29.04.2016, 18:17
50 миллиардов «Газпрома» вылетели в трубу
50 миллиардов «Газпрома» вылетели в трубуМеждународная военная политика
«Северный поток-2» рискует повторить судьбу «Южного».

Руководство «Газпрома» впервые признало потерю части средств, вложенных в строительство трубопровода «Южный поток». Как следует из отчета компании по МСФО (международные стандарты финансовой отчетности) за 2015 год, объем списания средств составляет 56,4 миллиарда рублей. Связано списание с «существующими неопределенностями в отношении реализации проекта». В декабре 2014 года «Газпром» примерно за такую же сумму выкупил доли у своих международных партнеров по проекту. Эксперты не исключают, что в будущем потери по «Южному потоку» могут вырасти в несколько раз. Так, компания South Stream Transport B.V. (SST) заключила контракт на строительство газопровода по дну моря на четыре с лишним миллиарда евро. А один из подрядчиков, итальянская фирма Saipem, уже подала иск на 760 миллионов евро плюс проценты в качестве оплаты за уже произведенные работы и компенсации за расторжение контракта.

Напомним, что проект прокладки газопровода в Европу «Южный поток» окончательно был заморожен в конце 2014 года. Официальной причиной стала позиция Болгарии, с которой не удалось согласовать прокладку газопровода через ее территорию. Однако очевидно, что это был лишь формальный повод, и сами болгары были очень даже заинтересованы в проекте. Однако давление со стороны Брюсселя и Вашингтона, которые по политическим соображениям хотели бы уменьшить энергетическую зависимость Европы от российского газа, вынудило Софию сыграть роль самого несговорчивого партнера.

После приостановки проекта планировалось, что уже уложенные трубы (а это, как писали СМИ, около 240 км) будут использованы для альтернативного газопровода «Турецкий поток», который должен был по дну Черного моря соединить Россию и Турцию. Но после обострения отношений с Анкарой и этот проект был заморожен. В марте энынешнего года пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил, что о возобновлении «Южного потока» речи не идет. «Такого наименования проекта, как „Южный поток", не существует. Этот проект был свернут после того, как соответствующую позицию заняла Еврокомиссия», — заявил Песков.

Почти одновременно с обнародованием отчетности, представители «Газпрома» в ходе телефонной конференции со СМИ сообщили, что в компании надеются избежать подобных проблем с реализацией проекта «Северный поток-2». «Все идет по плану. Подписано соглашение акционеров. Все работы в рамках проекта ведутся в соответствии с регулятивными нормами и законодательством ЕС, что, мы надеемся, исключит те проблемы, которые были у проекта «Северный поток-1», — сказал представитель компании.

Однако загвоздка в том, что Еврокомиссия до сих пор не дала официального разрешения на строительство «Северного потока-2». Зато постановила, что Третьему энергопакету ЕС должна соответствовать не только сухопутная, но и морская часть трубопровода. Маршрут пройдет через территориальные воды России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии, а сухопутная часть только по России и Германии. 7 марта главы девяти европейских стран направили письмо главе Еврокомиссии Жану-Клоду Юнкеру, в котором выступили против реализации «Северного потока-2», так как он, якобы, угрожает европейской энергетической безопасности и газовому рынку. Власти Германии в ответ заявили, что трубопровод, напротив, упрочит безопасность Европы.

Еврокомиссия пока что не приняла окончательного решения, а работы по проекту, между тем, идут. В марте «Газпром» с партнерами уже заказал трубы для новой ветки. Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин не исключает, что «Северный поток-2» может повторить судьбу «Южного».

— Списание в 56 миллиардов рублей — это достаточно серьезные потери. Когда цены на газ достигали заоблачных высот, к этому можно было относиться по-другому. Но сейчас, когда каждая копейка на счету, это достаточно ощутимый урон. Достаточно сказать, что 56 миллиардов рублей — это примерно полторы инвестиционные программы «Газпрома» по газификации регионов России. А если приплюсовать сюда еще 4 миллиарда евро потенциальных потерь, всю программу газификации страны можно было бы выполнить досрочно.

Можно ли было как-то избежать этих потерь?

— Можно, если не начинать проект до того момента, когда он утвержден. У «Газпрома» есть характерная черта — он начинает тендерные процедуры, закупки и строительство еще до того, как произошло утверждение проекта, в данном случае, на уровне Евросоюза. Сейчас точно по такой же схеме развивается ситуация с «Северным потоком-2». Окончательного решения со стороны ЕС по нему нет, но «Газпром» уже вовсю строит инфраструктуру на территории России, чтобы она была готова к началу сооружения новой ветки «Северного потока». Если возникнут какие-то политические проблемы, мы снова получим финансовые потери. Но, очевидно, что это тот случай, когда процесс важнее результата.

Для чего «Газпром» начинает строительство заранее? Может, чтобы убедить западных партнеров, что проект будет реализован?

— Все гораздо проще. «Газпрому» нужно освоить инвестиционную программу. Если выделено определенное количество средств, их нужно потратить. Насколько эффективны эти инвестиции — вопрос для «Газпрома» проблемный. Очень часто компанию подвергают критике именно за это. Провал «Южного потока» — это лишь один пример таких неэффективных вложений. Причем 56 миллиарда рублей — это минимальные потери. Если подсчитать, сколько средств потратил «Газпром» на южный коридор для доведения газа до берега Черного моря, то там «закопана» еще не одна сотня миллиардов рублей. Понятно, что часть этой инфраструктуры будет использована на нужды российского юга. Да и в целом с политической точки зрения движение на Запад, Восток или в обход Украины верно. Но с экономической точки зрения оправданность этих инвестиций спорна.

Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин напротив, полагает, что такие потери — это неотъемлемый элемент газового бизнеса.

— Существуют проекты с высокими и с низкими рисками. К примеру, все понимают, что можно пойти на Ближний Восток и заработать там 30−40% прибыли на проектах в Ираке и тому подобных нестабильных странах. А можно вложиться где-нибудь в Норвегии в Северное море и получить прибыль в размере 10−15%. Компании делают соответствующий выбор. Либо идешь на выгодный, но рискованный проект и понимаешь, что в случае чего придется потерять все, или аккуратненько работаешь на низкодоходных проектах.

Это верно и в случае с «Газпромом». Вкладывать инвестиции в тот же «Южный поток» до того, как будут получены все согласования — это риск. Но с другой стороны, если бы этого не делали, была высокая вероятность того, что дело вообще не сдвинется с мертвой точки. Однако компания столкнулась с непредвиденными рисками в виде обострения политической ситуации. Возможно, если бы не было конфликта, связанного с Украиной, все прошло бы куда более гладко и благоприятно для «Газпрома».

Что касается потери 56 миллиардов, учитывая размер бизнеса компании — это не сверхбольшая сумма. При этом трубы, которые уже закуплены, не пропадут. Они лежат и ждут своего часа, когда будут использованы на других проектах. Точка в отношении сразу нескольких трубопроводных проектов в направлении Европы, где можно будет использовать и трубы, и инфраструктуру. Пока не поставлена. Ведутся определенные переговоры с компаниями, с которыми уже были заключены контракты по «Южному потоку». «Газпром» не теряет надежду на то, что не все вложения будут потеряны, какие-то смогут быть использованы позже. Основания для этого есть. Более того, учитывая, что уже были определенные затраты и закупки, будет проще реализовать другие проекты, так как есть задел.

Кстати, зарубежные компании точно так же списывают средства, причем списания бывают и более крупными. Мы знаем случаи, когда приходится не только закрывать проект, но и эвакуировать весь персонал, как было, например, в Ливии или Нигерии. Это специфика бизнеса. Если хочешь много заработать, иногда приходится идти на риск.

Но есть ли смысл начинать работы по «Северному потоку-2», учитывая то, как все сложилось с «Южным»?

— С «Северным потоком-2» ситуация проще. В «Южный поток» вкладывали масштабные инвестиции потому, что нужно было убедить инвесторов и участников проекта в том, что это не просто мечта, а то, что может стать реальностью. Поэтому стали изучать дно Черного моря, смотреть маршрут прокладки, работать над подводной инфраструктурой. Кстати, эта инфраструктура уже сейчас используется для других целей, в том числе для газоснабжения регионов России.

То есть был проделан определенный объем работ, чтобы показать, что проект реалистичен. С северным проектом ситуация другая. Изучение дна и все экспертизы были проведены еще на стадии строительства первой очереди газопровода. Тогда тоже была ситуация, когда пришлось проделать предварительную работу, прежде чем начали строить трубу. Чего только не говорилось — и что на дне множество бомб времен Второй мировой войны, и что все взорвется. К счастью, тогда все это закончилось нормальной реализацией проекта. Сейчас все эти предварительные стадии не нужны, всем понятно, что трубу можно построить.

То есть проблем быть не должно?

— Проблемы могут возникнуть только на этапе согласования. Поэтому «Газпром» сейчас спокойно занимается этим согласованием, на организацию переговоров тратятся небольшие суммы. Вполне можно дождаться, когда будут достигнуты договоренности, а потом начинать практическую часть. Более того, думаю, в «Газпроме» прекрасно изучили опыт «Южного потока» и не будут заключать контракт на прокладку труб, пока все на сто процентов не одобрено. Если и есть какие-то контракты, то скорее технические, без жестких обязательств со стороны «Газпрома». Естественно, все ошибки будут учтены.

«Южный поток» был заблокирован из-за того, что труба должна была проходить через десятки стран Европы. Все они должны были одобрить это, а затем разрешение должна была дать Еврокомиссия. А когда мы говорим о «Северном потоке-2», то на сухопутной территории есть только две страны — Россия и Германия. Согласование межправительственных договоров с целым списком стран уже не нужно. Кроме того, успешное строительство первой ветки должно настроить инвесторов на оптимистичный лад.

Конечно, есть определенные сложности, связанные с политическими факторами. Некоторые игроки на европейском рынке хотят этот проект блокировать, кто-то по политическим соображениям, кто-то по экономическим. Последние боятся, что через них перестанет идти транзит, и газ пойдет напрямую в Германию. В ЕС есть целый список внутренних вопросов, с которыми нужно разбираться. Понятно, что надо изучить и спрос на газ, чтобы труба не стояла пустой. Кстати, сейчас есть положительная динамика в работе первой и второй ниток «Северного потока» — наконец удалось выйти на высокий уровень загрузки трубопровода. Компания работает, учится адаптироваться к тем правилам, которые есть на рынке, и это хорошо.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).