсекает возможность конструктивного диалога с Российской Федерацией и российским парламентом. Депутаты не могут выйти за рамки устоявшейся западной политической риторики, закрепленной в документах. Даже для того, чтобы вести конструктивное сотрудничество в контексте украинского урегулирования. Это серьезная проблема. Более того, политический климат все больше ухудшается.

Нужно рассматривать эту резолюцию в контексте текущих событий. Речь идет о ключевых моментах. В частности, об очередной встрече контактной группы в «нормандском» формате, о попытках стимулировать выполнение Минских соглашений. Прежде всего в том, что касается режима прекращения огня и разграничения конфликтующих сторон.

Кроме того, сейчас полным ходом идет подготовка к мероприятиям, связанным с процессом «Хельсинки плюс 40» (проект, приуроченный к 40-летию со дня принятия Хельсинского акта, ставшего основой современной системы безопасности в Европе, — прим. ред.). В начале июля пройдет парламентская сессия ОБСЕ по этому вопросу. Все делегации готовятся, планируют представить свои предложения. И не только по работе ОБСЕ, но и по тому, как в целом дальше жить в Европе.

Настораживающие шаги со стороны ПАСЕ накануне этого события дают крайне негативные сигналы российской стороне. Очень сложно будет искать платформу для выработки конструктивных решений.

Нужно ли нам вообще оставаться в ПАСЕ?

— Вопрос в том, в каком качестве мы можем участвовать в работе этой организации? Если в качестве национальной делегации, которая имеет существенное влияния на формирование повестки дня и принятие резолюций — это имеет смысл. Если же речь идет об участии для обмена взаимными неудовольствиями и обвинениями — вряд ли в этом есть толк. Сама ПАСЕ должна задуматься: есть ли у нее заинтересованность, чтобы российские парламентарии продолжали свою деятельность в этой организации?

На самом деле Россия уже потеряла ряд площадок взаимодействия с западными партнерами по парламентской линии. Например, Парламентская ассамблея НАТО после референдума в Крыму и принятия крымчанами решения о присоединении к России сразу прекратила отношения с российскими парламентариями. Это было мотивировано тем, что Государственная Дума утвердила соответствующее решение.

Возникает вопрос: если Совет Европы так уж критически настроен по поводу участия России, почему он использует двойные стандарты? Пусть так же, как Ассамблея Североатлантического альянса скажет, что считает российский парламент соучастником «агрессии» в Крыму и прекратят с ним все отношения. Но Совет Европы на это не идет.

Такая двойственная позиция создает ситуацию неопределенности. Непонятно, в каком качестве Россия может участвовать в ПАСЕ? В качестве партнера, что и подразумевалось изначально? Или в качестве мальчика для битья, на которого будут обрушиваться другие делегации в своих пламенных речах?

Очевидно, что Россия не заинтересована в прекращении диалога с Европой. Но этот диалог должен быть, как минимум, двусторонним и нацеленным на поиск конструктивных решений.

Директор Евразийского коммуникационного центра, политолог Алексей Пилько считает, что оставаться в ПАСЕ для России бессмысленно.

— Ни в ПАСЕ, ни в «Большой семерке» нам делать нечего. Мы не сможем эффективно отстаивать свои интересы в этих организациях. Для нас более интересен формат «Большой двадцатки», потому что это клуб стран, которые действительно обладают наибольшим влиянием в современном мире.

Что касается членства в ПАСЕ — это какой-то отечественный мазохизм. 70 процентов деятельности организации — антироссийские выпады и желание научить Россию, как себя вести. Нам необходимо не просто заморозить свое участие в ассамблее и прекратить платить членские взносы, а выйти из этой организации навсегда. И не иметь с ней больше никаких дел.

Нужно вспомнить, как мы вообще попали в эту организацию. В первой половине 90-х ПАСЕ влачила жалкое существование. Никто не помнил про наличие такой структуры. Но тогдашний российский политический истеблишмент очень хотел интегрироваться хоть в какую-то общеевропейскую организацию. В Европейский Союз нас не пускали. Единственным вариантом оставалась ПАСЕ. Вот мы и «интегрировались». И тем самым сами создали для ПАСЕ повестку дня.

Пусть после нашего выхода Ассамблея занимается другими своими членами. Мы же только несем огромные имиджевые потери от участия в этой организации.

— Но не получится ли, что изолируем сами себя?

— ПАСЕ и НАТО — это не те организации, через которые Россия может играть какую-то роль в Европе. К примеру, существует совет Россия-НАТО, к каждому заседанию которого все страны альянса приходят с консолидированной позицией. При этом никакого компромисса между сторонами достичь нельзя в принципе.

ПАСЕ — это вообще третьеразрядная площадка, которая не имеет никакого влияния в Европе

— На каких площадках стоит выстраивать отношения с Европой?

— Во-первых, нам нужно выстраивать двусторонний диалог с теми странами, которые активно пытаются с нами сотрудничать, несмотря на нынешнюю санкционную войну. Это Италия, Греция, Чехия, Венгрия. С их помощью нужно восстанавливать влияние России в Европе. От того, что мы будем подвергаться нападкам в ПАСЕ, наша позиция не станет прочнее.

Помимо ПАСЕ есть Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Это площадка гораздо более весомая, чем Парламентская ассамблея Совета Европы.

В конце концов, есть Организация Объединенных наций. Нам никто не мешает там общаться с европейскими странами.

Делать в ПАСЕ нам нечего. Чем быстрее разорвем отношения с этой сомнительной организацией — тем лучше.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин выступает за то, чтобы остаться в ПАСЕ из принципа.

— Такого рода резолюции ни к чему не приведут помимо дополнительного международного напряжения. ПАСЕ на то и ПАСЕ, чтобы дразнить Россию. Видимо, у нее такая карма. Выйти из этого модуля поведения Ассамблея просто не в состоянии.

Сложно представить, какой именно мотивацией руководствовались инициаторы скандальной резолюции. Но удивляться не стоит. ПАСЕ сегодня представляет институт, который обижен на Россию во всех смыслах. И является не площадкой, где достигается консенсус, а местом, где Россия шельмуется максимально активно.

Что касается того, оставаться нам в ПАСЕ или нет — решение в этом вопросе принимает руководство страны. Я бы остался только из чувства вредности. Работать нужно на как можно большем количестве площадок. Везде, где есть такая возможность.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.