08.09.2014, 13:23
100 дней Порошенко
100 дней ПорошенкоМеждународная военная политика
Обычай выделять первые сто дней на посту главы государства — своеобразный "медовый месяц"- и оценивать этот период государственного служения вполне укоренен. Предполагается, что этот период по преимуществу подготовительный. Правитель входит в курс дел, формирует свою команду, и общее направление его инвеституры более или менее очерчивается. При этом, однако, в первые сто дней он, будучи уже правителем де-юре, считается еще не полностью удерживающим все державные бразды. Управление государством — это искусство, требующее некоторого минимального опыта, который в эти сто дней, по предположению, и приобретается.

Поэтому принято оценивать первые сто дней служения во главе государства с долей снисхождения. Судить правителя по всей строгости полагается в дальнейший период, а в этот — закрывать глаза на неизбежные от неопытности огрехи, если они, конечно, не носят фатального и вопиющего характера.

Этот обычай в наибольшей степени применим к относительно мирному и спокойному течению дел в государстве и вхождению в детали верховного управления. К служению П. А. Порошенко на посту президента Украины обычай вряд ли может быть вполне применен, поскольку он принял государственные дела не в полном порядке, скорее в полном беспорядке, что не давало ему возможности раскачки и постепенного приноравливания к управлению. Ситуация на Украине была, да и остается критической, и судить первые сто дней со снисхождением не получается. У пилота пикирующего самолета нет времени на спокойное овладевание штурвалом, а у наблюдающих за полетом — на спокойное и терпимое отношение к его ошибкам. Уж больно время поджимает.

Приход Порошенко к власти с чисто формальной точки зрения по проценту голосов был достаточно уверенным и убедительным. Он набрал в 1-м туре голосования 54,7%, тогда как ближайший соперник — Ю. В. Тимошенко — только 12,8%, т. е. Тимошенко, если сравнивать с российской арифметикой, выступила на уровне вечно второго Зюганова на последних российских выборах. Прочие еще меньше. Расклад голосов, как будто дело происходит при режиме довольно крепко управляемой демократии, а не при разгуле гайдамацкой вольницы.

Однако не все оттенки смысла умное число передает. По крайней мере не всегда. Уверенная победа и даже в несколько авторитарном стиле отнюдь не повлекла за собой столь же уверенное властвование. Более того, порфира Порошенко настолько подбита ветром, что возникает подозрение касательно того, почему на президентских выборах у него отсутствовали, кроме Ю. В. Тимошенко, которая всегда готова, мощные и властолюбивые соперники. Не исключено, что таковые в принципе имелись, но в нынешних обстоятельствах предпочли пропустить ход. "Пускай Порошенко сейчас возьмет на себя весь грязный и неподъемный труд по устроению украинской державы, если ему суждено сгореть на работе, мы заранее готовы мужественно перенести эту утрату, зато мы придем ему на смену во втором эшелоне уже не столь замаранные". Вполне возможно, что товарищи по борьбе за независимую Украину, твердо идущую европейским шляхом, рассматривали Порошенко, как первую ступень ракеты, которая быстро вырабатывает топливо, а затем отстреливается.

Ибо по состоянию дел на 7 июня, когда Порошенко принес президентскую присягу и вступил в должность, было крайне незавидным, даже если вынести за скобки войну в Донбассе.

С точки зрения пространственной власть президента на слишком большом количестве территорий оказывалась, скорее, номинальной, чем реальной. Даже за вычетом Крыма и Донбасса, потерянных, скорее всего, навсегда, оставался обширный домен герцога Коломойского, управляющего вполне самовластно и мало считающегося с номинальным главой государства. То, что Коломойский и его команда произносят крайне патриотические речи, этого самовластия никак не отменяет. Западные области, включающие гордую своим европеизмом Галицию, давно уже занимали ту позицию, что Галиции есть дело до всего происходящего в Киеве — в смысле в центральной власти, но Киеву не должно быть никакого дела до происходящего в Галиции. С "национальной революцией" февраля 2014 г. эта партикуляристская тенденция только возросла, и сильно возросла. Наконец, по всем областям Украины- таково естественное следствие революционного процесса — общая управляемость и законопослушание подданных сильно снижены. Утрата инстинкта повиновения — это процесс общий, не бывает такого, чтобы Януковичу не повиновались, а пришедшим к нему на смену повиновались с полной готовностью. 




С точки зрения хоть вертикали власти, хоть демократического разделения властей картина тоже нерадостная, ибо премьер Яценюк считает себя самовластным, разнообразные революционные выдвиженцы — тоже. Порошенко удалось избавиться от некоторых наиболее одиозных фигур типа секретаря СНБ и коменданта Майдана Парубия, но процесс консолидации власти в самом начале, и до минимального упорядочивания властных структур еще, как до Луны.

Это тоже непосредственное последствие революции — она всегда плодит большое количество комиссаров, от которых послереволюционный правитель с большим трудом избавляется, и не всегда деликатными средствами. Но киевская послереволюционная ситуация в этом отношении трудна вдвойне, поскольку фактические властные полномочия конкурентов связаны не только с тем, сколько их они успели захватить внутри страны, но и с тем, кто их патронирует за границей, в странах, поддерживающих демократический процесс. В ситуации, когда у Порошенко, допустим, один зарубежный патрон, он же куратор, у Яценюка — другой, у Наливайченко — третий etc., упорядочивание властного механизма представляет особо трудную проблему. Каждый вассал может апеллировать к своему сюзерену.

Сходным образом проблема внешнего управления крайне отягощает решение главной задачи, стоящей перед украинским президентом — что-то сделать с Донбассом. Очевидно, что нынешнее кровопролитие (его даже не назовешь вялотекущим) по большому счету не устраивает никого. Собственно, и мандат Порошенко предполагал, что новоизбранный президент как-то сумеет решить проблему юго-востока, ибо нынешнее массовое человекоубийство не есть решение.

И понятно, что даже при самых благих намерениях Порошенко (допустим, что они имеют место) выйти из нынешнего кровавого хаоса весьма непросто. Процесс зашел слишком далеко. Чтобы понять степень сложности задачи, вспомним, что президенту Франции де Голлю для выхода из тупика алжирской войны понадобилось четыре года. Он пришел к власти в мае 1958 г., а развод Алжира с Францией, причем совершенно неидеальный — его сомнительные последствия сказываются до сего дня — состоялся лишь в апреле 1962 г.

Это притом что де Голль был личностью исторического масштаба, спасшей честь Франции в 1940 г. и своим повторным возвращением к власти предотвратившей в 1958 г. сползание страны в хаос. Дважды спасший родину боевой генерал, пользовавшийся в то время высочайшим доверием французов, — это никак не шоколадный фабрикант Порошенко, но несколько более крупная фигура, причем, безусловно, самостоятельная в международном смысле. Человеку, посвятившему всю свою жизнь величию Франции, чиновники Госдепартамента США никак не были указ. И, однако же, ему потребовалось долгое маневрирование, ему довелось испытать покушение на его жизнь и попытку военного мятежа, а Франция испытала волну террористических атак противников замирения с Алжиром. В 1962 г. генерал говорил своим соратникам: "Я не мог действовать иначе. Когда я пришел в 1958 году, Алжир был уже потерян. Вы думаете, что мне это было приятно? Я страдал еще больше, чем вы".

Способен ли Порошенко на подобное решение и в смысле внутренней готовности, и в смысле практической возможности отпустить Донбасс и удержаться при этом у власти — большой вопрос. И в любом случае ответ на него займет много больше времени, чем сто дней.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.