30.09.2015, 09:43
8 000 штыков ИГ уже в Афгане
8 000 штыков ИГ уже в АфганеМеждународная военная политика
К 2016 году моджахеды могут взорвать ситуацию на границах с Россией.

Движение «Талибан» в Афганистане впервые за последние 14 лет одержало серьезнейшую победу. 28 сентября боевики захватили Кундуз — столицу одноименной провинции на севере страны, граничащей с Таджикистаном. По заявлению местных властей, бок о бок с боевиками «Талибан» воюют радикалы «Исламского государства».

Новый лидер «Талибан» мулла Ахтар Мансур заявил, что правительству Афганистана стоит признать поражение. Однако 29 сентября афганские силы безопасности при поддержке американских ВВС начали операцию по освобождению города. Пока им удалось отбить лишь здание тюрьмы и штаб-квартиру полиции.

Мы уже рассказывали о том, что после того, как этим летом была подтверждена смерть основателя движения муллы Омара, появилась большая опасность того, что многие талибы примкнут к «Исламскому государству». А это может привести к резкому росту числа боевиков ИГ в Афганистане и Пакистане. Кроме того, СМИ сообщали о том, что ИГ в Афганистане умело использует весьма важный аргумент — деньги. В частности, полевым командирам из числа талибов, перешедшим на сторону ИГ, платят по 500−600 долларов в месяц, рядовому составу — около 200 долларов. «Для них это деньги, учитывая экономические трудности и безработицу в Афганистане», — пояснил журналистам представитель ООН.

Также есть информация, что еще в феврале 2015 года боевики ИГ в Афганистане получали оружие, боеприпасы и деньги из Пакистана. А весной афганские силовики задержали в южных провинциях ИРА (Исламской Республике Афганистан) несколько фур, груженых новым стрелковым оружием (автоматы АК, пулеметы) и гранатометами, которые предназначались для отрядов ИГ.

Некоторые эксперты прогнозируют, что к началу 2016 года число боевиков «Исламского государства» в ИРА может увеличиться до 15−20 тысяч (!) человек. А с таким количеством джихадистов ИГ сможет планировать достаточно крупные операции, причем не только в Афганистане, но и в Центральной Азии.

Политолог Станислав Тарасов отмечает, что активизация ИГ совпадает с действиями «Талибан».

— Складывается впечатление, что осуществляется некая координация. Так, группировки ИГ активизировались в районе туркменской границы, усиливается проникновение в Среднюю Азию. А «Талибан» всё чаще атакует в Афганистане.

Эксперт Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров замечает, что как только боевики ИГ начали появляться в ИРА, то к ним сразу же стали присоединяться талибы.

— Причин было много. Но главная — «Талибан» для многих полевых командиров утратил свою былую привлекательность. Тем более что движение в определенный период терпело поражения. Впрочем, «Талибан» не спешит складывать оружие, более того, как мы видим, идет в наступление. В этой связи недавнее заявление их нового лидера Ахтара Мохаммада Мансура о том, что талибы не представляют угрозу странам Центральной Азии, оказалось просто политическим трюком.

Что касается дальнейших взаимоотношений талибов и ИГ, то они могут быть разными. Да, с одной стороны — они непримиримые соперники, но с другой — если ситуация для той и другой стороны ухудшится, то исключать возможность заключения временного союза между ними я бы не стал. А учитывая, что ИГ — проамериканская структура, а «Талибан» — пакистанская, то тут еще многое будет определяться отношениями между Вашингтоном и Исламабадом.

Замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин обращает внимание на тот факт, что ИГ и «Талибан» объявили друг другу джихад.

— А это только лишь подтверждает тот факт, что «халифат» в Афганистане имеет весьма неслабые позиции и забирает себе часть традиционного «электората» движения «Талибан».

С точки зрения противодействия исламистам ситуация следующая. Да, у них нет тяжелого вооружения — только автоматы Калашникова и ручные гранатометы, но, тем не менее, и стрелкового оружия им хватило, чтобы удержать нынешние позиции. Кроме того, тяжелым вооружением в горах особо-то и не повоюешь. Также следует учитывать, что нынешний натовский контингент, дислоцированный в Афганистане, на ситуацию повлиять не может, а правительственные войска подготовлены безобразно — сами американцы этого никогда не скрывали.

В северных провинциях действуют также и отряды «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ), с боевыми формированиями которого, к примеру, в 1999 году в южных районах не смогла справиться 16-тысячная киргизская армия, которую поддерживала российская и узбекская авиация. Учитывая, что лидер ИДУ Усман Гази еще в 2014 году заявил о присоединении своей организации к ИГ, какой позиции придерживается группировка в настоящее время?

— Ясно, что костяк ИДУ — под ИГ. Кстати, на мой взгляд, именно Узбекистан — самое взрывоопасное государство из всех стран Центральной Азии. Если там начнется гражданская война, то ситуация будет непредсказуемой.

«СП»: — Россия имеет в этом регионе 201-ю российскую военную базу, которая дислоцируется в Таджикистане. А в Киргизии в пригороде Бишкека располагается российская авиабаза Кант, которая является авиационным компонентом Коллективных сил быстрого развертывания ОДКБ — там дислоцируются вертолеты Ми-8МТВ, штурмовики Су-25, истребители Су-27, а также бомбардировщики Су-24М.

— Да, но если ситуация пойдет по сценарию серьезной дестабилизации Узбекистана, то эти силы не помогут. На мой взгляд, тогда первостепенной целью будет защита Казахстана.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров считает, что «Исламское государство» в Афганистане множится за счет того, что его представители перекупают уже существующие боеспособные отряды таких радикальных группировок, как «Талибан», «Исламское движение Узбекистана», «Союз Исламского Джихада» и т. д. Если раньше боевиков ИГ на территории ИРА было 300−400 человек, то сейчас — около восьми тысяч.

— Какие именно талибы взяли Кундуз — непонятно. После смерти муллы Омара «Талибан» расколот: часть движения признает нового лидера Ахтара Мохаммада Мансура, часть — не признает, другие уходят под черные знамена ИГ. Но одно можно утверждать точно — те талибы, которые взяли Кундуз, активно воют на севере Афганистана для ослабления позиций «северян», в том числе, лидеров бывшего антиталибского «Северного альянса». Поэтому, скорее всего, они выбивают своих противников из провинции Кундуз и Бадахшан, чтобы затем их совсем дожать.

Кстати, талибы ведут боевые действия и в других регионах Афганистана. В частности, в уезде Муса-Кала провинции Гильменд на юге страны и в уезде Карабаг восточной провинции Газни.

Вот такая ситуация складывается сейчас. А вообще «Талибан» и ИГ имеют между собой довольно серьезные противоречия. Даже в том плане, что талибы выступают за установление соответствующего режима правления только на территории Афганистана, не претендуя на другие соседние государства, в то время как ИГ наоборот — за распространение «халифата» везде и всюду.

— В Афганистане активно действует ИДУ. Известно, что с группировкой тесно работали спецслужбы США и Турции…

— ИДУ за свою историю уже несколько раз раскалывалось. Первый раз — когда американцы ввели войска в Афганистан. Сейчас снова произошло дробление — часть боевиков ИДУ под руководством Гази перешла на сторону ИГ. Что касается связей ИДУ с турецкой и американской разведками, то надо иметь в виду, что в Стамбуле сконцентрировано много, так сказать, представительств различных джихадистских организаций из Центральной Азии. И именно через них спецслужбы работают с боевыми отрядами.

— ИГ действительно может усилиться в Афганистане? Некоторые аналитики говорят, что к 2016 году их количество может достичь 15−20 тысяч человек.

— Те, кто прорабатывает операции исламистов, уже сейчас активно работают по двум направлениям — по Ливии и Афганистану. Так, сейчас вербовщики ИГ призывают джихадистов идти не в Ирак и Сирию, а именно в Ливию, потому что там для них более «благоприятная ситуация». Что касается Афганистана, то «Исламское государство» уже объявило, что часть страны входит в т.н. «вилаят Хорасан» (афгано-пакистанское отделение ИГ). Так что озвученные цифры вполне правдоподобны. Хотя по-прежнему главный центр ИГ — это Сирия и Ирак.

— На ваш взгляд, как будет дальше развиваться ситуация в Афганистане и на границах с постсоветскими странами?

— Гражданская война в Афганистане снова раскручивается. Причем, как я уже сказал, есть силы, которые выступают только против официального правительства страны и подразделений Североатлантического альянса, оставшихся там после вывода основных сил миссии НАТО. А есть те, которые ратуют за перенос боевых действий на территорию соседних государств. Думаю, что такой сценарий может быть осуществлен в 2016 году. И первым, на мой взгляд, будет Таджикистан. Там сейчас крайне сложная ситуация и сложилось много предпосылок для возникновения гражданской войны.

Вполне возможно, что через территорию Афганистана отряды боевиков, как это уже было не раз, будут просачиваться в киргизскую часть Ферганской долины, что тоже чревато (в Ферганской долине сходятся государственные границы Киргизии, Узбекистана и Таджикистана).

— Какие действия должна предпринимать Россия, чтобы не допустить дестабилизацию обстановки в приграничных государствах?

— Мы должны четко понимать, какую опасность представляет захват афганского Бадахшана, в котором, кстати, уже давно ряд уездов контролируют исламисты. Поэтому нам нужно грамотно распределить войска — важно передислоцировать два-три батальона из состава 201-ой российской военной базы в Таджикистане на памирское направление в Горный Бадахшан — с юридической точки зрения для этого препятствий нет. А также открыть консульство в столице Горно-Бадахшанской автономной области — Хороге, создать оперативное командование.

Повторю, этот район для нас самый опасный, тем более именно оттуда будут просачиваться боевики в Киргизию, которая, между прочим, стала членом ЕАЭС. Тренировки подразделений ОДКБ — это, конечно, хорошо, но в условиях, когда в мире идет настоящая война, таких мер, мягко говоря, недостаточно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  27.04.2017
Турецкие водолазы уже в первые часы после кораблекрушения могли «покопаться» в секретной начинке «Лимана», опасаются российские адмиралы. Российский корабль оснащен радиолокационной и гидроакустической системой, а также аппаратурой радиоразведки. Уже можно сделать выводы и о том, кто виноват в потере корабля российского Черноморского флота.
Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.