09.04.2017, 11:30
200 «Томагавков» снесут и нашу базу Хмеймим, и Асада
200 «Томагавков» снесут и нашу базу Хмеймим, и АсадаМеждународная военная политика
Мир на все лады горячо обсуждает итоги ракетного удара ВМС США по сирийской авиабазе Шайрат. После того, как дым от взрывов нескольких десятков высокоточных ракет «Томагавк» рассеялся, стало возникать очень много любопытных вопросов. Прежде всего: что это было? Если американцы ставили цель наказать президента Башара Асада, то почему стреляли, допустим, не по его дворцу, а по провинциальному военному аэродрому?

Почему операция носила столь ограниченный характер: всего несколько десятков «Томагавков»? Ведь в последние десятилетия Соединенные Штаты любую войну начинают с многодневной воздушно-космической операции, в ходе которой разрушают не только военную, но и всю народно-хозяйственную и административную структуру противника. И лишь потом в дело вводятся наземные войска.

Почему результаты удара оказались столь ничтожны — сожжено всего шесть стареньких сирийских самолетов и убито несколько военных и местных жителей?

Куда теперь свернула война в Сирии? Ведь президент США, всю свою предвыборную кампанию построивший на том, что нет зла страшнее, чем мировой терроризм, с пятницы фактически оказался в одном окопе с ИГИЛ. Поскольку отдал приказ убить тех, кто многие годы сражается именно с этими бородатыми фанатиками. Он останется в этом окопе?

Наконец, чем на американскую агрессию ответит Асад? Так и будет покорно дожидаться такого же конца, который настиг Муаммара Каддафи и Саддама Хусейна или сумеет дать Трампу хоть какой-то бой? И как себя в новой ситуации поведет Россия? Ограничится громкими политическими заявлениями или решится сбивать над Сирией американские самолеты? Но тогда даже Карибский кризис может показаться миру невинным утренником в детском саду.

Ответы на эти вопросы мы искали с авторитетными военными экспертами. Вот диктофонные записи этих бесед.

Наш первый собеседник — бывший начальник зенитно-ракетных войск ВВС РФ генерал-лейтенант Александр Горьков:

— Александр Юрьевич, вас не удивляет беспомощность сирийской ПВО, которая создавалась с нашей помощью и всегда считалась одной из сильнейших на Ближнем Востоке? Что удар американских «Томагавков» с эсминцев в ночь на пятницу, что целый ряд налетов израильтян на свою страну сирийцы отразить не только не смогли, но, похоже, даже не пытались. Во-всяком случае, нападавшие серьезного урона не понесли. Почему?

— Для меня это тоже большой вопрос. Средств ПВО в этой стране действительно много, но о результатах их боевой работы ничего не известно. Предполагаю, что большинство систем просто давно выработали свой ресурс. К тому же наверняка потеряны специалисты, которые на них работали.

— Разбежались?

— Нет, просто ушли по возрасту. Новые расчеты из-за многолетней войны в Сирии давно никто толком не готовит. Говорю об этом с уверенностью потому, что такая подготовка наверняка проходила бы с нашим участием, поскольку оружие в этой стране, в основном, советского и российского производства. Но никто оттуда в Россию давно не приезжает. Помнится, последний раз сирийские расчеты системы ПВО С-200 побывали у нас на полигоне Телемба в Забайкалье где-то в году 2010-м. Постреляли, потренировались. С той поры — тишина.

Сейчас, видимо, понимая эти слабости сирийцев, мы поставили им намного более современное и эффективное оружие.

— Какое именно? Вы имеете в виду комплекс С-300, договор о котором с Дамаском был подписан несколько лет назад и вызвал очень нервную реакцию Израиля? Летом 2012 года, помнится, такую поставку мы отменили.

— Давайте просто промолчим о том, какие средства ПВО недавно отправлены в Сирию. Сами понимаете — там идет война.

— Но что бы мы ни поставляли Дамаску, это не отменяет ощущения полной беззащитности сирийского неба.

— У меня тоже такое ощущение.

— Тогда существует ли малейшая надежда, что сирийцы хотя бы в перспективе способны будут нанести серьезный урон американцам в воздухе?

— Не готов ответить. Вспомните, в 1982 году во время Ливанской войны ВВС Израиля нанесли серьезное поражение крупной группировке сирийской ПВО в долине Бекаа. Анализ показал, что к таким тяжелым последствиям привели, в частности, просчеты в организации централизованного управления средствами противовоздушной обороны при отражении массированных израильских авианалетов. Как с централизованным управлением системой ПВО сегодня в Сирии? Мне это неизвестно. Но, как видите, даже наличие самого современного вооружения еще не гарантия успеха в нашем деле.

Далее — слово члену-корреспонденту Российской академии ракетных и артиллерийских наук капитану 1 ранга Константину Сивкову, доктору военных наук.

— Константин Валентинович, ударом ВМС США по сирийской авиабазе Трамп ограничится? Или это только первое из целой цепочки событий, главной целью которых станет устранение Башара Асада? От власти или даже физическое?

— Будет ли продолжение — зависит исключительно от ответной реакции России и от нового баланса сил в американском истеблишменте. Но сначала давайте сделаем несколько выводов из удара по авиабазе Шайрат.

Первое: совершенно очевидно, что удар «Томагавками» с эсминцев был абсолютно не подготовлен. На самом деле крылатые ракеты «Томагавк» — очень приличное оружие. В нормальных условиях эффективность их боевого применения очень высока — 0,8−095. Что мы увидели в Шайрате? Боевая эффективность составила не более 0,35. Главные объекты авиабазы не поражены. Уцелела взлетно-посадочная полоса и склады боеприпасов. Уничтожено только шесть самолетов. То есть, результат ничтожен. Ущерб противника в три раза ниже, чем стоимость использованного оружия.

Более того. Часть ракет вообще не попала в цель, а навелась на соседний населенный пункт. Об этом говорят жертвы среди местного населения. Причем, эти граждане Сирии не могли быть даже служащими на аэродроме. Удар нанесен около четырех часов утра. Кто из гражданских лиц мог там работать в такое время?

Полагаю, все дело в том, что операция готовилась второпях. Она наверняка стала неожиданностью даже для командования 6-го флота ВМС США. У американских моряков не было времени на подготовку оружия. Ведь необходимо до старта ввести в ракеты полетное задание, электронный портрет местности и т. д. Судя по результатам, сделано это было кое-как. А все потому, уверен, что их страшно торопили из Вашингтона. Почему?

Полагаю, Трампу очень хотелось по полной использовать и закрепить эффект от применения неизвестно кем химического оружия в Сирии. Пока мир не разобрался, что там произошло на самом деле, и кто это оружие на самом деле применил.

Обратите внимание: на сей раз преступниками был использован обычный хлор. Он не является боевым отравляющим веществом, поэтому не стоит и никогда не стоял на вооружении сирийской армии. Зато в быту хлора полно, его всюду используют даже подготовке обычной питьевой воды. Таким образом, боевикам завладеть им — раз плюнуть. Неизбежно это стало бы доходить до мирового сообщества. Поспешный ракетный удар по авиабазе Шайрат должен был отвлечь внимание от этих нестыковок.

Что стоит за этим политическим решением американского президента? Или крайняя степень идиотизма или человек действовал крайне импульсивно, не заставляя себя особенно размышлять о последствиях.

Отсюда вывод, который возвращает нас к вашему вопросу: прогнозировать дальнейшие действия Трампа в Сирии трудно или даже невозможно. Остановить его может только четкая и последовательная реакция России.

Трампа можно заставить отступить. Но наш ответ должен быть решительным, четким и последовательным. Не пустые заявления, а только глубоко просчитанные реальные шаги. Первые из них уже сделаны. Москва предупредила, что отныне выходит из договоренностей о предотвращении инцидентов между нашими и американскими летчиками над Сирией. В переводе на русский язык это означает: впредь мы считаем себя вправе и будем сбивать любые летательные аппараты США над этой страной.

Второе — необходимо дать понять, что если этого недостаточно, то мы готовы применить против Соединенных Штатов ядерное оружие. Не обязательно говорить об этом в лоб. Можно выйти и из других международных договоров, которые развяжут России руки в этом отношении. Тогда задумается даже Трамп.

— Но это же конец света. Проще Трампа остановить нельзя? Скажем, может ли Асад своими силами нанести американцам такой урон, при котором они отступят? Ему-то точно терять нечего. Телевизионная картинка с Саддамом Хусейном с петлей на шее, накинутой американцами, наверняка перед глазами сирийского лидера.

— У Асада абсолютно нет таких возможностей.

— А без угрозы использования ядерного оружия ему и нам никак нельзя?

— Не получится. Сегодня американцы держат у Сирии два авианосца. Могут подогнать еще два. Вместе с Турцией, Саудовской Аравией и Израилем они соберут группировку примерно в пятьсот самолетов. Отразить их совместный удар не хватит сил ни у нашей авиабазы Хмеймим, ни у сирийской армии.

Для гарантированного разгрома российской авиабазы даже самолеты могут не понадобиться. США даже в цейтноте применили в Шайрате порядка 60 крылатых ракет. Ударить по Хмеймим 200 «Томагавками» они смогут легко. Отбить такой налет нам нечем. Поэтому останется единственный аргумент — ядерное оружие.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).