26.06.2015, 17:51
А не послать ли эту ПАСЕ?
А не послать ли эту ПАСЕ?Международная военная политика
Страсбург в отношениях с Россией скатывается в инквизицию.

25 июня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла «Резолюцию о лицах, пропавших без вести в ходе военного конфликта на территории Украины». В ней парламентарии призвали все стороны конфликта делиться информацией о пропавших, создать контактную группу по этому вопросу, а Украине посоветовали создать специальный орган, который будет заниматься поиском и идентификацией.

Но в таком довольно заурядном политическом документе внимание привлекли более чем жесткие формулировки. Крым в резолюции назван оккупированной территорией, а Россия — страной-агрессором.

Интересно, что в первоначальной версии документ был оформлен более корректно. Но перед самым голосованием в него предложили поправки. В основном от украинских, грузинских и молдавских делегатов. ПАСЕ их в итоге приняла. Так «Крым» был заменен на «оккупированный Крым». А фраза «С начала конфликта на этой территории» превратилась в «С начала российской агрессии на этой территории». За поправку о «российской агрессии» проголосовали 48 депутатов, 7 выступили против, трое воздержались.

Глава Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, глава делегации РФ в ПАСЕ, в своем «Твиттере» назвал голосование «жалкой профанацией». По его словам, на момент принятия решения в зале не было и седьмой части его штатных обитателей. Пушков отметил, что некоторые решения организации в последнее время «вызывают оторопь» и выразил сомнения, что взаимодействие с руководством ассамблеи может быть конструктивным. ПАСЕ, по словам Пушкова, предлагают России «инквизицию, а не диалог».

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко также выразила сожаление по поводу резолюции ПАСЕ, которая, по словам спикера Совета Федерации, «пошла в русле русофобских настроений». Валентина Ивановна добавила, что считает сотрудничество с ПАСЕ возможным. Но только на равных, а не на дискриминационных условиях.

Напомним, что 28 января 2015 года Парламентская ассамблея Совета Европы приняла поправку о приостановке права России голосовать и быть представленной в руководящих органах ассамблеи. В ответ Москва заявила о приостановке своего участия в организации до конца года. 11 июня Алексей Пушков заявил, что российская делегация еще на год откажется от работы в ПАСЕ, если в январе 2016 года санкции против нее будут пролонгированы. При этом об окончательном выходе из ПАСЕ речи пока не идет.

Есть ли смысл оставаться в организации, которая не готова идти на конструктивный диалог с Москвой? Или России сосредоточиться на работе на других дипломатических площадках?

— Ничего нового не произошло, — говорит заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. — Совет Европы, и тем более Парламентская ассамблея, изначально выступали с осуждением российских действий в отношении Крыма и Севастополя, а также — дальнейшей политики РФ в украинском кризисе. ПАСЕ просто подтверждает эту свою позицию.

Но принимая подобного рода формулировки, ПАСЕ изначально отсекает возможность конструктивного диалога с Российской Федерацией и российским парламентом. Депутаты не могут выйти за рамки устоявшейся западной политической риторики, закрепленной в документах. Даже для того, чтобы вести конструктивное сотрудничество в контексте украинского урегулирования. Это серьезная проблема. Более того, политический климат все больше ухудшается.

Нужно рассматривать эту резолюцию в контексте текущих событий. Речь идет о ключевых моментах. В частности, об очередной встрече контактной группы в «нормандском» формате, о попытках стимулировать выполнение Минских соглашений. Прежде всего в том, что касается режима прекращения огня и разграничения конфликтующих сторон.

Кроме того, сейчас полным ходом идет подготовка к мероприятиям, связанным с процессом «Хельсинки плюс 40» (проект, приуроченный к 40-летию со дня принятия Хельсинского акта, ставшего основой современной системы безопасности в Европе, — прим. ред.). В начале июля пройдет парламентская сессия ОБСЕ по этому вопросу. Все делегации готовятся, планируют представить свои предложения. И не только по работе ОБСЕ, но и по тому, как в целом дальше жить в Европе.

Настораживающие шаги со стороны ПАСЕ накануне этого события дают крайне негативные сигналы российской стороне. Очень сложно будет искать платформу для выработки конструктивных решений.

Нужно ли нам вообще оставаться в ПАСЕ?

— Вопрос в том, в каком качестве мы можем участвовать в работе этой организации? Если в качестве национальной делегации, которая имеет существенное влияния на формирование повестки дня и принятие резолюций — это имеет смысл. Если же речь идет об участии для обмена взаимными неудовольствиями и обвинениями — вряд ли в этом есть толк. Сама ПАСЕ должна задуматься: есть ли у нее заинтересованность, чтобы российские парламентарии продолжали свою деятельность в этой организации?

На самом деле Россия уже потеряла ряд площадок взаимодействия с западными партнерами по парламентской линии. Например, Парламентская ассамблея НАТО после референдума в Крыму и принятия крымчанами решения о присоединении к России сразу прекратила отношения с российскими парламентариями. Это было мотивировано тем, что Государственная Дума утвердила соответствующее решение.

Возникает вопрос: если Совет Европы так уж критически настроен по поводу участия России, почему он использует двойные стандарты? Пусть так же, как Ассамблея Североатлантического альянса скажет, что считает российский парламент соучастником «агрессии» в Крыму и прекратят с ним все отношения. Но Совет Европы на это не идет.

Такая двойственная позиция создает ситуацию неопределенности. Непонятно, в каком качестве Россия может участвовать в ПАСЕ? В качестве партнера, что и подразумевалось изначально? Или в качестве мальчика для битья, на которого будут обрушиваться другие делегации в своих пламенных речах?

Очевидно, что Россия не заинтересована в прекращении диалога с Европой. Но этот диалог должен быть, как минимум, двусторонним и нацеленным на поиск конструктивных решений.

Директор Евразийского коммуникационного центра, политолог Алексей Пилько считает, что оставаться в ПАСЕ для России бессмысленно.

— Ни в ПАСЕ, ни в «Большой семерке» нам делать нечего. Мы не сможем эффективно отстаивать свои интересы в этих организациях. Для нас более интересен формат «Большой двадцатки», потому что это клуб стран, которые действительно обладают наибольшим влиянием в современном мире.

Что касается членства в ПАСЕ — это какой-то отечественный мазохизм. 70 процентов деятельности организации — антироссийские выпады и желание научить Россию, как себя вести. Нам необходимо не просто заморозить свое участие в ассамблее и прекратить платить членские взносы, а выйти из этой организации навсегда. И не иметь с ней больше никаких дел.

Нужно вспомнить, как мы вообще попали в эту организацию. В первой половине 90-х ПАСЕ влачила жалкое существование. Никто не помнил про наличие такой структуры. Но тогдашний российский политический истеблишмент очень хотел интегрироваться хоть в какую-то общеевропейскую организацию. В Европейский Союз нас не пускали. Единственным вариантом оставалась ПАСЕ. Вот мы и «интегрировались». И тем самым сами создали для ПАСЕ повестку дня.

Пусть после нашего выхода Ассамблея занимается другими своими членами. Мы же только несем огромные имиджевые потери от участия в этой организации.

— Но не получится ли, что изолируем сами себя?

— ПАСЕ и НАТО — это не те организации, через которые Россия может играть какую-то роль в Европе. К примеру, существует совет Россия-НАТО, к каждому заседанию которого все страны альянса приходят с консолидированной позицией. При этом никакого компромисса между сторонами достичь нельзя в принципе.

ПАСЕ — это вообще третьеразрядная площадка, которая не имеет никакого влияния в Европе

— На каких площадках стоит выстраивать отношения с Европой?

— Во-первых, нам нужно выстраивать двусторонний диалог с теми странами, которые активно пытаются с нами сотрудничать, несмотря на нынешнюю санкционную войну. Это Италия, Греция, Чехия, Венгрия. С их помощью нужно восстанавливать влияние России в Европе. От того, что мы будем подвергаться нападкам в ПАСЕ, наша позиция не станет прочнее.

Помимо ПАСЕ есть Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Это площадка гораздо более весомая, чем Парламентская ассамблея Совета Европы.

В конце концов, есть Организация Объединенных наций. Нам никто не мешает там общаться с европейскими странами.

Делать в ПАСЕ нам нечего. Чем быстрее разорвем отношения с этой сомнительной организацией — тем лучше.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин выступает за то, чтобы остаться в ПАСЕ из принципа.

— Такого рода резолюции ни к чему не приведут помимо дополнительного международного напряжения. ПАСЕ на то и ПАСЕ, чтобы дразнить Россию. Видимо, у нее такая карма. Выйти из этого модуля поведения Ассамблея просто не в состоянии.

Сложно представить, какой именно мотивацией руководствовались инициаторы скандальной резолюции. Но удивляться не стоит. ПАСЕ сегодня представляет институт, который обижен на Россию во всех смыслах. И является не площадкой, где достигается консенсус, а местом, где Россия шельмуется максимально активно.

Что касается того, оставаться нам в ПАСЕ или нет — решение в этом вопросе принимает руководство страны. Я бы остался только из чувства вредности. Работать нужно на как можно большем количестве площадок. Везде, где есть такая возможность.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?